1378

Личный опыт: мы построили бизнес на SMM

Текст: Анна Хмелёвская Фото: Полина Дрожжина

Антон Зарукин и Антон Стеньков — фрилансеры в прошлом и основатели SMM-агентства Republic в настоящем. Набрав кучу успешных кейсов, они решили обучать других — и открыли одноименную онлайн-школу с лекциями и отработкой навыков на реальных заказах. Ребята рассказали, как из пианиста и выпускника психфака превратились в бизнесменов, а также об инсайтах в обучении, работе с «Додо Пиццей», использовании мемов в рекламе и проблемах российского SMM.

Создание агентства

Основатели агентства Republic Антон Зарукин и Антон Стеньков начали работать вместе в 2016 году — причем каждый пришел в к SMM своей дорогой.

Антон Зарукин

Я закончил музыкальное училище, поступил на звукорежиссуру в СГАКИ, но со второго курса ушел и подался в бизнес — хотел открыть интернет-магазин. Вышло довольно забавно: я создал сайт, залил на него товары, а потом понял, что в Самаре нет нужных мне поставщиков — надо было заказывать все из Китая. Но в целом все оказалось не зря: за время работы с сайтом я прочитал кучу книг по SMM и понял, что меня больше привлекает не сам магазин, а его продвижение. В 2012 я начал работать в самарском SMM-агентстве Sabit, а через три года ушел на фриланс.

Антон Стеньков

Я выпускник психфака бывшего госа. В 2011 году я заканчивал универ, играл в музыкальной группе «Паприка» и пытался продвинуть ее вконтакте. Для этого я создал группу, а затем паблик «Афиша Самара» и развивал их, как умел тогда — просто приглашал по 50 человек в день, а афиши к постам верстал в фотошопе. Именно там я оттачивал свои первые навыки, и у меня получилось набрать аудиторию: около 8000 человек до сих пор состоят в группе «Афиши» и около 3000 подписаны на паблик. После универа я успел поработать и в госструктуре, и в бизнес-школе, но при этом фрилансил — выполнял заказы по SMM, таргету и дизайну.

Ребята встретились в 2016 году. По их словам, по отдельности они бы вряд ли добились тех успехов, которыми могут похвастаться сегодня.

Антон Зарукин: У всех фрилансеров есть потолок, когда они полностью загружают себя заказами. Кроме того, по отдельности мы не могли уходить в отпуск — всегда должны были «стоять на посту». В команде компетентных единомышленников потолка нет: мы можем продвигать более крупные компании и брать более сложные заказы.

Антон Стеньков: Сначала мы просто подкидывали друг другу заказы, но уже на третьей встрече поняли, что хотим работать вместе. Сейчас, чтобы стать агентством, достаточно назвать себя так в интернете и быть убедительным — тогда пойдут клиенты. А можно иметь штат в 100 человек, но так и не добиться серьезного отношения к себе на рынке, потому что в интернете ты ведешь себя как школьник. Мы компетентны, поэтому у нас все получилось.

Антон Зарукин: Изначально у нас не было офиса: мы встречались в кафе и ресторанах. Это было ужасно: вокруг столько еды, что иногда мы больше ели, чем работали. Через полгода скитаний по ресторанам мы перебрались в коворкинг FUTUROOM, где базировались года полтора, а потом у нас наконец появился собственный офис. Тогда же мы взяли в Republic третьего сотрудника, потому что нам хотелось снять с себя обязанность общения с клиентами, — схантили из ульяновского агентства Катю Сергиенко. Она работает с нами на удаленке.

Работа с клиентами

Антон Зарукин: Наши основные клиенты — представители действующего бизнеса с качественным продуктом, от производственных компаний до сервисов по доставке еды. Мы помогаем усилить поток обращений к ним через рекламу в соцсетях. Второй по популярности запрос — фирма хочет быть интересной своей аудитории, и наша задача правильно подобрать контент. Чуть реже мы работаем на привлечение повторных заказов — обычно для среднего бизнеса или крупных сетей. Еще реже нас просят вести корпоративную группу в соцсети — причем зачастую сами не понимают зачем — просто потому что у конкурента уже есть. У таких партнеров мы пытаемся узнать их настоящую потребность: это может быть, например, привлечение заказов или повышение лояльности клиентов.

