2261

Личный опыт: я работаю актрисой озвучки

Екатерина Мокшанкина

Два года назад «Большая Деревня» опубликовала рассказы выпускников актерского факультета СГИКа — о поиске себя в профессии, трудностях трудоустроства и перспективах театральной революции в Самаре. Одна из героинь, Ева Финкельштейн, тогда с грустью констатировала, что ее желание стать актрисой озвучки — несбыточно: чтобы тебя заметили, необходимо устроиться в столичный театр и зарабатывать имя. С тех пор прошло два года — и мечта осуществилась. Публикуем историю в духе голливудских байопиков о том, как пробиться в закрытый для чужаков мир озвучания, чем работа у микрофона отличается от игры на сцене и как самарской актрисе удается конкурировать с выпускниками ведущих театральных вузов страны.

О выборе профессии

Все началось еще в академии, на четвертом курсе — мы с одногруппницей в качестве зачина (этюд, открывающий занятие, — прим. ред.) решили переозвучить мультик «Котенок Гав». Включили его и повторяли реплики вслед за актерами. Мне понравился и процесс, и сама возможность так себя проявлять: это не сцена, не драма, это свой жанр. Зачин мы тогда так и не сделали, но идея во мне засела.

По окончании учебы я не чувствовала себя человеком, который должен идти работать в театр. Было ощущение, что он будет меня ограничивать: драматургия в театрах — это XX век и ранее, а мне сложно видеть себя этакой дамой. Кроме того, я с детства смотрела много мультов — мне кажется, это классный мир. Очень увлекалась аниме и тем, как в Японии работают над озвучкой. Там есть отдельная профессия — сэйю, актеры озвучания аниме, и в каком-то смысле именно с них рисуют персонажей. Сначала делают зарисовки, раскадровки, потом пишут голос и уже под голос заканчивают детали. В общем, все вместе привело меня к мысли искать работу в области озвучки.

Сразу после окончания академии я поехала в Москву разузнавать, как устроен этот мир. Выбор Москвы был логичен — там «Мосфильм», где пишутся все дубляжи, «Пифагор», «Кипарис», «Киностудия Горького», «Марафон», «Яскъер» и куча других студий. О рабочем процессе я не знала вообще ничего, разве что представляла, что вот есть звукарь и вот — режиссер, который дает команды. Надо сказать, что озвучка — довольно закрытая тема. Думаю, причина в том, что изначально ей занимались единицы в пиратстве и это было незаконно. Нельзя просто прийти и попасть туда — нужно, чтобы тебя услышали и посоветовали в качестве голоса на определенную роль. При этом зачастую неважно, откуда ты, есть ли у тебя образование, — значение имеет только твой голос и то, как ты работаешь. Например, не все театральные актеры хорошо работают у микрофона, есть те, кто занимается этим без образования, и те, кто из фанатской озвучки вырастает до профессиональной сферы. Таких людей мало, но они существуют.

О поиске места работы

Я поселилась у сестры и начала гуглить, какие есть студии озвучания и есть ли при них какие-то курсы. Отсылала на почту резюме — прямо-таки официальные документы с ФИО и списком театральных ролей, но я получала полный игнор. У меня тогда еще не было даже демо-записи голоса.

Я была безбашенной — понимала, что если себя не проталкивать, ничего не получится. Я выписывала номера телефонов в специальную книжечку и обзванивала студии. Если мне отвечали, просила встречи, если отказывали — вычеркивала адрес, а если не брали трубку, отправлялась разговаривать лично. Бывало, что студия располагалась где-то на краю земли, я искала маршрут по Google Maps, ехала через весь город, шла по каким-то мостам, через стройки, находила место — и мне говорили, что она уже съехала. На одну студию я тоже пришла лично, а там, как в любой нормальной организации, охрана и пропускная система. «Вас ждут?» — «Нет, но мне очень надо туда пройти и поговорить, понимаете?» Естественно, не пропустили. Самое смешное, что теперь я прихожу на эту же студию записываться.

В итоге я нашла «Кипарис» и вспомнила ремарку в финале детских мультиков «Озвучено студией „Кипарис“ в каком-то там году». Это означало, что студия существовала еще во времена моего детства, и там вряд ли предложат участвовать в каких-то сомнительных проектах. Я стала названивать с вопросом, как к ним попасть и можно ли это вообще сделать. Мне сказали, что, вероятно, у них будет набор курса, и если пройти его, то меня, может быть, возьмут работать. Это было в июне, мне обещали обязательно позвонить.

