3881

Личный опыт: я учусь на стюарда для ЧМ-2018

Ксения Сальникова

О наборе стюардов на стадион «Самара Арена» не знал только ленивый — об этом, кажется, написали все региональные СМИ. Людям обещали зарплату до 2500 рублей за один день работы и возможность побывать на стадионе во время Чемпионата. Желающих оказалось так много, что даже пришлось продлить набор, чтобы успеть выслушать на собеседовании каждого. Мы встретились с Юлией Адгизаловой — студенткой СГЭУ и одним из будущих стюардов ЧМ-2018, чтобы понять, зачем идти работать на стадион без шансов посмотреть матчи и почему стюард — это не просто подработка, а настоящий груз ответственности на плечах.

Юлия Адгизалова

Студентка СГЭУ, учится на стюарда ЧМ-2018

В обязанности стюарда входит сохранение общественного порядка на стадионе, контроль доступа в особые зоны, изъятие запрещенных плакатов и баннеров, помощь в рассадке болельщиков и содействие маломобильным гражданам в доступе на стадион. Так что, с одной стороны, это возможность обеспечить безопасность людей, а с другой, — шанс войти в историю. Я сама спортсменка — надеюсь в скором времени стать кандидатом в мастера спорта по тяжелой атлетике, — поэтому не могла упустить возможность поучаствовать в таком масштабном спортивном мероприятии, как Чемпионат Мира.

Сначала я хотела стать волонтером, но не прошла из-за языка: там обязательное требование — владеть английским, а я говорю по-немецки. Что касается работы стюардом, тут подходит любой иностранный язык. Вообще, никаких высоких требований к кандидату не предъявляют — главное, быть совершеннолетним, гражданином РФ и уметь показать себя с лучшей стороны.

О наборе я узнала случайно — увидела рекламное объявление в ленте вконтакте. Сначала просто посмотрела, скинула друзьям и своему парню, и только несколько дней спустя решила сама зарегистрироваться на собеседование. До него я даже не задумывалась о том, сколько будут платить и будут ли, — узнала о финансовой стороне вопроса из договора, с которым в обязательном порядке нужно ознакомиться перед разговором с нанимателем. Платить обещают по 200 рублей в час, шесть матчевых дней мы будем работать по 12 часов. Прописаны и штрафы: один предусмотрен для ситуации, если не сдашь экзамен после обучения, второй — если не выйдешь на работу. Суммы серьезные — порядка 20000 рублей, — но с моей точки зрения, они оправданы: если ты соглашаешься на обучение и работу, ты должен понимать, что люди на тебя рассчитывают.

К собеседованию я подготовилась серьезно: взяла целую папку грамот и дипломов. В итоге они мне не пригодилась, как и весь мой волонтерский опыт. Рекрутеры спрашивали, как бы я действовала в экстренных ситуациях, как справлялась бы с паникой, выясняли наличие лидерских качеств. Им был нужен человек, который здраво мыслит и понимает, что происходит вокруг.

Многие считают, что в стюарды берут только мужчин, но это не так. В нашей учебной группе девчонок тоже хватает.

Сейчас мне осталось только пройти стажировку на официальном матче «Крыльев». Обучение прошло легко и не нагружало абсолютно: было интересно, нас вовлекали в процесс, организовывали игры и тренинги по темам занятий. В субботу и воскресенье читали лекции: теоретический блок очень большой, каждый длился часов по десять. Потом в будни проводили практику. На все ушло пять дней.

Сначала давали правовые основы — все постановления, законодательные акты, которыми регулируется деятельность стюардов, объясняли права и обязанности зрителей. Потом началось самое увлекательное — первая помощь. Все подробно объяснили, каждый стюард отработал механизм действий в каждой из экстренных ситуаций, вплоть до самых нестандартных вроде «беременная женщина подавилась». Нас готовят, чтобы мы не терялись при любом развитии событий, — готовят к худшему.

Практика проходила на стадионе. Мы полностью изучили «Металлург», выяснили, где и как должны стоять стюарды — в проходах на трибунах лицом к зрителю, — потренировались осматривать людей, узнали, что делать, если зрители отказываются от осмотра. Стюард просит человека расстегнуть куртку, повернуться, открыть рюкзак или сумку, и если что-то кажется подозрительным, отправляет его на досмотр к полицейским. К тех, кто отказывается от этой процедуры только два пути — в полицейскую палатку или на выход.

За людьми нужно смотреть, и смотреть хорошо. Нам рассказывали, куда люди прячут запрещенные предметы — в капюшоны, в носки, в декольте и прочие секретные места. На практике каждый из нас попробовал осмотреть кого-то другого из группы, потом мы отрабатывали свои ошибки — чаще всего, например, забывали проверить капюшон. Если стюард на осмотре что-то проворонит, кому-то другому придется это разруливать, и проблема может принести гораздо больше неудобств, чем выписанный штраф.

Нас очень серьезно готовят к возможности террористического акта. Учат наблюдать за поведением: избегает ли человек полиции, нормально ли ведет себя на осмотре. Это не так легко — увидеть в человеке террориста, но когда знаешь реальные признаки, становится проще: обращаешь внимание, не сжимает ли человек кулаки, пытаясь что-то спрятать, не просматриваются ли какие-то «подозрительные» провода под одеждой.

Вообще, на футбольные матчи я ходила всего пару раз — как раз на «Металлург». На одном из матчей какие-то мужики с нами рядом пили из грелок что-то крепкое — то ли водку, то ли коньяк, то ли всё сразу. Я понимаю, что мне придется пресекать любые проявления неадекватного поведения, и не боюсь этого: теперь я знаю, что люди могут делать, откуда и что будут доставать, занятия с психологом научили, как выявить в толпе «проблемного» болельщика и как с ним общаться. Было бы страшно — я бы дома сидела.

Главное, что нужно усвоить: нельзя отвечать агрессией на агрессию, потому что это породит еще большую агрессию, и тогда скандала не избежать. Ты должен спокойно подойти к человеку, представиться, спросить, в чем проблема (не наезжать, а именно спросить), сделать предупреждение. Если человек его проигнорирует — нужно позвать супервайзера, и с неадекватом будут разбираться другие органы.

На «Самара Арене» я еще не была. Сейчас мы проходим обучение от РФС, потом еще будет обучение от ФИФА — вот там уже точно нас познакомят со стадионом. Я уверена, что его достроят, и все будет хорошо. Вообще, что бы там ни говорили, ЧМ — это круто: сделали Московское шоссе, благоустроили город, деревья посадили. Тот же стадион останется для других мероприятий. Для Самары это хорошее событие, потому что благодаря ему она развивается.

На обучении я встретила очень много знакомых — все, кому я скинула новость о наборе, тоже записались. Никто из родственников и знакомых не отреагировал на мое решение плохо, — наоборот, мои родители даже задумались: «Может, и нам пойти?».