4100

Я работаю в супермаркете: 3 истории

Ангелина Логинова

Сотрудники супермаркетов каждый день сталкиваются с недовольными посетителями, финансовой ответственностью за товары и тяжелым графиком — и тем не менее остаются за прилавком и кассой. «Большая Деревня» пообщалась с работниками сетевых магазинов «у дома» и узнала, что их привлекает в профессии, какими бывают постоянные покупатели, что чаще всего пишут в жалобной книге и сколько просрочки остается на прилавках на самом деле.

Светлана, 24 года

Товаровед

У меня среднее специальное образование, я маркетолог. До того, как устроиться в супермаркет, работала торговым представителем в компании «Далимо». Место пришлось менять из-за череды сокращений — да и надоела беготня по морозу из магазина в магазин. Но поскольку я с 18 лет связана с торговлей, искала работу именно в этой сфере — и нашла.

На стажировке меня познакомили с персоналом, директором магазина и программой учета товара. У каждой сети она своя, туда входит приход-расход, печать ценников, отчеты по кассам. Директор показал мне все помещения, рассказал, у кого какие обязанности. Свои я знала, потому что мне уже приходилось работать товароведом.

Первый рабочий день прошел как по маслу — в основном, я знакомилась с поставщиками и торговыми представителями. ЗДМ (заместитель директора магазина — прим. ред.) представлял меня им: «Вот наш новый товаровед, зовут Света, девочка новенькая, не обижайте, а если что-то забудет, подскажите».

В мои обязанности входит общение с торговыми представителями, прием товара, возврат просрочки или некондиции. Еще, если покупатель жалуется на какой-то продукт, его в сопровождении директора или администратора ведут к товароведу, чтобы узнать, когда и как пришел такой товар, чья была смена, почему его не убрали, если вышел срок годности. Кроме того в моем ведении документация, товарооборот, проведение ревизии. Временами меня просят помочь в зале, и тогда я общаюсь с покупателями. Несколько раз в месяц, когда сами кассиры раскладывают товар или большой поток людей, я под ответственность ЗДМ и с его паролем сажусь за кассу.

Каждое утро мы все приходим пораньше. У меня рабочий день с девяти, а я прихожу к восьми. Потому что до открытия я должна перебрать фрукты и овощи: все, что имеет хотя бы крапинку гнили, ставить в зал нельзя. Еще я слежу за тем, чтобы все стояло аккуратно, с полок не валилось.

График у меня пять через два, с 9-00 до 18-00. Зарплата — 23000-24000 рублей, плюс-минус премиальные, которые зависят от результатов ревизии. Она проводится раз в три месяца: сверяются остатки товаров по компьютеру и остатки по наличию. Обычно персонал магазина занимается этим в ночное время и до самого утра. На мою зарплату влияет только то, на какую сумму я недоприняла товар. Дело в том, что каждого товара должно быть определенное количество, оно называется квант. Меньше кванта принимать нельзя, это как раз и будет недоприемка — и если она будет выявлена в ревизию, меня оштрафуют. Однажды мне полагалось выплатить из зарплаты 98 000 рублей, но мне помогла директор магазина: мы просто списывали чуть больше продуктов, чем положено, объясняя это тем, что они портятся из-за жары, а потом выравнивали остатки. В результате никого не наказали.

Случаются переработки в связи с тем, что приезжает очень много машин из РЦ — это распределительный центр или, иначе говоря, центральный склад. Фрукты, овощи и другие товары не возят по одной коробке, и бывает, часов в пять вечера вдруг прилетает палеток шесть. Разобрать их за час — до конца рабочего дня — просто нереально, так что приходится оставаться. Даже если таких форс-мажоров не возникает, дни, когда приезжают машины из РЦ, самые тяжелые — а это от трех до пяти раз в неделю. Привозят не меньше трех поддонов, времени уходит уйма: каждую коробку нужно вскрыть и найти товар в списке.

Обычно в начале дня полная загруженность — привозят скоропортящуюся продукцию, а к концу рабочей смены полегче: я в программе распечатываю ежедневный отчет по приходу, возврату и списаниям, проверяю, сходится ли результат с документами в наличии, после чего все складываю в папку для ежемесячного отчета.

