1590

«Ноосфера»: как диплом может стать не просто «корочкой»

Лера Алфимова
Не так давно объединенный Самарский Университет вошел в число 110 лучших университетов  развивающихся стран в известном международном рейтинге QS University Rankings, и случилось это в том числе благодаря новому классному англоязычному сайту с подробным описанием всех программ, который сразу стал важным винтиком в механизме перемен.
Мы нашли виновников интернет-торжества — универ перешел на платформу «Ноосфера», за которой стоит одноименный самарско-лондонский проект. Основатель «Ноосферы» Рома Тарабрин приходит на интервью в черной футболке c надписью NIGHT: кажется, он действительно стартапер не в плохом смысле этого слова.

Дай немного предыстории: как ты вообще пришел в сферу образования и IT?

Семь лет назад я решил поступить в магистратуру в Англии, и чуть не умер, пока нашел нужную мне программу. Учеба довольно дорогая, времени тратится много — и нужно четко понимать, насколько мне пригодится это образование в будущем, я же хочу быть востребованным в своем профессии. И вот — проблема: университеты не дают полной информации на сайтах: какова длительность программы, что в нее входит, насколько эти знания актуальны на рынке труда? Даже в ведущих вузах многие из важных параметров как будто держатся в секрете (на самом деле нет, просто никто этим не занимался).
В общем, после окончания магистратуры я решил сделать ресурс «Ноосфера» для любого студента — чтобы каждый мог сделать осознанный, полностью проинформированный выбор.

В чем суть «Ноосферы»?

Платформа нужна как раз для того, чтобы объединить образование и рынок труда. Профессиональные требования к выпускникам вузов меняются с космической скоростью — навыки и знания, которые студенты получают в университете, через пять-шесть лет могут вообще не пригодиться работодателю. Мы задались амбициозной целью: сделать образование не просто «корочкой». Университеты должны знать, что нужно рынку труда, а работодатели, соответственно — оперативно предоставлять им такие данные, чтобы самостоятельно не доучивать молодого специалиста еще год или даже два после окончания вуза.

Мы говорим о проблеме всех выпускников: закончил универ, а твои знания никому не нужны, пошел на какие-нибудь курсы — и в итоге чуть ли не переквалифицировался.

Именно так. Например, только в российских вузах, можно сказать, совсем не учат на фронт-энд разработчиков, 3D-визуализаторов, медиаменеджеров — список можно продолжать до бесконечности. Все специалисты высокого класса — как правило, самоучки. И это не только наша проблема — по всему миру так. Печальную теорию подтверждают недавние исследования — например, в прошлом июле институт МакКинзи посчитал, что если профориентационные платформы будут работать как следует, 540 миллионов специалистов (!) по всему миру смогут найти работу, которая соответствует их навыкам и предпочтениям, либо меньше по времени пробудут в статусе безработных, а выбор профессии и образования в целом станет более осознанным.

Мы же сейчас не только о высшем образовании?

Высшее образование вообще нужно далеко не всем. Понимание этого, конечно, витает в воздухе, но люди по-прежнему идут в вузы и получают ненужные им компетенции, в то время как для некоторых профессий вполне хватает и среднего образования. Одна из функций «Ноосферы» — адекватно оценивать ситуацию и показывать в том числе нехватку специалистов со средним специальным образованием. Будущие работники, в свою очередь, видят, что их работодатель не требует пятилетнего погружения в какую-нибудь образовательную программу.

Расскажи чуть подробнее о платформах по профориентации, подобных «Ноосфере»: кто ваши конкуренты и чем вы отличаетесь от них?

Конкурентов очень много — от LinkedIn и Monster до Indeed и Payscale, однако суть этих платформ — в сводной информации о компетенциях человека и зарплате, на которую он может с таким набором претендовать. Мы же уверены, что сюда нужно подключать и рынок образования, только тогда система будет эффективна для всех трех сторон: специалиста, вуза и работодателя.

Окей, а как это реализуется на практике?

Для работодателя мы предлагаем систему учета кадров, для университетов — автоматизацию всех образовательных процессов в режиме онлайн, а для специалистов — автоматически обновляемый профессиональный профиль. Образно говоря, будущий работник приходит в «магазин компетенций» — вуз, покупает нужные навыки и продает их работодателю.
Самарский университет скакнул в рейтинге QS в том числе благодаря вашему проекту. Что вы сделали для вуза и в каком формате вы вообще работаете с университетами?
Для самарского университета мы проделали огромную работу: собрали каталог всех учебных программ, детализировали их до такой степени, что информации по каждой программе стало в 25 раз больше, в каждом разделе появились данные о стоимости, датах, учебных планах и других важных деталях. Кроме того, мы перевели все это на английский язык — теперь университету есть что показать зарубежным партнерам и куда проще работать с ними. В общем, мы хотим перевести все университеты на новую модель, к так называемому третьему поколению: это означает мощное онлайн-присутствие, интеграцию в международную научную среду, сверхскоростную реакцию на события мирового рынка труда.

Образование, в первую очередь, должно стать бизнесом и конвейером

С остальными университетами мы пока просто контактируем — в России это все университеты-участники программы 5-100, из американских — Cornell University и Duke University, из известных английских — их порядка двадцати — The University of Exeter и University of Greenwich.

Какая у вас глобальная цель, каким ты видишь идеальное сочетание «человек-вуз-работодатель»?

Мне кажется, что образование, в первую очередь, должно стать бизнесом и конвейером — неважно, гений ты или нет, ты попадаешь в вуз, проходишь систему четкого контроля качества на всех этапах, выходишь специалистом, реально нужным на рынке труда. Такого выпускника не нужно доучивать годами, он уже готов к работе прямо сейчас. Образование должно стать более управляемым и гибким.

А в России вообще возможно, чтобы образование стало более гибким?

Это уже происходит, меняются обр стандарты, они увеличивают вариативную часть программы. Раньше 100% программы прописывало государство, в том числе, и все предметы — от и до. Сейчас, например, всего 60% за государством, а 40% вузы вправе писать сами. Что касается таких научно-исследовательских университетов, как наш самарский объединенный, то они вообще всю программу могут создавать с нуля. Короче, при всех минусах отечественной системы, она все же становится более настраиваемой, релевантной — и скоро эта система как минимум позволит получать компетенции, соответствующие реалиям рынка труда.