О первых шагах

Я вернулась в Самару, ждала звонка, сама позванивала периодически, но мне не говорили ничего определенного. Я даже начала подрабатывать консультантом в магазине одежды, просто чтобы были деньги. Параллельно в интернете искала другие шансы: помимо лицензионной озвучки, есть много пабликов, где на чистом альтруизме или за копеечку от доната озвучивают игры и сериалы.

На форуме GameDEV, где предлагают услуги озвучивания, нашла одного мальчика, написала ему, что очень хочу начать работу в этой сфере и прошу советов. Он попросил прислать голос. У меня тогда не было даже микрофона, и я на фотоаппарат начитывала какие-то сказки, басни и сама в программе вытаскивала звук.

В ответ на демо он прислал ролик из игры Bioshock, где надо было озвучить героиню близко к оригиналу, я это сделала. Началась работа, приходили даже какие-то деньги, я купила себе беспроводной микрофон и стала писать на него. Этот же мальчик привел меня в паблик, где озвучивают игры — Gamevoice, и там я первый раз почувствовала, что это за работа. Была одна большая игра — Borderlands, где я отлично прооралась: меня поливали кислотой, жгли на костре — все звуки на свете. Это дало мне очень хорошую базу.

Из этой записи и других я нарезала себе нормальную демку и начала ее отправлять на студии. И когда уже смирилась, что мне не светит профессиональная озвучка, позвонили с «Кипариса»: в сентябре начинаются курсы, все в силе. В течение пары недель я переехала в Москву, снова поселилась у сестры, начала ходить на курсы и параллельно подрабатывать официанткой.

Об учебе в «Кипарисе»

Обучение происходило прямо на студии — сначала лекции, потом практическая часть, десять занятий по три часа. Курсы вел Станислав Стрелков, актер озвучивания и кино. Он работал с нами над актерским мастерством, следил, чтобы мы правильно говорили по мысли, чтобы слово было действенным, а не бездумным. Зачатки этих знаний были у нас на курсе сценречи, но тут даже нельзя сравнивать. Говорят, что сцена — увеличительное стекло, так же и микрофон: перед ним все твои дефекты увеличиваются в сто раз. Мы делали пробы, учились читать с листа. Это вообще самое главное умение: нужно сразу ухватить главную мысль, а при чтении сделать не больше двух-трех ошибок на лист А4 с одного дубля. Ошибаешься чаще — ты еще не готов к работе.

На нашем курсе все были с актерским образованием: Стас специально набирал людей с базой, которым не надо объяснять, что такое воздействие словом и актерская игра. Было неважно, кто из какого вуза, — система Станиславского везде одна и та же. Но вообще я мало кому говорю, что я из Самары, — только когда что-то уже складывается, потому что у людей есть предубеждения. Например, есть мнение, что у самарцев особый выговор — про себя я такого не слышала, но теоретически для актера это очень плохо: ты должен быть, как чистый лист.

Я очень серьезно относилась к учебе: поскольку не пошла в театр, мне надо было очень постараться, чтобы эта работа стала моей основной. После прохождения курса далеко не все стали работать на «Кипарисе»: кто-то ушел на другие студии, кто-то вообще отпал. Мы, оставшиеся, сначала писали бесплатно в качестве практики, и только потом нас потихоньку стали брать на маленькие роли. Стас понимал, кто стремится работать, и помогал — давал наши номера режиссерам, советовал нас. За это ему огромное спасибо. Главное, чтобы тебя побольше слышали и знали, тогда процесс начинает идти сам. Появляешься на «Кинопоиске» — режиссеры в любом случае просматривают его, чтобы узнать, какой у тебя багаж за плечами: много ли ты работаешь, пишешь серьезные фильмы или мульты, какие именно роли, какое амплуа.

О работе

Существуют разные видны озвучки. Дубляж — самый дорогой в производстве, высокооплачиваемый и долгопишущийся. Ты прямо-таки живешь персонажем, озвучиваешь его дыхание, крики. Есть закадр, подешевле, — это, можно сказать, субтитры вслух, когда на заднем плане остается иностранная озвучка. Промежуточные варианты: рекаст — закадр с намеком на дубляж, со звуками и более точным отыгрыванием, и липсинк, когда «на дубляж не хватило денег», — тут главное начать и закончить предложение в синхрон с персонажем. Качество не такое, как в дубляже, но дорожка иностранная также убирается. В дубляже и в липсинке нужно попадать в артикуляцию персонажа, а в закадре это неважно. Есть гур — когда плюсом пишется массовка, выкрики, проходящие мимо персонажи.

