1700

Борода Диджитал: как самарские сеошники борются со стереотипами

Текст: Любовь Саранина Фото: Денис Сарбаев

Интернет-маркетологи и пиарщики растиражировали в сети ссылку на сайт агентства «Борода», где собраны все расхожие мнения об агентском бизнесе. Мы поговорили с создателями сайта-мема — ребятами из digital-агентства Original Works, которое оказалось лучшим SEO-агентством города по результатам исследования Рейтинга Рунета в 2016 году. Спросили, кто они и зачем объявили войну стереотипам.

Александр Зайцев, руководитель отдела PR и маркетинга

От нас часто ждут подвоха

Моя вотчина — паблисити, работаю над репутацией агентства и его известностью.

Сайт «Борода» — моя идея. В нашей сфере стереотипы реально мешают работать, и каждый из нас борется с ними, как может. Кто-то косячит со своими клиентами, потом эти клиенты переходят к нам с искаженным представлением о продвижении или интернет-маркетинге в целом. Благодаря таким товарищам, сколько бы мы ни пахали, в глазах широкой общественности остаемся какими-то бородачами с модемами. И нас уже встречают даже не по одежке — смотрят на нас и ожидают подвоха, как с прошлыми подрядчиками.

Поэтому «Бороду» и придумали, чтобы высмеять все стереотипы и показать через гротеск, что работать нужно с адекватными компаниями. Делали ее в свободное от клиентских проектов время. Если честно, сами не ожидали, что он так разойдется — уже в первый день после запуска окупили трудозатраты и вышли в прибыль за счет входящих заявок.

Я, например, музыкант, — сколько себя помню, одержим музыкой. Играю мрачный прогрессивный металл в группе Abstract Deviation. И как это ни странно, опыт с группой помогает в работе. Механизмы везде схожи, особенно что касается вирусного посева.

Конечно, далеко не все клиенты понимают, что мы делаем, где сфера влияния и какие результаты — наша заслуга. Поэтому образовываем: по возможности участвуем в мероприятиях для широкой аудитории, публикуем статьи на достаточно крупных ресурсах вроде VC.ru, ведем собственный блог. Моя недавняя гордость — материал о механизмах работы в кризис в федеральном печатном издании с общим тиражом в 114 000 экземпляров. Причем для нас это было бесплатно, чисто за счет полезного контента.

Но все равно до сих пор сталкиваемся со стереотипами в духе, что SEO-оптимизатор только и делает, что просто целый день вбивает название компании клиента в «Гугле». Еще недавно потенциальный клиент задал вопрос одному из менеджеров во время холодного звонка: «А вы вообще нужны? Может, я лучше „Яндексу“ заплачу, чтобы он меня на первой странице показывал?». Да, можно заплатить за контекстную рекламу на первой странице, но это совершенно другая тема. И с этим мы тоже можем помочь, но нельзя заплатить «Яндексу», чтобы он поставил сайт на первое место в органической выдаче, это так не работает.

Максим Рачейский, старший менеджер отдела продаж

Стереотипы чаще всего слышу от клиентов, которые прежде попадали в неприглядные ситуации с низкосортными подрядчиками. Они приходят и говорят: «SEO не работает». Во многом виной этому сайты-поделки, или, как мы их называем, «говносайты». Такие сайты практически невозможно выдвинуть в топ, и мы вынуждены их переделывать. Или вот еще хуже история: в связи с кризисом увеличилось количество «прощальных подарков»: разработчики сайтов не отдают доступы клиентам, оставляют лазейки и в качестве мести выкладывают туда, например, порно. Заказчик приходит с такой бедой и просто не понимает, что происходит.

Некоторые считают, что лучше иметь оптимизатора «под рукой» — в штате. Но нужно понимать, что он не может перекрыть обязанности пяти разных специалистов, которые работают над проектом в компании.

Моя непосредственная задача — найти потенциальных клиентов и подобрать для них продукт, который подходит им в текущей ситуации — поисковое продвижение, контекстную рекламу. Мы как врачи: ищем проблемы у компании, которая видит интернет одним из направлений развития, и стараемся им помочь. Инструментов много, не все понимают, какими пользоваться и какая отдача будет от каждого из них.

У меня два образования — юридическое и педагогическое, и две работы — я занимаюсь баскетболом, сам играл 11 лет и теперь тренирую детей. Хожу в соседнюю 29 школу и прививаю любовь к спорту маленьким детям. По своему опыту знаю, что баскетбол развивает личностные качества, очень полезные в будущем для человека — большая активность, позитив, умение добиваться целей. Этот спорт комплексно развивает весь твой организм — закаляет и, главное, формирует характер.

Этим баскетбол и помог мне изначально. Если брать показатели работы, то по некоторым из них, я, возможно, превосхожу своих коллег только из-за того, что я привык быть активным — в течение рабочего дня не могу расслабиться и просто посидеть. Силы же бьют ключом.

