1583

Личный опыт: я работаю в Кремниевой долине

Максим Мельников

Совсем недавно в издательстве «Индивидуум» вышла книга Кори Пайна «Живи, вкалывай, сдохни. Репортаж с темной стороны Кремниевой долины». Под таким названием известен инновационный кластер под Сан-Франциско, где базируются ведущие высокотехнологичные компании мира. Самарец Егор Пахомов, работающий там уже больше пяти лет, объяснил «Большой деревне», в чем различие между Россией и Америкой и сходство между компанией Apple и ЦРУ, а заодно рассказал, как ему удалось попасть в Долину и почему все-таки хочется вернуться домой.

Задачки со звездочкой и работа в «Яндексе»

Я учился в СамЛИТе — одной из лучших школ Самары, где есть возможность изучать компьютерную грамотность и программирование не только на уроках, но и в качестве факультатива. В старших классах много занимался олимпиадным программированием — и был сильно удивлен, когда через семь лет выяснилось, что ровно такие же «задачки со звездочкой» задают на собеседованиях в больших компаниях.

Участие в олимпиадах давало возможность без проблем поступить и в МГУ, и в ИТМО (Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики — прим. ред.). Я выбрал Питер, потому что Москва казалась мне слишком динамичным городом, но слегка промазал со специальностью и занимался более низкоуровневыми задачами, чем мне бы хотелось. Поэтому на втором курсе я поступил в Computer Science Center — это некоммерческая образовательная организация, которая спонсируется «Яндексом» и JetBrains. Там я познакомился с областью больших данных, которой и занимаюсь до сих пор.

Работать в «Яндексе» я начал после участия в Tolstoy Summer Camp — бизнес-инкубаторе для стартапов ранней стадии. К концу трехмесячной программы мы презентовали наш стартап инвесторам, но не получили предложений об капиталовложениях, а веры в проект, чтобы жить на дошираке и развивать его, у нас не было — поэтому я пошел в «Яндекс». К сожалению, все истории, которые мне хотелось бы рассказать про эту компанию, попадают под соглашение о неразглашении. Могу лишь упомянуть, что работал в том числе в Yandex Data Factory, и мне там нравилось.

Переезд в Америку и 264 килограмма вещей

Серьезные мысли о переезде в Америку были спровоцированы экономической нестабильностью в конце 2014 года. Хотелось уверенности в завтрашнем дне, и решения, к которым я шел и без этого, были просто приняты раньше.

Программисту уехать в США намного проще, чем представителю любой другой профессии: ты уже знаешь язык, суть работы почти не меняется, специалисты востребованы и могут рассчитывать на неплохой доход. Но при этом нужно понимать, что Штаты отличаются от России по многим вопросам: люди здесь иначе получают образование, инвестируют деньги, выстраивают отношения с государством и так далее. Так что по-настоящему подготовиться ко многим изменениям в жизни, сидя в России, просто невозможно.

Главные факторы комфортного переезда — знание языка и финансовая подушка на первое время. Английский я изучал для работы и из эстетических соображений, потребляя весь доступный контент. Особый прогресс мне дал сериал «Друзья», который в оригинале, кстати, гораздо смешнее: там важны нюансы, интонации.

На первое время должно хватит 15 000 долларов, хотя для комфортного переезда лучше рассчитывать на сумму в 30 000

Расходы при переезде зависят от того, как он организован. Если тебя перевозит компания-работодатель, то машину на первые три месяца тебе, скорее всего, дадут. Если нет, придется покупать самому — на самую простенькую уйдет около 5000 долларов. Я свою купил за 18 000, потому что мне важен комфорт. Дальше — аренда жилья: депозит около 3000 долларов и еще 3000 попросят за первый месяц. Апартаменты сдают без мебели, так что нужно будет закупить и ее. В общем, 15 000 долларов на первое время должно хватить, хотя для комфортного переезда лучше рассчитывать на сумму в районе 30 000.

Я перевозил вещи транспортной компанией — получилось 264 килограмма. Так много вышло из-за хобби, для которых нужна куча дорогого снаряжения, накопленного годами: в России я занимался альпинизмом, дайвингом, катался на велике. По итогу переправить в США все свои палатки и лыжи оказалось верным решением. Скажу больше: нужно было брать не только их, но и все остальное в доме. Разложив вещи по прибытии, я понял, что не хватает полотенец, разделочных досок и множества других необходимых в хозяйстве мелочей. Отправился в «Икею» и закупился на 500 долларов, которые мог бы сэкономить, просто побросав в коробки содержимое кухонных ящиков.