После записи удачного дубля режиссер говорит «у нас было» или «это было» — значит, все получилось. Или, например, есть пожелание «говорить шире» — когда ты слишком быстро сказал реплику и она получилась короткой при дубляже или липсинке, и надо ее чуть растянуть.

Есть еще понятие — «отбивка по персонажам». В озвучке очень редко бывает, чтобы тебе достался один герой, разве что при дубляже. Обычно их несколько и тебе нужно разделить по голосам: бабушка будет звучать в одном регистре, ребенок — в другом, девочка-подросток — в третьем.

О рабочем процессе

Работа над озвучкой начинается с конкурса за проект: заказчик отсылает материал на несколько студий, там делают пробные записи, и он выбирает лучшую из них. Дальше идет работа режиссера: он отсматривает материал, делает разролевку — распределение ролей. Выделяется бюджет — главным героям побольше, второстепенным поменьше.

Если говорить о времени работы, то оно очень зависит от материала: сейчас, например, мы пишем сериал закадровым голосом, по нескольку серий в день. Причем делаем это одновременно вчетвером — не хватает денег, чтобы каждому актеру дать свою смену. Пишутся, как правило, по два человека на один микрофон в режиме реального времени — живые диалоги, все идут по тексту и должны тут же вступать друг за другом. Работаем с десяти до четырех с одним перерывом минут на двадцать. Исключение, если в студии очень жарко и все начинает плыть перед глазами, — тогда приходится останавливаться.

Обычно голоса подыскивают на пробах и тогда же режиссер объясняет задачи. Бывает, что на роль тебя выбирают без проб, зная, как ты работаешь. Если материал не нравится, можно отказаться, но ты будешь дебилом, если это сделаешь: работа есть работа. Я соглашаюсь на все предложения.

Перед сменой актерам не приходится учить текст — просто потому что только в начале работы режиссер расскажет, что вообще вы пишете, и в двух словах по телефону объяснит, что за персонаж. Максимум — тебе его покажут на картинке. То есть, обычно ты приходишь, тебе дают текст — и ты должен сходу его выдавать, поэтому чтение с листа и является основным навыком.

Оплата везде очень разная. На некоторых студиях платят всем одинаково независимо от количества работы, где-то расчет идет от минут, где-то от серий, на дубляже чаще всего от количества реплик. В закадре бывает за серию 1000, а бывает 500 рублей. Когда ты супер-мэтр, за серию закадра можешь получать примерно 3000, за главную роль в дубляже — около 60 000. Если человека много занимают и он пишет несколько дубляжей, то получает он неплохо. Где-то деньги выдают сразу после записи, где-то — после того, как серия выйдет в эфир — через месяц-два.

О достижениях

Я озвучивала аудиокниги, мультфильмы, фильмы, сериалы, аниме. У меня специфический голос — он звучит намного старше моего возраста и он низкий. За счет этого я могу правдоподобно делать мальчиков, и мне это нравится. Еще я люблю писать аниме, потому что там очень много разных специфических персонажей — есть, например, сумасшедшие девочки, которые одновременно могут быть какими-то монстрами. Драматические роли, где нужно хорошенько пострадать, тоже по мне: если это хороший фильм или мультик и я сопереживаю, могут и слезы выступить. Но бывает, когда и сам материал не особо классный, и ты пишешь в закадре все женские голоса, — тогда ты просто работаешь, стараясь, чтобы вышло хорошо, но кайфа это не приносит.

Моим голосом говорит сектантка Вера Сид — это одна из главных ролей в «Far Cry 5». В «Ассасинах» было много детишек, в «Саге о чудовище» — главная героиня. На сайте с аниме Crunchyroll я озвучила почти все — особенно мне понравилась «Колдунья в погонах». Еще был эпизод в фильме «Конченая» и адский триллер «Я заберу твои деньги», где пришлось много дышать и кричать. В разных мультфильмах, которые идут по каналу «Карусель», я озвучивала машинки, кораблики и чудесного рыжего мальчика-еврея Кайла с классным чувством юмора.

По сути, актеры не прикреплены к студии — все зависит от каста, пожеланий заказчика и так далее. Но если актер рабочий и его голос подвижный, то его и берут часто. Есть мэтры, которые много звучат в кино, они везде нарасхват. Я сейчас постоянно работаю в одном коллективе и периодически меня зовут на другие студии.

Большинство актеров озвучки — театральные и киноактеры, которые совмещают ее с основной деятельностью, а моя цель — сделать это своей основной работой. Есть люди, которых «закрепляют» за звездами, и они озвучивают их в любом фильме. Например, существует официальный голос Скарлетт Йоханнсон в России. Хотелось бы прийти к чему-то подобному.