3079

Я работаю в «Скала Холл»: 3 истории

Текст: Александр Пономарев Фото: Артем Голяков

«Большая Деревня» уже неоднократно публиковала материалы о знаковых зданиях Самары, а сегодня запускает серию публикаций о городских бизнес-центрах. Открывает рубрику 22-х этажная «Скала Холл» — первый самарский небоскреб и, пожалуй, самый известный офисник. Поговорили с сотрудниками расположившихся там компаний и узнали, как проходят их рабочие будни, удобно ли организованы офисы, строг ли дресс-код и с какими трудностями приходится сталкиваться изо дня в день.

На постройку бизнес-центра «Скала Холл» заказчика вдохновила поездка в Америку и эстетика нью-йоркских небоскребов. На момент начала строительства в 2005 году в Самаре ничего подобного не было, проект был инновационным, поэтому во время возведения и обустройства здания то и дело возникали технические сложности. Главным архитектором выступала Яна Гребенцова, до этого она проектировала ТЦ «Опера», а сейчас занимается архитектурой ИKEA.

Сегодня «Скала Холл» — это 22 этажа и 97 метров высоты, около 20 тысяч квадратных метров площади, четыре лифта, кафе и отделение «Запсибкомбанка» на первом этаже. Здесь располагаются офисы МТС, страховой фирмы «Согласие», «Программных Технологий» и десятка других крупных компаний. Больше всего места занимает ИТ-организация Netcracker — она арендовала семь этажей здания.

Алексей Воронецкий

Бизнес-аналитик в компании Netcracker, 12 этаж

Раньше я работал инженером-конструктором на предприятии, которое занималось пуском ракет, но ушел оттуда из-за его закрытости: на работу даже не разрешалось проносить телефон, а чтобы развиваться внутри компании, нужно было подписать доступ к секретным материалам, который лишал возможности выезда из страны — в том числе в течение пяти лет после увольнения. К тому же, эта работа была не совсем по моей специальности: я закончил институт связи ПГУТИ по направлению «Системы связи и системы коммутации».

Я начал искать что-то более подходящее — и нашел: вот уже семь лет работаю бизнес-аналитиком в Netcracker, который занимается разработкой программного обеспечения для телекоммуникационных компаний. В мои обязанности входит анализ требований заказчика, написание документации или помощь при ее разработке другим сотрудникам. Также я участвую в сдаче проектов клиентам, в рамках которой происходит финальная презентация нашего решения и его последующая продажа.

Официальное начало рабочего дня — в десять утра, официальное окончание — в семь вечера, но стандартного графика мало кто придерживаются, все подстраиваются под проектные нужды. Например, те, кто работает с североамериканскими заказчиками, всегда задерживаются допоздна, но зато утром приходят на пару часов позже.

Семь лет назад, когда мы только сняли тут офис, Netcracker располагался всего на четырех этажах. Постепенно компания набирала новый народ и расширялась — теперь она занимает больше всего места в здании: у нас более семисот сотрудников и семь этажей. Здесь множество опенспейсов с несколькими рядами столов, кабинеты с одним рядом и куча переговорных, которые исполняют роль коворкинга. В малой переговорной можно собраться небольшой компанией, а в большой помещается до 20 человек, там проводятся масштабные презентации.

Семьсот человек, конечно, много, но у нас есть корпоративная рассылка, в которой приходит короткий рассказ о каждом новом сотруднике и его фотография. Из другой рассылки мы узнаем, когда день рождения у каждого сотрудника в отделе. Кроме того, существуют футбольная и волейбольная секции — там люди еще больше общаются и узнают друг друга.

У нас в штате есть собственный преподаватель английского языка, он проводит еженедельные занятия для сотрудников. Каждый из них следует индивидуальному учебному плану одного из двух типов: на поддержание или на развитие. В первом случае достаточно ходить один раз в неделю, а во втором — два. Обучение проводится постоянно для того, чтобы сотрудники могли общаться с иностранными заказчиками. Уроки проходят прямо внутри офиса — для них выделен отдельный кабинет, сотрудники ходят туда группами.

В компании поддерживается западный стиль общения: все обращаются друг к другу на «ты», а строгая иерархия существует только на уровне подчинения в рамках проекта. Сначала мне было неудобно «тыкать» старшим и более опытным коллегам, но со временем стало проще. Дресс-кодом официально назван стиль casual, строгого нет.

Кроме самарского, Netcracker имеет офисы в Петербурге, Москве, Саратове, американском Уолтеме, около Бостона, — там у нас штаб-квартира. Еще в Индии есть три филиала, где в сумме работает более пяти тысяч человек. В Москве офис компании расположен на Павелецкой в старом советском здании, полностью забитым людьми — там сидит около тысячи человек. Это не бизнес-центр в привычном понимании, там не все так продумано с точки зрения безопасности и лифтов, есть проходные комнаты и нет единого стиля. В индийском офисе еще интереснее: у них на кухне сидит специальный человек, который продает конфеты, булочки и жвачки. А вот опенспейс такой же, как у нас.