С оформлением документов не было никаких проблем: нужен паспорт и диплом, который ты сам переводишь, а потом заверяешь у любого человека, который знает английский и русский, что перевод соответствует оригиналу. Вопросы у меня возникли разве что к визе: было доступно несколько вариантов, но ни один из них не показался мне приятным и супернадежным.

Для работы я выбрал контору, которая стабильно и качественно оформляла грин-карты своим сотрудникам. Получив свою, я смог устроиться в Apple.

Бесполезные собеседования и секретность Apple

Работу искал так же, как в России, — через сайты вакансий. Отличие только в том, что под опытом работы в США и России понимают разные вещи. В штатах этот пункт звучит как «years out of college» — они берут дату, когда ты формально выпустился из университета, и считают количество лет с этого момента. Таким образом, если ты работал во время учебы, это никого не интересует. Дело в том, что университеты в Штатах функционируют иначе, и американцы просто не представляют, как можно серьезно работать в студенчестве.

Еще из отличий: ты узнаешь, на какой уровень позиции тебя собеседуют, только в самом конце. А из этого вытекает зарплата и прочие условия. Итог — огромное количество встреч, по результату которых тебе предлагают не ту работу, какую ты хотел, и куча времени, потраченного впустую. Оно реально измеряется сутками: сначала созвон с рекрутером по холодным звонкам, потом с координатором, потом с основным эйчаром и так далее. В результате на полный цикл общения с одной компанией уходит больше двадцати часов.

Время, потраченное на поиск работы в Америке, измеряется сутками. На общение с одной компанией уходит около 20 часов

Я не могу говорить про работу в Apple даже теперь, когда перестал там работать. Это связано с тем, что практически любая информация попадает под соглашение о неразглашении — у них культура, как в ЦРУ. А то, что не попадает, может мне аукнуться при устройстве в другую компанию. С моей стороны смело говорить даже о самом факте того, что у меня могут быть неприятности такого рода.

После ухода из Apple я получил восемь предложений о работе, и одно из них было из AirBnB. Этот вариант показался мне привлекательным по нескольким характеристикам: контора менее бюрократична, чем старые компании вроде Google, и предоставляет сотрудникам больше ништяков вроде нормальной еды, дизайна офисов, деталей страховки и так далее. AirBnB находится в сегменте гостеприимства и старается быть гостеприимной в том числе и в отношении сотрудников, а для меня важно приходит на работу и чувствовать, что меня там ценят.

Работа в AirBnB и культура общения

Мне нравится, что я могу спокойно разговаривать о компании — у нас довольно открытая культура. Когда ты приходишь, тебе показывают офис, знакомят с бизнесом, отделами, и делают это в течение трех недель. Компания тратит время, чтобы дать тебе возможность выбрать проект, — мне нравится такой подход. По деньгам же во всей Долине AirBnB уступает сейчас, наверное, только Netflix и Facebook.

Я работаю с людьми, у которых высокий технический уровень и хорошие коммуникационные навыки. Это важно, потому что программисты, приезжающие из России, в среднем гораздо сильнее местных технически, но гораздо слабее в коммуникации. Америка — это набор разных культур, и везде свои особенности. Например, на нашем побережье нельзя кому-то в корпоративной среде сказать, что он неправ. То есть если кто-то сделал херню, ты не можешь сказать, что это херня, ты должен сказать «это можно улучшить вот в таком направлении».

Согласно корпоративной культуре, если кто-то сделал херню, ты не можешь сказать, что это херня, ты должен сказать “это можно улучшить вот в таком направлении”

Понимание, как именно формулировать свои мысли, приходит очень медленно. Как говорят старшие товарищи, в среднем, тебя должны уволить дважды, прежде чем ты поймешь, как разговаривать с людьми. При этом любая позиция выше моей нынешней требует гораздо более сильных коммуникационных навыков, чем у меня сейчас.