Сергей Клёнкин, директор компании Original Works

Мы нередко замечаем, что в массовом сознании услуга SEO «опошлена»: каждый школьник утверждает, что может сделать и продвинуть сайт. Они действительно делают и продвигают, а мы потом разгребаем. Предложений на рынке море, и клиенты в 90% случаев попадают либо на таких ребят, либо на слепой конвейер без погружения в бизнес клиента. В итоге получают низкокачественный и неэффективный сервис, а за SEO волочится ореол эфемерной услуги, чью эффективность не отследить. Хотя на самом деле, можно легко увидеть, сколько денег приносит каждый вложенный в рекламу рубль. Это простейшая настройка в системах аналитики.

Мы приводим покупателей на сайты наших клиентов. Не пляшем с бубном, не носим ожерелья из процессоров и не делаем подношений к алтарю из старого системного блока.

Нормальные клиенты хотят понимать, что нужно сделать, чтобы скинуть со склада неликвид или сгладить сезонную просадку

Все прозрачнее. Например, чтобы сайт был на верхних строчках выдачи поисковых систем и получал трафик из «Яндекса» и Google, он должен соответствовать некоему «идеальному» образу, причем разному для каждого отдельного запроса:

— На нем не должно быть технических ошибок;

— Сайт должен быть «для людей» — поисковые системы давно уже научились это понимать. Сейчас вовсю учитывается поведение пользователя на сайте;

— Страницы должны содержать хороший контент, выдавать корректную и как можно более полную информацию для пользователя;

— Внешние факторы — ссылки на сайт или необходимые тексты должны быть в допустимом коридоре. Мало — плохо, так как сайт будет ранжироваться ниже других, много — тоже ничего хорошего, на сайт могут наложить санкции или вообще забанить.

Кроме того, у каждой поисковой системы есть свои особенности. Наша работа «простая» — найти косяки, исправить, а все остальное сделать лучше, чем у конкурентов. Тогда мы в топе.

В массовом сознании услуга SEO «опошлена»

Помимо продвижения, мы делаем сайты и запускаем рекламные кампании в интернете, занимаемся аналитикой, при необходимости даем медийную рекламу. Занимаемся всем, что связано с сайтом: восстанавливаем пароли, решаем проблемы с хостерами и вирусами, проводим всяческие аудиты, в том числе и юридические. Последнее направление уникально: даже usability-аудиты в Самаре все делают только по необходимости, а юридическую проверку — не проводит вообще никто.

Людям неинтересно копаться в том, чем они не пользуются в жизни

Нам нравится работать с продвинутыми клиентами, которые звонят и интересуются, почему в марте они заработали N, в апреле X, а в мае N и Х вместе взятые. Они хотят понимать, как интернет влияет на продажи, что нужно сделать, чтобы скинуть со склада неликвид или сгладить сезонную просадку бизнеса. Это правильный подход.

Но есть и другой пласт заказчиков, которые не относятся к продвижению как к бизнесу — наверное, это ментальная проблема. Они вкладывают деньги в интернет по принципу «есть некая сумма, которую не жалко потерять». Это либо бизнесмены старой формации, которые еще не выходили в интернет, либо те, кто обжегся и получил негативный опыт.

Ольга Потаева, программист

Я занимаюсь разработкой: к примеру, сейчас делаю сайт известному производителю бутилированной воды в регионе. Как девушка-программист периодически сталкиваюсь со стереотипами о профессии. Например, что девушек—технарей просто не существует — они либо плохие специалисты, либо употребить слово «девушка» язык не поворачивается. Пару раз получала в свой адрес шутки в стиле «Где твоя борода?», так как несмотря на то, что в сфере работает огромное количество самой разношерстной публики, многие продолжают воспринимать программиста, как замкнутое небритое патлатое существо. Бывает и наоборот: меня как-то хантили в одну компанию с фразой «хотим девочку в команду». Очевидно, что, если бы дело дошло до собеседования, хоть речь шла бы о скилле в первую очередь, но заинтересовались мной именно из-за пола. Мне это предложение не интересно. На моей сегодняшней работе я никакого неудобства на эту тему не испытываю — у меня суперадекватные коллеги и руководство.

Пару раз получала в свой адрес шутки в стиле «Где твоя борода?»

В Original Works я почти с основания компании — пришла десятым по счету человеком целую вечность назад и меня взяли без опыта работы. Сейчас нас 45. По образованию я, кстати, преподаватель философии. После окончания университета пошла было в аспирантуру, но быстро поняла, что провожу время интересно, но впустую, плюс защита диссертации уже тогда стоила неиллюзорных денег. Решила начать с простого и востребованного на тот момент — с верстки. Мой молодой человек уже тогда работал в IT. Он дал мне макет, открыл сайт-самоучитель, сказал: «Сиди, верстай» и ушел на работу. Вечером пришел и сказал: «Твой код — говно». Но с реальными задачами пришло понимание, как надо делать.

У нас в компании много увлеченных самыми неожиданными вещами людей. Мое основное (но не единственное) хобби — шитье корсетов и прочая историческая реконструкция одежды. На эту тему есть смешная история, как ребята случайно поставили мою фотографию в корсете и чулках на десктоп компьютера в переговорке. А на утро следующего понедельника там проходила встреча и ее увидели и директор, и клиенты. Встреча, вроде как, прошла неплохо.