Мне тут комфортно, но я оцениваю «Скала Холл» на троечку из пяти. Тут есть сложности — правда, они присутствуют у всех бизнес-центров, даже в Москве. Главная проблема — лифты: если хотя бы один из четырех выходит из строя, скапливаются гигантские очереди и становится сложно добраться с верхнего этажа на нижний. Также есть проблемы с вентиляцией: летом нагрузка возрастает и в помещении становится жарко. С парковками трудно: у офисника нет собственной территории для машин. Место около здания можно найти только рано утром — в остальное время все забито.

Персонал у «Скала Холл» дружелюбный, мы здороваемся. Сотрудники меняются не часто: администрация та же уже лет семь точно, чаще других новые лица появляются только среди охраны. Тут есть свободные площади — даже целые этажи.

Мне не хватает теннисного стола и зоны отдыха с какими-нибудь диванами. Можно еще гантели принести. А больше ничего не надо.

Владимир Голованов

Специалист по связям с общественностью в компании «Программные Технологии», 15 этаж

(27 августа 2018 года уволен по собственному желанию – прим. ред.)

Когда я 10 месяцев назад искал работу, для меня было важно устроиться не в государственную структуру, а в коммерческую. До этого я работал корреспондентом в самарских печатных изданиях, потом ушел в пресс-службу МВД, но там мне тоже не особо понравилось. Компания моей мечты — независимая, с собственными целями и ориентирами.

«Программные Технологии», где я работаю сейчас, с 2003 года занимается внедрением CRM-систем от наших партнеров, а также разработкой собственных продуктов на платформе bpm’online. CRM-система обеспечивает электронный документооборот и контроль бизнес-процессов, помогает ставить задачи, делать договора и закупки.

Само здание типичное, но я не настолько требовательный, чтобы просить офисы вроде «Гугла» или «Яндекса»

Отдел маркетинга появился только в прошлом году. В него входит руководитель, специалист по связям с общественностью, то есть я, и интернет-маркетолог. Мы занимаемся продвижением товаров и проектов на внешнем уровне, готовим контент для сайта, делаем презентации. У меня классический 8-часовой рабочий день, пятидневная неделя. Прихожу в 9 утра, решаю организационные вопросы, хожу на какие-то нужные совещания, а потом работаю над своими проектами. Мои обязанности подразделяются на внутренний и внешний пиар. Внутренний — это все, что связано с сотрудниками: различные локальные мероприятия, конкурсы, дни рождения, совместные выезды. Ну а внешний — непосредственно продвижение наших продуктов.

В «Скала Холл» компания базируется с 2010 года. В четырех кабинетах работает около 35 человек. Они разделены по отделам: в одной комнате сидит отдел маркетинга и отдел продаж, в другой — продуктовая команда, которая делает CRM-системы, ну и две проектных команды — они внедряют продукты клиентам. Если нужно решить какие-то организационные или личные вопросы, можно собраться в малой переговорной, а презентации и крупные совещания проходят в большой. Еще у нас есть кухня с холодильником, кофемашиной и микроволновкой.

Вообще я считаю, что наш офис полностью соответствует требованиям даже самых капризных сотрудников, а для полного комфорта не хватает разве что кучи пуфиков — даже Playstation есть. А вот само здание типичное. Но я не настолько требовательный, чтобы просить офисы вроде «Гугла» или «Яндекса», так что меня все устраивает.

Я сам не вожу машину, но знаю, что парковка выделяется только для отдельных категорий сотрудников, и чтобы получить место, нужно заполнить письменное соглашение с администрацией.

Как и во всех больших офисных центрах, у нас проводится регулярная проверка безопасности — тренировочные эвакуации. В этом году они случались уже раза три: все согласно планам эвакуации спокойно спускаются по двум лестницам — никто не толкается, все вежливые.

Дресс-код демократичный: в плавках и купальниках не ходим, но других ограничений нет. Хотя, конечно, все понимают, что к нам часто заглядывают партнеры и клиенты, и чтобы произвести на них хорошее впечатление, нужно выглядеть опрятно.

В нашей компании большое внимание уделяют корпоративной культуре. Часто проходят какие-то мероприятия, направленные на сплочение коллектива — и за все мое время работы здесь не возникало никаких конфликтных ситуаций. В любой ситуации можно обратиться к коллегам, обсудить в том числе и личные проблемы. Мы вместе ходим на обеды, собираемся во время перерыва и играем в настольный теннис. Ребята не зациклены только на работе, и это очень важно.

Возле нас много кафе, да и в самом здании на первом этаже есть столовая. Иногда хожу обедать со знакомыми из других компаний, но чаще ем на нашей офисной кухне — там есть все, что мне нужно.

У нас бывают перебои с вентиляцией, но после обращения в администрацию «Скалы», этот вопрос временно решается, а вообще в каждом офисе стоит нормальный кондиционер. Лифты частенько не работают, плюс когда приходишь после обеда перед ними стоит человек двадцать, так что легче подняться по лестнице. Еще бывает, что лифт занимают какие-нибудь грузчики, которые полностью набивают кабину и гоняют туда-сюда.