Антон Стеньков: Одно время мы пытались участвовать в создании личного бренда, но я считаю, что это раздутая хайповая тема. Дело в том, что измерить успех адекватными методами в этом случае очень тяжело: то, что у тебя стало на десять тысяч подписчиков больше, не значит, что теперь ты бренд. Да и вообще, у интересных людей личный бренд получается сам, без помощи агентства.

Антон Зарукин: А я даже немного завидую тем, кто умеет постоянно брать инфоповоды из своей жизни, и считаю, что личный бренд — крутая штука. Сделать классную фотку и классный текст достаточно сложно, это требует времени, поэтому вполне логично искать помощников. С другой стороны, я уважаю людей, которые занимаются этим сами, потому что тогда их контент уникален. Если же подобные услуги заказывают на стороне, личный бренд шаблонизируется.

Юмор в постах и идеалы Burger King

Антон Стеньков: В SMM мы любим хорошие инфоповоды и юмор. Например, в паблике нашей школы мы писали: «Если ты станешь SMM-щиком, то тебя не коснется пенсионная реформа». А во время ЧМ активно использовали в рекламе матрешку со свистком, и это хорошо работало. Для нас эталон юмора — это Burger King, и если есть шанс пожестить, мы не упускаем его. Например, однажды взяли фото Ивлеевой у Дудя, где она показывает размер, и дополнили подписью «Научим работать с измеримыми показателями».

Антон Зарукин: Еще нам нравятся отсылки к играм и фильмам. Так, для «Додо Пицца» мы выкладывали пост про «Фантастические пиццы и где они обитают». Вообще, на своих продуктах мы экспериментируем, как хотим, а на клиентских проектах ведем себя чуть осторожнее. Все зависит от выбранной стратегии и договоренности с заказчиком: мы с ним на берегу решаем, будем делать вирус из каждого поста или нет.

Антон Стеньков: При этом мы видим границы допустимого. Мы против негативных инфоповодов — например, мема MDK о смерти Жанны Фриске или HR-поста какого-то ТЦ со словами «У нас работают все пожарные выходы и есть куча огнетушителей». Существуют вещи, которыми нельзя пользоваться в коммерческих целях, и трагедия в Кемерово — одна из них.

Антон Зарукин: Мы особенно гордимся кейсами на тему доставки еды — съели на них тонну собак. Сейчас работаем с сетью «Додо Пицца» и сотрудничаем с 12 городами, где она представлена. Учитывая, что в офисе у нас сидит всего 9 человек, получить клиента с такими объемами и бюджетом очень непросто, так что этот проект для нас — большое достижение. Мы специально под него собрали дополнительную команду из 10 человек, причем 9 из них — выпускники SMM-школы, которую мы открыли прошлым летом.

Открытие SMM-школы

Антон Зарукин: В ходе работы мы то и дело получали от компаний предложения обучить их сотрудников основам SMM. Кроме того, всегда есть люди, которые хотят сменить профессию. У нас к тому моменту уже была база для обучения: во-первых, мы постоянно подтягивали своих сотрудников — придумывали разные методики, записывали видео, а во-вторых, мы оба по образованию педагоги. Кроме того, мы хотели масштабироваться, так что идея запустить SMM-школу пришлась как нельзя более кстати.

Первый курс «Профессия SMM-щик» мы провели офлайн в июне 2017 года. Занятия двух групп проходили в переговорке FUTUROOM и длились по 6 часов. Сейчас наше обучение доступно только в формате онлайн, оно длится три месяца и стоит 28 000 рублей, также возможна ежемесячная оплата по 10 800.

