3312

Я работаю на набережной: 4 истории

Текст: Ксения Якурнова Фото: Ксения Корнилова

Найти рабочее место с видом на Волгу и каждый вечер любоваться закатами — мечта многих самарцев. Отыскали четырех жителей города, которые работают на набе, и узнали, сколько они получают в месяц, стесняются ли прохожих, за что любят свою работу, а за что нет.

Андрей Ларьков, 35 лет

Музыкант

Моя основная должность — заместитель начальника автошколы «ПОУ ДОСААФ России» в городе Похвистнево. В Самару я приезжаю каждые выходные, а также по праздникам и отпускам. У меня здесь родственники, так что получается совместить приятное с полезным: увидеться с семьей и немного подзаработать. Я играю на свадьбах и корпоративах, зимой выступаю в баре «Росомаха», а каждое лето выбираюсь на набережную.

Игра на гитаре — мое хобби с детства. В сельской школе, где я учился, никакой музыкалки не было, но в седьмом классе я записался в музыкальный кружок. Преподавательница учила нас играть на гитаре и петь. Я быстро освоил аккорды, а с вокалом всегда была беда: петь любил, но не очень получалось. С опытом я стал увереннее в своих способностях, и тогда решил: «Пора выходить в свет».

Сначала играл для прохожих на Ленинградской, но там музыкантов много, людей ничем не удивишь. Решил перейти на набережную — тут совсем другая атмосфера: народ отзывчивый, люди останавливаются, слушают музыку, денег подкидывают. Я просто встаю с гитарой и начинаю играть. Люди подходят, поют, танцуют. Это самые лучшие моменты в моей подработке.

Не каждый музыкант может вот так петь на набережной и собирать деньги — для этого нужно обязательно получить разрешение у администрации набережной и оплатить место. Контора находится рядом с площадью Революции. Все, что необходимо, — паспортные данные и 4000 рублей за месяц. Я видел пару раз, как полиция выгоняла музыкантов, у которых не было нужных документов, но сам в такие случаи не попадал, потому что вовремя оформляюсь. Охрана набережной подходит, просят показать разрешение, я показываю — никаких проблем не возникает. В летнее время играть можно хоть всю ночь, если не очень громко, а в период Чемпионата вообще нет никаких ограничений. Сотрудники органов проходят мимо, будто нас тут и нет.

Моя площадка находится на Безымянном спуске. Каждые выходные я приезжаю сюда к шести-семи часам вечера. К этому времени все заканчивают свои дела и едут гулять. Иногда и по будням удается выбраться, но это только в время отпуска. По праздникам начинаю играть уже с обеда, в самый разгар веселья. Уезжаю чаще после часа ночи — раньше люди просто не отпускают меня домой, хотят еще петь и слушать музыку.

Много заработать не получается — только около 1000 рублей в день, но я пою не ради прибыли, а ради удовольствия, новых знакомств и приятных отзывов. Люди могут даже ничего не говорить, а просто простоять несколько часов — это и есть самые приятные отклики на мою работу.

Публика у меня разная. Бывают и нетрезвые, которые лезут к микрофону и просят что-нибудь спеть. Однажды ко мне подошел очень пьяный мужчина и попросил гитару. Я никогда не отказываю людям. На мое удивление он начал здорово играть и еще забавно пританцовывать. Я был удивлен! А один раз мужчина отдал мне пять тысяч. Он подошел со слезами на глазах и протянул купюру. Я не мог спросить, чем его зацепила моя игра — может, песня напомнила про грустный период в жизни. Даже не помню, что это была за композиция.

Я часто вижу знакомых людей даже с Похвистнево. Многие удивляются, что я вообще умею играть, другие просто рады встрече. Несколько раз я встречал своего начальника из автошколы. Он пожимал мне руку и заказывал песни своей молодости: «А ты опять сегодня не пришла», «А на том берегу». Иногда на работе меня просили выступить на концертах. В общем, проблем из-за подработки не было.

Самое неприятное для меня в моем хобби — это петь по кругу одни и те же песни, но приходится бороться со своими желаниями. Главное — даже такие заказы исполнять с удовольствием, ведь играю я для людей.

К концу рабочей недели я уже не могу дождаться, когда поеду играть. Особенно волшебно на набережной по вечерам: фонари, люди собираются парочками и начинают танцевать до рассвета. Пробивает каждый раз до мурашек! Люблю исполнять в такие моменты песни групп «Сплин», «Би-2» и «КИШ». Молодежь очень любит «Руки Вверх», футбольные фанаты часто заказывают «Знаешь ли ты». У нас получается настоящая дискотека.