Роман Осипов, SEO-оптимизатор

Я тот самый человек, который продвигает сайты клиентов в топ. Делаю я это так: прихожу утром, смотрю текущие позиции сайта, анализирую все показатели — это не быстро, затем передаю рекомендации по текущим правкам и корректировкам для сайта в технический отдел.

Раньше SEO было проще: оптимизатор заходил в админку сайта и неистово писал везде, где можно, «дом в деревне купить», «купить дом в деревне, дешево». И это работало! Потом «Яндекс» начал плавно давить таких умельцев и стремиться к тому, чтобы выдача была все же качественной. Каждый год специалисты изобретают для этого новые механизмы. Сегодня ситуация такова, что сайт нельзя выдвинуть только текстами, ссылками или черными способами типа спама и бесконтрольной закупки ссылок. У «Яндекса» есть некая модель идеального сайта и дикое количество факторов, по которым сайт выходит на первое место. Моя задача выяснить, какой фактор в каждом конкретном случае влияет на продвижение. По образованию я математик, а в этом плане SEO-оптимизация очень близка к математике.

Мои знакомые понимают, что я продвигаю сайт в топ, и все. Пытался как то раз объяснить другу, как это происходит. Он быстро слился: лучше посижу, говорит, помолчу. Людям просто неинтересно копаться в том, чем они не воспользуются в жизни — вы же не стремитесь узнать, как работают черные дыры. Но может прийти время, когда это понадобится. Тогда-то я вам и пригожусь.

Ольга Азарова, руководитель отдела развития интернет-проектов

Реальность такова, что не достаточно вывести сайт в «Топ 10» и привлечь к нему трафик. Есть понятие конвертируемости трафика: люди должны совершать на сайте определенные действия — отправлять заявки, совершать покупки. Основная задача любого коммерческого сайта — продажи, обращения заинтересованных пользователей. И здесь нам на помощь приходит понятие юзабилити — удобство пользования сайтом. Придя на сайт клиента, пользователь должен понять: здесь легко найти нужный товар, понятны условия доставки.

Большая часть моего отдела — девушки, но многие называют нас «компьютерщики»

Современный удобный сайт — это значительная работа. Но, к сожалению, SEO существует много лет, а заказчики продолжают думать, что достаточно заплатить деньги за продвижение и сайт появится в топе и начнет приносить деньги. Если мы говорим о поисковом продвижении в регионах, то результат будет в лучшем случае через четыре месяца. В Москве — через полгода и более. Многие заказчики требуют еженедельный отчет, чтобы посмотреть на нашу работу; ведь логично предположить, что, если они отдали нам сайт, то мы каждый день проводим с ним какие-то манипуляции. В действительности, мы распределяем все действия на месяц, и раз в неделю вносим большой пласт правок, чтобы видеть результаты работы в время очередных апдейтов (изменения выдачи) «Яндекса».

Большая часть моего отдела — девушки, но многие называют нас «компьютерщики». На самом деле, мы не очень-то и разбираемся в коде. Мы даже винду переустановить самостоятельно не сможем. Когда я говорю об этом друзьям, они сильно удивляются. На самом деле, у каждой из нас довольно узкая специализация — мы интернет-маркетологи, в некоторых случаях психологи, личные помощники. Наша задача — развитие сайтов заказчиков. Мы координируем работу. Скажу больше: дизайнеры, работающие в нашей компании, не всегда понимают, чем занимаемся мы, а чем — SEO-специалисты. Даже для них мы бойцы невидимого фронта.

Андрей Касимов, руководитель технического отдела

Всё больше заказчиков начинает формировать задачу с четкой постановки целей. Но оценивая те или иные решения, не все до конца понимают масштаб доработок. Кто-то считает, что мы можем сделать вообще все, а те задачи, которые ставят заказчики — очень простые. К примеру, говорят «Добавьте кнопку». Мало кто думает, что под этой кнопкой куча функционала, который надо разработать.

Бесспорно, специалистам нашего отдела наиболее интересны полноценные (не шаблонные) проекты разработки сайтов. Тут сроки строго регламентированы, требования систематизированы, и возможность использовать современные инструменты выше.

Однако, мы ценим разработчиков за умение оперативно и компетентно решать не только сложные вопросы, но и относительно простые и в то же время важные задачи. Очень часто от реализации тех или иных правок на сайтах зависит многое. Например, когда нужно оперативно настроить отслеживание целей для корректной оценки рекламной кампании, которая вот-вот запустится, или внести правки по поисковой оптимизации, где каждый день на счету. Скорость решения таких задач напрямую зависит от компетенции специалистов и имеет большое значение для компании.

Специалистов всегда не хватает, мы постоянно растём и увеличиваем штат (в настоящий момент снова ищем Web-разработчиков), нам некогда скучать — задач много и скорее скучают они без нас, чем мы без них.