Общение с торговыми представителями и поставщиками отнимает очень много нервов. Каждый гнет свою линию, а у меня есть определенные критерии, которым я обязана следовать. Допустим, хлеб и молоко мы должны принимать строго до 12-00, особенно в летнее время. Если машина приезжает позже, значит эта молочка целый день каталась по городу, а хлеб стал деревянным — кому он нужен? Приходится говорить водителям, что я товар не приму. Те начинают психовать, звонить своему начальству с заводов, оттуда звонят нам: «Вы же понимаете… Вы примите…». А мне в магазине такое не нужно: минус сутки срока, значит, через два дня списывать. Вот и бодаемся.

Есть магазины, в которых вся просрочка утилизируется, но обычно часть продукции можно вернуть поставщику — молочку, например, торты, хлеб, некоторые колбасные изделия. Объем возврата зависит от конкретной компании: кто-то отдает процент, кто-то полную сумму. Все делается через бухгалтерию, моя задача — только составить соответствующие бумаги о том, что такой-то поставщик забрал у нас свою просроченную или бракованную продукцию. Фрукты и овощи утилизируются. Если с одной стороны яблочко подгнило, в зал его нельзя — но почему бы не оставить себе и не обрезать? Наш директор не возражает, если мы берем домой такие товары.

Если покупатель оплатил продукт и увидел, что у него истек срок годности, он вправе потребовать либо возврат денег, либо обмен на то же самое, только свежее. Если же просрочка обнаружена на полках, внимательному посетителю просто скажут «спасибо». Но у нас есть сайт, телефон горячей линии — можно позвонить, пожаловаться. Персоналу сделают втык.

Два раза в неделю приезжает супервайзер, проверяет жалобную книгу и может оштрафовать того, про кого там написано

Одно время раза по два в неделю к нам приходил мужчина, который собирал по магазину весь просроченный товар, оплачивал его, а потом требовал возврата денег при условии, что продукты он тоже оставит себе. Чтобы это не дошло до высшего руководства, мы соглашались на его условия — и все, что он забирал, приходилось просто списывать за счет магазина. При этом надо понимать, что каждый месяц дается строго определенная сумма по списанию, которая зависит от товарооборота конкретного супермаркета и в которую мы должны уложиться. В день можно списать фруктов на 6000 рублей, скоропорта — молочки, хлеба — на 10 000 рублей, кур — на 3000, и еще по мелочам. А из-за него приходилось списывать больше нормы — и иногда перед ревизией мы складывались по 100-500 рублей, кто сколько может, чтобы перекрыть недостачу.

Жалобы пишут часто и в основном пожилые люди — то их не устраивают цены, то они неправильно читают название на ценнике или соотносят его с другим товаром. Говорят: «Это стоит вот столько». Доказывать обратное бесполезно. Обязательно два раза в неделю приезжает супервайзер, проверяет жалобную книгу и может оштрафовать того, про кого там написано.

В нашем штате 12 человек, все готовы помочь друг другу и, если надо, прикрыть. Нам повезло с директором, и поэтому в нашем магазине нет текучки. Она всегда встает на сторону работников. Супервайзер приезжает: «У тебя там кассиры не знают, как правильно алгоритмы говорить». Алгоритм — это скрипт, по которому кассир встречает покупателей: «Здравствуйте, пакет нужен, не хотите ли купить товар дня» и так далее. Директор заступается: «Вам что важнее — чтобы клиента быстро обслужили или чтобы текст произнесли?».

Карьерный рост тоже вполне возможен. Например, у нас был ЗДМ, которого моя директор сама отучила, помогла сдать экзамен, — теперь он директор другого магазина нашей сети. А я хочу учиться на ЗДМ — для этого нужен опыт работы в торговле и отсутствие проблем с законом, так что я подхожу. Но тем, кто только думает о подобной работе, я советую бежать — и как можно дальше. Сколько я ни общаюсь с девочками из других магазинов, почти везде директора так себе — не понимают ни коллектив, ни себя.