Трехчасовые занятия проходят дважды в неделю. Мы ведем прямые трансляции в закрытой группе вконтакте, позже их можно посмотреть в записи. Выходя в эфир, мы читаем лекции и параллельно ведем запись экрана компьютера — чтобы все было наглядно. Еще закидываем в группу полезные материалы по программе — видео и статьи.

Помимо основной домашней работы, состоящей, например, в настройке и запуске рекламы, каждому ученику нужно делать маленькие ежедневные задания, которые помогают оставаться погруженным в тему. При этом все задачи выполняются на реальных кейсах — человек либо приходит на курс с готовым бизнесом, который хочет развивать, либо мы даем ему один из проектов агентства.

Домашние работы мы тоже проверяем в прямом эфире — чтобы все было наглядно. Это тяжело для нас и занимает около восьми часов каждую неделю, но эффективно для учеников: ошибки у всех типовые, поэтому глядя, как разбирают чужие работы, ты прокачиваешь свой скилл.

Мы рассказываем не только об SMM-процессах, но и о том, как находить клиентов и работать с ними. Последние две недели обучения уходят на тестирование приобретенных навыков: ребята запускают рекламу, на которую мы выделяем бюджет, ведут соцсети своего кейса, а потом сдают дипломную работу и оценивают свои результаты, которые бывают феноменальными. Например, одна девушка помогала мужу с автосервисом, и ей на этапе настройки рекламы удалось настолько четко определить целевую аудиторию, что и реклама вышла очень дешевой, и количество заказов резко возросло. Я могу привести десятки таких примеров.

Антон Стеньков: Сейчас мы ведем уже пятый поток обучения, на нем почти 200 учеников, которые разделены на группы. У каждой из них свой куратор — наш выпускник. Он отвечает за обратную связь во внутренних чатах. При этом не важно, продаешь ты торты на заказ или продвигаешь конезаводческую ферму — принципы построения SMM одинаковы почти для всех. В конце курса лучшему ученику, который качественнее всех выполняет домашки и ежедневные задания, мы возвращаем деньги за обучение.

Наш курс постоянно пиратят, но нас это не очень волнует, потому что мы делаем лекции актуальными для каждого нового потока. При этом был случай, когда парень, посмотрев пиратские лекции в интернете, пришел к нам на обучение — настолько ему понравилось.

Нас часто спрашивают, зачем мы открыли школу и плодим себе конкурентов. Обычно выдвигают две версии: либо мы глупые и не понимаем, что делаем, либо слишком умные и плохо учим людей. Но на деле наш подход не противоречивый: во-первых, мы можем взять лучших учеников к себе на работу, во-вторых, мы в любом случае масштабнее фрилансеров и уже не берем заказы с бюджетом в 20 тысяч рублей. К обучению мы подходим со всей ответственностью: после нашего курса можно идти работать в агентство, успешно выполнять заказы на фрилансе и даже запустить собственное дело. Правда, для этого понадобятся дополнительные компетенции управления.

Проблемы российского SMM

Антон Стеньков: Многие представляют себе SMM как «Привет, записывайтесь на ноготочки», поэтому логично, что у людей возникает вопрос, зачем он вообще нужен. Но это очень сильный инструмент, который закрывает большинство задач бизнеса: от поиска заказов до поддержки репутации. Мы отвечаем наглядным кейсом: крупный завод федерального уровня обратился к нам с просьбой сделать так, чтобы его работники интересовались жизнью своего предприятия и гордились им. Так SMM решает уже внутренние задачи компании.

Антон Зарукин: При этом у рынка есть огромная потребность в SMM, но хороших специалистов мало. Кто-то до сих пор приглашает людей в группы вручную и использует массфоловинг. Все SMM-щики, которых мы выпускаем, востребованы: каждый день появляется новый бизнес, и реклама в соцсетях для него — самый простой способ вхождения на рынок. А если ты умеешь все сам, то еще и самый дешевый.

Интернет-агентство Republic вконтакте

Группа SMM-школы Republic, инстаграм