Я очень люблю петь детские песни и собирать вокруг себя ребятишек. Они так смешно танцуют, подкидывают монетки, которые им дают родители, подпевают. Взрослых это притягивает: они подходят посмотреть на эти представления и тоже увлекаются моей игрой на гитаре и пением.

Закаты, рассветы, Волга — я от этого получаю положительную энергию. Вот только сейчас на набережной поставили много торговых точек и продавцы часто жалуются на громкую музыку, а девочки с тиров не могут меня перекричать, зазывая прохожих. Однако мы всегда находим компромиссы: я убавляю звук или направляю колонки в другую сторону. С другими музыкантами на набе мы не пересекаемся, не мешаем друг другу получать деньги.

В начале июня на набережной проходил «ВолгаФест» — там я заработал, как и в обычные дни: люди приходили на набережную пофотографироваться, погулять, отовсюду играла музыка, так что на меня почти не обращали внимания. А вот в праздники народ гуляет до утра, слушает песни, подкидывает деньги — заработать получается в два раза больше, чем в будни.

Анастасия Зайцева, 19 лет

Работник зеркального лабиринта

Я учусь в Самарском торгово-экономическом колледже, и сперва подрабатывала консультантом в магазине материалов для наращивания ногтей и ресниц. Ближе к лету я поняла, что не смогу просидеть еще три месяца в закрытом помещении, и решила устроиться на набережную, поближе к свежему воздуху и любимой Волге. На тот момент вакансии были только в зеркальном лабиринте, так что выбора у меня особо не было. С тех пор я работаю здесь: выхожу в конце учебного года, а заканчиваю в начале, поэтому моя подработка совсем не мешает учебе. Получаю около 10-15 тысяч в месяц, и поскольку живу с родителями, этого хватает на карманные расходы.

По будням я работаю с двух часов дня, по выходным — с одиннадцати. На рабочее место всегда прихожу за полчаса: протираю зеркала, мою лабиринты, считаю напитки и сладости на продажу. Также в мои обязанности входит выдавать гостям перчатки, чтобы они не оставляли отпечатки пальцев на зеркальных стенах.

Работа у меня несложная. Тяжело бывает, только когда приходят конфликтные люди и пытаются испортить мне настроение. Недавно был случай: ко мне пришла семейная пара, я предупредила, что по правилам, переступив через ограничитель, они не смогут вернуться обратно, однако они вышли, объяснив, что даме стало плохо внутри, а потом попытались войти назад. Когда я не пустила, мужчина начал выкрикивать оскорбления и даже кинул в меня перчатки. Было очень неприятно.

Как-то раз пришла цыганка и провела меня на деньги: она протянула тысячу рублей за сок, разболталась о стоимости товара. Я уже собиралась отдать сдачу, когда поняла, что нет ни тысячи, ни цыганки, ни сока. Позвонила в слезах начальству, все объяснила. Ругать не стали, просто вычли сумму из зарплаты. А один раз в зеркальном лабиринте заблудились два ВДВшника и не могли выйти. Они застряли на середине аттракциона и кричали: «Спасите нас». Мне пришлось их выводить. Они были трезвые, просто очень смешные.

Самое опасное в моей работе — это материальная ответственность за зеркала. Если кто-то из посетителей разобьет зеркало, а я этого не увижу, то буду вынуждена заплатить из своего кармана 5000 рублей. Один раз маленький ребенок с разбегу врезался в лабиринт. Мальчишка не пострадал, а вот стекло разбилось — его оплачивали родители, потому что я вовремя заметила нарушение.

В будние дни приходит мало людей — человек пять, в субботу-воскресенье, если погода плохая, — тоже, а вот по праздникам и солнечным выходным может быть и двадцать посетителей. Чаще всего люди остаются довольны лабиринтом и моей работой, но бывают и те, кто говорит, что сами дома могут такой построить, что он маленький и неинтересный. Я привыкла, отвечаю доброжелательно, ведь сколько людей, столько и мнений.

Многие вообще не понимают, что такое зеркальный лабиринт: недавно прохожие подумали, что я их в туалет зову. Ну, а что, издалека аттракцион у нас и правда на кабинку похож. Смеялось пол набережной!

Диана Камзина, 19 лет

Работник тира

Я учусь на втором курсе Самарского энергетического колледжа на направлении «Строительство и эксплуатация зданий и сооружений». Так как мне уже 19 лет, я не хочу брать деньги у родителей и во время летних каникул работаю на тире.