Михаил, 32 года

Продавец-кассир

По образованию я менеджер по персоналу, но найти работу по специальности у меня не получилось, и перед тем, как устроиться в супермаркет, я трудился грузчиком на пивзаводе. Честно говоря, я и не предполагал становиться кассиром, а в магазин пошел просто потому, что туда меня взяли. Никаких особых требований не было — поначалу я даже не знал, как обращаться с кассой. Пару дней мне все показывали и объясняли, а потом приняли в штат.

Рабочий день начинается с того, что мы приходим к половине девятого утра, переодеваемся в общей раздевалке, затем получаем кассу и готовим рабочее место — наводим порядок, протираем пыль. В девять часов открываем двери магазина.

В обязанности продавца-кассира входит работа с кассой и выкладка товаров в зале. Обычно один из четырех сотрудников сидит на кассе, а остальные раскладывают продукты. Иногда приходится консультировать покупателей, если они обращаются с вопросами. У кассира нет фиксированного времени для обслуживания одного покупателя, но есть установка делать все быстро. Если скапливается много людей, он звонит коллегам — и кто-то должен тут же подскочить, бросив другие дела.

Ближе к 23-00 мы закрываем двери, забираем отчеты с касс и идем считать — сравниваем цифры в отчете и сумму в кассе. Обычно на все это уходит от 20 до 40 минут.

При подсчете зарплаты кассира учитывается количество пиков – сканирования товара через кассу, за каждый приходит 7 копеек

Зарплата зависит от разных факторов, но обычно это 18 000 рублей чистыми за одну ставку при условии, что выполнен план. Учитывается количество пиков — сканирования товара через кассу — за каждый приходит 7 копеек. На заработок влияют потери. Их сумма подсчитывается каждые три месяца во время ревизии. Обычно она складывается из стоимости товаров, которые унесли мимо кассы. Если по камерам видно, что это я упустил, цену продукта вычтут из моей зарплаты, а если не понятно, кто виноват, спишут с магазина.

Еще мы отвечаем за просрочку: если покупатель ее обнаружил, он может бесплатно получить точно такой же товар, только свежий — а сумму удержат с продавца, который в тот день должен был проверять сроки годности.

Максимально из моей зарплаты вычитали 3000-4000 рублей. Сейчас я работаю на полторы ставки по графику три через один, от открытия до закрытия — с 9 до 23 часов. Я не поддерживаю связь с родными, так что никто не возражает.

По закону при одной ставке обед должен длиться примерно час — значит, мне положено полтора часа, но на деле 25-30 минут — это максимум. А если сильная загрузка, то могут позвать прямо с перерыва. Помещение, где мы едим, очень небольшое, но в нем одновременно обедает не больше двух сотрудников.

Директор подошла и спросила, есть ли у меня деньги. Я признался, что есть, и она их забрала

Коллектив попался хороший. В штате десять человек, из них четыре кассира. Недавно в магазин устроился молодой парень, мы с ним сдружились, а три наших сотрудника у меня даже добавлены в друзья вконтакте. Но корпоративов у нас не бывает, мы общаемся только на работе. Текучки нет: я работаю уже почти год, и за все это время ушло всего два человека — и то одна сотрудница уволилась, а одна просто перевелась.

Правда, сейчас у нас новый ЗДМ. Она мне нравится меньше предыдущих: все были требовательными, но эта какая-то чересчур придирчивая. Это не сказывается на моей зарплате, но все равно неприятно.

Есть правило, что кассир не имеет права самостоятельно отменять покупку и делать возврат — нужно звать ЗДМ или директора магазина. Но зачастую их просто нет рядом, и ожидание занимает много времени. Еще по правилам кассиру нельзя иметь при себе наличку — вдруг я ее взял из кассы? Поэтому мы должны оставлять свои деньги в шкафчике. В самом начале работы я еще не знал об этом. Директор подошла и спросила, есть ли у меня деньги. Я признался, что есть, и она их забрала. Запрет не касается телефона и платежных карт — их разрешают брать с собой.

Через полгода успешной работы можно учиться на здм — решение об этом принимает директор магазина. В принципе, я уже могу подходить с вопросом о повышении, но не хочу: меня пугает ответственность, я боюсь не справиться. Насчет своего карьерного роста у меня пока нет никаких планов.