Я считаю, что «Скала Холл» абсолютно соответствует рабочей атмосфере. Это офисное здание — сразу чувствуется: люди приходят сюда трудиться, даже в лифте обсуждают рабочие вопросы.

Олег Заруднев

Аналитик в «СМС — Информационные технологии», 20 этаж

Я раньше жил в Тольятти, выучился на юриста и проработал по профессии пять лет, затем был тестером программного обеспечения в бюро переводов. А четыре года назад через HeadHunter попал в «СМС-информационные технологии» на должность аналитика. Занимаюсь ровно тем же, чем и сама компания, — проектирую компьютерные программы для энергетики.

Помещение в «Скала Холл» наша фирма сняла шесть лет назад, здесь работает около 70 сотрудников. Вообще здание представляет из себя апельсин: в сердцевине лифты, от которых во все стороны расходится куча помещений.

Все компании делят пространство по разному. Например, страховые делают большую приемную с пальмами и диванами и какой-нибудь маленький кабинетик, где они принимают клиентов. А у нас в одном крыле кабинет руководства, переговорная комната и пара кабинетов сотрудников, а в другом — просто два больших опенспейса. Еще есть столовая со всеми удобствами.

Вообще здание представляет из себя апельсин: в сердцевине лифты, от которых во все стороны расходится куча помещений.

Я прихожу на работу полдевятого и работаю примерно до 16-30. У нас в компании существует норма: человек должен отработать 40 часов в неделю, но он может варьировать свой рабочий день. Обеденный перерыв составляет полчаса: обычно я приношу еду из дома и ем прямо в офисной столовой.

На работе я чувствую себя в кругу друзей, потому что люди работают вместе очень давно — некоторые аж лет по десять, все общаются на уровне старых приятелей. Отсутствие текучки связано с тем, что в России мало хороших разработчиков и корпорации привлекают специалистов почти что идеальными условиями труда. Человек уходит только по двум причинам: если не ужился с коллегами из-за своего скверного характера или так развился на этой работе, что нашел более дорогую вакансию.

Дресс-кода как такового нет, только определенные ограничения в рамках приличия: в коротких юбках и шортах к нам на работу не ходят. Ну и люди, которые встречаются с клиентами, должны выглядеть представительно.

Мои прошлые места работы — кирпичники девяностых годов с узкими коридорами и маленькими кабинетами, до «Скалы» мне не доводилось работать в крупных бизнес-центрах класса A. И разумеется, здесь гораздо лучше: большое открытое пространство, в котором комфортно и не тесно, прекрасный вид на Волгу из окна.

Проблемы тоже есть, но надо понимать, что здание сдано в 2005 году и строилось еще по старым стандартам. Основной минус в том, что оно нагревается неравномерно: одна половина постоянно находится в тени и стынет, а другая — на солнце, она жутко греется. А система кондиционеров одна на все здание: она либо охлаждает всех, либо не охлаждает вообще. Когда становится очень жарко, сотрудники, которым достались места на солнечной стороне, начинают просить администрацию увеличить приток воздуха — в итоге те, кто сидит в холодной части, начинают мерзнуть еще больше. Так что ситуация, когда я летом сижу на работе в свитере, абсолютно нормальна. Решить проблему можно только перестроив всю систему охлаждения, но надо сказать, что администрация очень старается все исправить: для людей, которым жарко, они поставили на этаже еще два кондиционера.

Неплохо бы сделать проветривание помещений с улицы, потому что в «Скала Холл» окна не открываются, а воздух из вентиляции бывает не самый свежий.

С лифтами тоже бывают сложности, но стоит учесть, что в подобном здании ждать их по 5-10 минут — это норма. В «Вертикали», например, всего два лифта — там вообще кошмар. Да, иногда один из подъемников отключают на профилактику, но это даже хорошо — значит, его ремонтируют, заботятся о безопасности. В любом случае, мне никогда не приходилось проводить в ожидании дольше пяти минут, и я думаю, что по лестнице люди поднимаются разве что в рамках собственной фитнес-программы.

С парковками плохо. Раньше у «Скала Холл» был платный паркинг, но потом он перешел во владение магазина «Зеленая страна» и там сделали оранжерею. После этого ситуация резко ухудшилась: вокруг здания всегда пробки, порой тут не то что проехать — пройти сложно. Многие ребята, кто здесь работает, ставятся где-то во дворах или рядом с другими бизнес-центрами, но я живу в двадцати минутах хотьбы и меня эта проблема не особо касается.

У нас в офисе опенспейс, это почти коворкинг: мы сидим в таком же открытом пространстве, только вместо пуфиков — рабочие столы, а вместо ноутбуков — компьютеры. Лично я даже доволен серьезной атмосферой, поскольку в рабочее время мы занимаемся ответственными вещами, а домашняя обстановка может расслаблять. Я хочу быть собран и сосредоточен и готов работать напряженно и эффективно — мне за это деньги платят, в конце концов.