Думаю, я в AirBnB надолго — считаю, что если ты в хорошей компании на хорошем уровне, нет смысла менять место работы — логичнее искать возможности перехода между отделами, если проект надоел.

Опасные районы и внутренний туризм

Мы живем в Сан-Матео — это маленький город в середине Кремниевой долины, который находится между Сан-Франциско и Сан-Хосе. Снимаем однокомнатную квартиру примерно на сто квадратов. Обычно квартиры здесь намного меньше, но наша находится в доме, построенном еще в тридцатые годы для личного пользования, поэтому сделано все добротно и с удобной планировкой.

В Америке развито малоэтажное строительство, и первое время было непривычно: паркуешься около дома, проходишь три шага — и ты в квартире. При этом вокруг не копошатся тысячи соседей. Сейчас я очень привязался к такому формату.

После переезда начинаешь обращаться внимание на вещи, которых раньше не замечал. Например, в США хорошо работает почта — по ней мне приходили права, гринкарта и вообще все, кроме продуктов. Посылки и письма оставляют прямо у порога — причем в их сохранности можно быть уверенным. Это безумно удобно.

Но я не хочу сказать, что здесь меньше преступности, чем в России. У одних моих знакомых угнали авто, у других вытащили парашют за 3000 долларов. Если ты в Сан-Франциско оставишь рюкзак в машине, тебе гарантированно разобьют стекло и достанут его. Существуют целые районы, в которые я никогда не пойду, потому что это опасно, — такие места хорошо показаны в фильме «Брат-2».

Природа в штатах если и не красивее, чем в России, то точно более логистически доступна — ты можешь без проблем добраться практически до любой природной достопримечательности. Если же где-то нет дорог, то их там нет специально, а не потому, что руки не дошли. Как человек, путешествовавший на Саяны, Байкал и Кавказ, могу сказать, что внутренний туризм в США организован гораздо более эффективно — и поэтому очень популярен.

А вот кухня в Америке паршивая. Есть много заведений с едой, которую человек из России просто не может потреблять — и это не только моя точка зрения. Никто из русских, например, не ест завтраки в гостиницах, потому что там дают абсолютно резиновый хлеб, яичницу из порошка, какие-то жирные блинчики и воистину невыносимый кофе! Так что если ты куда-то едешь, тебе нужно иметь четкий план, где ты будешь останавливаться для перекуса.

Грабительские налоги и тотальная экономия

Самое дорогое, что я купил здесь, помимо машины, — это стол и стулья на кухню за 1000 долларов, остальное я либо трачу на путешествия, либо откладываю. Когда спрашивают, на что именно, отвечаю, что на жилье в Калифорнии, но это отговорка: приличный дом обойдется в два миллиона долларов, и на него еще будет огромная очередь. На самом деле я коплю на старость: хочу «выйти на пенсию» лет в 35 и к этому времени обеспечить комфортную жизнь не только себе, но и детям. Чем больше будет капитал, тем больше свободы действий.

Обсуждать доходы друг друга тут не принято, но я могу сказать, что люди с моим стажем получают больше 200 000 долларов в год. А вот насколько больше, зависит от многих нюансов. Российские сайты часто публикуют информацию о зарплатах айтишников в Долине, которая не то чтобы не верна, но не поддается объективной оценке.

Так, эти цифры не учитывают налоги — в Калифорнии они грабительские, около 35%. И за эти отчисления ты не получаешь практически ничего, потому что они тратятся на вещи, которыми ты не можешь воспользоваться. Например, большая статья расходов — это медицина для бедных и для граждан старше 65 лет. Дальше идет высокая стоимость аренды. Интернет — 50 долларов в месяц, связь — 40. Все, что касается сфер, где работают другие люди, в Америке намного дороже, чем в России, потому что здесь выше зарплаты. В итоге, даже имея солидный доход, ты вынужден буквально экономить на спичках.

Разговоры о России и свобода слова

Штаты — страна в себе: люди здесь перечислят по именам 20 кандидатов в президенты от демократической партии, но не смогут назвать канцлера Германии. После выборов Трампа Россия стала большой темой на повестке дня, но до этого ее вообще не было в информационном поле. Из русских, кроме Путина, тут почти никого не знают.