В роли официантки или сотрудника магазина я себя никогда не представляла — там нужна большая выдержка и стрессоустойчивость. Постоянно находиться в замкнутом пространстве вообще не мое. Мне нравится быть на свежем воздухе. Летом на набережной очень хорошо. Работать рядом с Волгой — покажите мне человека, который бы об этом не мечтал.

Первый день я находилась на стажировке, а на следующий — уже вышла на работу. Сначала стояла на шарах — аттракционе, где нужно лопнуть шарики с помощью дротиков, но примерно через месяц поняла, что мне хочется чего-то нового, и захотела попробовать себя на тире. У работодателей это считается следующим, более ответственным, этапом в работе, поскольку работники имеют дело с оружием, пусть и ненастоящим. Меня научили главной кричалке: «Пойдемте играть, призы выигрывать, всего 100 рублей 21 выстрел, и вы сможете выиграть самую большую и самую красивую мягкую игрушку». Текст можно было менять, как хотелось, главное — завлечь людей на аттракцион.

Поначалу приходилось очень тяжело: ноги были ватными, спина болела. Но мне так понравилось быть частью большой команды, видеть счастливых людей и работать на природе, что я решила остаться на этом месте. Других вакансий на набе все равно не было.

Первое время мне было стремно звать прохожих стрелять. Стоять и кричать на всю набережную, ловить непонимающие взгляды — занятие не из приятных. Но буквально через неделю я привыкла и перестала бояться, начала разговаривать с людьми. Это очень помогло мне не только в работе, но и в повседневной жизни: сейчас я спокойно отношусь даже к самым недовольным посетителям. Чаще всего грубят взрослые люди. Недавно женщина крикнула: «А давайте мы в вас постреляем?» Конечно, после такого ком в горле. Особенно напрягает, когда такие люди приходят под конец рабочего дня, когда я уже устаю. Но я не реагирую, стараюсь улыбаться.

В месяц я получаю около 15 000 рублей. Мне оплачивают выход на точку и 10% от каждой проведенной игры: посетитель платит сотню, я получаю 10 рублей. Я живу с родителями и мне хватает этих денег на карманные расходы. Добираться до работы легко: на метро от «Московской» до «Алабинской», а оттуда пешком. На дорогу я трачу минут пятнадцать, без пробок и духоты. Рабочий день начинается в 12-00 в будни и в 10-00 в выходные и праздники. Стоим примерно до одиннадцати вечера, в День России, например, закончили работать в двенадцать. Домой развозят на такси, с этим проблем нет.

На одной точке одновременно находится два-три сотрудника. У нас чисто женский коллектив, и все удивляются, как мы до сих пор не переругались. Просто так получилось, что тут работают очень дружелюбные девочки, с которыми всегда можно найти общий язык. Мы часто подменяем друг друга. В жару можем даже на пять минут отойти и искупаться в Волге по очереди: одна стоит на тире, другая купается.

Утром мы с девчонками приходим, открываем точку, считаем игрушки. Потом зазываем посетителей, рассказываем правила и помогаем людям стрелять. Сама я, кстати, делаю это хорошо. Любовь к стрельбе началась еще в школе с уроков ОБЖ. Мой учитель постоянно говорил, что это пригодится нам в жизни. Реально, понадобилось.

Люди часто переполнены негативом: возмущаются, что у нас банки не переворачиваются, зверюшки прикреплены на клей. Но когда начинают стрелять, понимают, что никакого подвоха нет. Бывают и те, кто сами не попадают, а потом сваливают все на плохие автоматы. У нас часто выигрывают большие игрушки и часто возвращаются, чтобы поиграть снова. Приходят и доброжелательные: шарики дарят, кофе угощают. Обидно бывает, только когда детям не хватает сбить одну-две банки и забрать приз, — но поблажек никаких не делаем, правила есть правила.

Вообще Самарцы — народ меткий. Даже маленькие дети очень хорошо стреляют. Многие взрослые у нас впервые в жизни берут в руки автомат — но и у них нередко получается сбить все банки с первого раза. А вот по зверюшкам попадают чуть реже, там нужен меткий глаз и хорошее зрение. Хотя однажды семилетняя девочка не выбила всего четыре зверюшки из 21.