Екатерина, 20 лет

Продавец-консультант

Я работала в супермаркете продавцом-консультантом — и смогла выдержать всего месяц. Мне только исполнилось 18, и я хотела подзаработать на летних каникулах, чтобы купить себе кое-что к универу. Моя тетя была менеджером в одном из магазинов продуктовой сети и устроила меня туда.

В каждом отделе магазина свой продавец-консультант. В моем ведении был алкоголь, шоколад и фрукты. Нужно было раскладывать товар и следить за тем, чтобы ничего не украли. Поначалу я думала, что это легко: разобрался с выкладкой и стоишь целый день. Но оказалось, что эта работа мне не по силам — и дело не только в том, что приходилось трудиться по 13 часов допоздна. Основная проблема — в коллективе. В супермаркетах в основном работают тети от 30 до 60 лет, без образования, и основное их времяпрепровождение — обсуждать друг друга. Мне было среди них неуютно и неприятно из-за всех этих сплетен — временами даже хотелось пойти помыться, чтобы избавиться ото всей этой грязи. Так что не советую молодым людям искать подработку в таких местах: там не ваш контингент и на нормальное общение рассчитывать трудно.

Другой проблемой были грузчики, в основном алкоголики, которые то и дело увольнялись или не выходили на работу. Из-за этого продавцам приходилось много трудиться физически: поднимать снизу, со склада, дыни, арбузы, бананы.

Половина сотрудников то и дело не выходит на работу: они либо заболевают, либо уходят в запой, либо просто пропадают. Из-за этого оставшимся приходится перерабатывать

Я работала по графику три через три с 9-00 до 0-00, потом уезжала на такси домой — его оплачивала организация. Приходила в магазин пораньше, потому что нужно было включить холодильники, подготовить товар. В теории, график можно менять по договоренности с директором, но из-за постоянной текучки это очень сложно сделать. Половина сотрудников то и дело не выходит на работу: они либо заболевают, либо уходят в запой, либо просто пропадают. Из-за этого оставшимся приходится перерабатывать. Моя тетя, например, часто выходит не в свою смену или трудится целую неделю без отдыха по 12 часов. Несмотря на то, что за это доплачивают, работать в таком ритме очень тяжело.

Еще я все время нервничала: как бы чего не украли, не разбили, не обнаружили просрочку в моем отделе. Мне однажды даже приснилось, что на меня упал стеллаж с алкоголем, и я проснулась в ужасе от мысли, что мне теперь придется за все это платить.

К просрочке все относятся добросовестно, во-первых, потому что постоянно приходят всякие проверки, а во-вторых, это опасное дело — особенно для детей, они могут отравиться йогуртами или тортами с истекшим сроком годности. Иногда сотрудники магазина забирают списанные продукты домой. Шоколад, например, можно есть еще три месяца после окончания срока годности.

В маленькие магазины часто заходят наркоманы, воруют сладости, алкоголь. У нас почти каждый день были такие визиты. Мы ходили по всему залу, смотрели, чтобы никто ничего не засунул под майку или в карманы. Обычно в супермаркет врывалось несколько парней — они тут же разбегались по разным углам, отвлекали внимание. Однажды просто внаглую хапнули связку бананов и побежали. Моя тетя пыталась их остановить, но как тут справиться? За все, что унесли, платит продавец из соответствующего отдела. У меня была зарплата около 15 000 рублей, из них при расчете вычли 3000. Получила совсем копейки. Потратила их на одежду, как и собиралась.

Зато на этой работе я научилась общаться со взрослыми — покупателями и другими сотрудниками. До этого я вращалась только в кругу своих сверстников, и у меня не было подобного опыта. Получилась некая школа жизни.

Но я бы не хотела, чтобы меня там увидел кто-то из знакомых. Не столько из-за самой работы — я не гнушаюсь любой деятельности, — сколько из-за того, как я выглядела. Следить за собой было очень сложно: встаешь рано, возвращаешься поздно, единственное, чего хочешь, — это просто лечь спать. На работу все приходили ненакрашенные, уставшие, и я в том числе.

Я выдержала месяц в таком ритме и уволилась без малейшего чувства сожаления. Может быть, я просто слишком молода для такой работы — хочется чего-то более подвижного. Так что если я решу еще куда-нибудь устроиться на подработку, то это будет, скорее, сфера обслуживания в ресторанах, чем магазины.