В целом, к нашей стране американцы относятся позитивно, но надо учитывать, что мнение, которое высказывает житель США, далеко не всегда совпадает с его точкой зрения. Например, в либеральных кругах нельзя заявить, что тебе не нравится Россия, потому что ты не можешь быть негативно настроен к какой-то стране — только к ее недемократическому режиму.

Свобода слова тут очень условна. Одного профессора недавно уволили из двух институтов за неудачную шутку о том, что ему тяжело работать с женщинами

Свобода слова тут очень условна. Например, есть ряд вопросов в текущей политической ситуации, по которым лучше не высказываться, иначе тебя перестанут брать на работу. Это расовые и гендерные проблемы, движение #MeToo (выступает за осуждение сексуального насилия и домогательств — прим. ред.) и проблемы окружающей среды. У меня не радикальная позиция, но если я начну озвучивать мысли по ежедневным событиям в общественном пространстве, есть высокая вероятность, что будут последствия.

Как это работает: ты пишешь пост, набегает куча людей, которые считают, что ты задел чьи-то чувства, и твое окружение — в той организации, где ты работаешь или мог бы работать, — от тебя отворачиваются, потому что иначе их просто заклюют. Самое подходящее слово из русского — травля. Таким образом здесь лишаются постов губернаторы, программисты из Google, так потерял место глава Гарварда. Одного профессора недавно уволили из двух институтов за неудачную шутку о том, что ему тяжело работать с женщинами. Одним словом, высказывать свою точку зрения публично просто небезопасно.

Причины вернуться и планы на будущее

Англицизмы надежно поселились в моей речи, а вот некоторые русские слова действительно забываются. Есть понятия, которые ты часто употребляешь на английском и значения которых тебе уже стали ближе, чем аналоги на русском. В местном русскоговорящем сообществе засорение языка простительно, хотя люди, у которых есть дети, стараются следить за его чистотой, понимая, что иначе их отпрыски могут просто не научиться правильно говорить по-русски.

Среди эмигрантов есть люди, которые после жизни в Америке возвращаются обратно в Россию. Я делю их на три категории в зависимости от причин. Первый вариант: переезжающая пара распадается, и человек не может устроить свою личную жизнь. Найти мужчину или женщину с нужным культурным кодом тут весьма непросто даже при обилии русскоговорящих. Второй вариант: в паре один из партнеров работает, а второй — нет, и через год он начинает лезть на стенку от одиночества, потому что работа — важная часть социализации. Третий вариант: после переезда людям не нравится здесь то же, что и всем: привязанность к машине, плохая кулинария, дороговизна медицины и жилья.

Сам я по России скучал первые месяцы, пока не освоился, а сейчас ко всему привык. У меня даже есть своя переносная баня, которую я ставлю на берегу океана: попарился — и сразу ныряешь в волну. Мне не хватает только двух вещей — альпинистского клуба, альтернативы которому я тут не нашел, и нашего менталитета. Люди в России более прямые и искренние, что хоть и мешает работе, зато чаще рождает интересные беседы.

Сейчас мое возвращение финансово нецелесообразно. А вот когда деньги перестанут быть вопросом, и я смогу жить в свое удовольствие, мне будет приятнее делать это в России

Я часто думаю о возвращении, но не потому, что мне здесь плохо. Просто, во-первых, я здесь многому научился из тех вещей, которых в России еще нет, — не терпится приехать и поделиться опытом. Во-вторых, мне понравилось работать в Яндексе — хотелось бы повторить. Это очень приятная компания, где трудятся адекватные, профессиональные и технически грамотные люди, а инфраструктура не уступает Apple и AirBnB.

Сейчас мое возвращение финансово нецелесообразно. А вот когда деньги перестанут быть вопросом, и я смогу жить в свое удовольствие, мне будет приятнее делать это в России. Не надо думать, что я сосредоточусь только на себе, — совсем наоборот. В английском есть поговорка, которая в переводе звучит так: «Требуется целая деревня, чтобы воспитать ребенка»: на ранних этапах жизни в меня вложилось много людей, и будет честно, если я постараюсь отдать миру обратно то, что получил. В прошлом году у меня был маленький проект — я открыл в Америке НКО, через которую переводил деньги в российские фонды типа «Старость в радость». Сейчас дело немного затихло — не хватает времени. Но какими-то похожими проектами хочется заниматься чаще.