Самое сложное — это стоять по 12 часов, сидеть долго нам не разрешают. Первые дня три ноги уставали настолько, что я боялась не дойти домой. Но со временем привыкла. Мой график 5/2, но это не обязательно будни. В выходные и праздники мне даже больше нравится выходить на смену: люди много играют, и я много зарабатываю. В День Победы было так много людей, что мы разрывались. Не было времени, чтобы передохнуть. На День России некоторые даже во время салюта приходили стрелять. Говорили, тут интереснее, чем целый час смотреть на залпы.

Я часто встречаю на набережной своих друзей и знакомых. Но нам общение на рабочем месте не разрешено — так, только поздороваться. Некоторые смеются над тем, что я работаю здесь, и спрашивают: «Другой работы, что ли, больше нет?». Но в основном так говорят те, кто вообще нигде не работает, так что я не обращаю внимания.

Я очень люблю природу и рада, что работаю именно на набережной. Зарабатывать деньги и наблюдать за тем, как проплывают теплоходы по красивой реке, бьют салюты, люди танцуют и поют — это круто!

Александр Хаслов, 22 года

Работник велопроката

Я выучился на повара-кондитера, но по профессии почти не работал. Сменил много мест и решил, что это лето посвящу набережной. Сначала устроился поваром в Butcher Burger Bar, но из-за большого наплыва людей и маленькой зарплаты решил перейти на велопрокат. Планирую остаться здесь до конца августа, а потом, возможно, пойду работать по специальности.

У нас в Самаре не много «вау-достопримечательностей», где хочется долго находиться. Здесь практически невозможно жить далеко от набережной, так как у нас весь город находится рядом с ней, за исключением пары районов.

Я работаю по графику 2/2 с десяти утра до десяти вечера. Тех 20 000 рублей, что я здесь получаю, мне хватает на квартплату, продукты и прогулки с друзьями — в общем, на все. Я веду кассу, помогаю людям определиться с моделью велосипеда, роликов и устраняю неполадки. Сам обожаю кататься на велике и учу этому посетителей, если нужно.

В мой первый рабочий день на набережной была какая-то встреча выпускников, и ко мне в велопрокат пришли пять бабушек с внуками, взяли несколько велосипедов. Как оказалось, не все из них умели кататься — мне пришлось помогать им с лавочки залезть на велик, чтобы отъехать на три метра. Бегал и ловил велосипеды, а вместе с ними и бабушек. Они быстро устали, но еще долго стояли и обсуждали свои школьные годы рядом с моим рабочим местом. Это было очень забавно!

В дни, когда плохая погода, мне очень грустно: двенадцать часов сидеть в одиночестве — это жесть. Спасают сериалы и игры на телефоне, хотя на рабочем месте это не приветствуется. Но порой посетители задают такого жару, что на отдых вообще не остается времени. В этом месяце с центральной точки проката у нас угнали велосипед и самокат. Грабители отдали под залог ворованный или потерянный паспорт. Подключили полицию, но до сих пор ничего не нашли.

На набережной много странных людей. Некоторые считают, что если я сижу один, то готов слушать все их проблемы: у одного велик покруче, чем у нас, на балконе стоит, но он на нем не ездит, другой ролики на авито продать уже год не может. В такие моменты ощущаю себя барменом или психологом. Людям, кажется, не с кем поделиться своими мыслями и эмоциями. Еще многие берут сигвеи покататься, отъезжаю на пару метров и начинают друг друга снимать на видео. Я бы тоже, если честно, поснимал, но нельзя. Соцсети тогда взорвались бы от смеха!

Недовольными чаще всего остаются приезжие. За две недели я столкнулся с москвичами, которые каждый раз говорили, что у них все круче, не хотели оставлять залог и просили припарковать велосипеды на другой точке, чтобы обратно с ними не ехать. Пришлось мягко намекнуть, что мы в Самаре и у нас так не делают. Местные же часто жалуются на то, что велики б/у. В такие моменты я не знаю, как объяснить, что в прокате не бывает новых велосипедов из магазинов. А вот иностранцы наоборот — всем довольны. Недавно делегация китайцев с гидом пытались объяснить на ломаном английском, на чем они хотят покататься. Вроде поняли друг друга, еще и несколько раз поблагодарили.

Больше всего меня напрягает дорога до работы, особенно во время Чемпионата: все перекрыто, приходится идти от цирка — час времени впустую. Такси вечером не приезжает, поэтому хожу пешком и в сторону дома.

В день встречаю человек десять знакомых точно! Они либо в шутку просят бесплатно покататься, либо притворяются, что меня не знают, и начинают знакомиться. Я всегда рад видеть своих друзей, без них было бы скучно.