1692

«Лифт — самый безопасный вид транспорта»

Текст: Любовь Саранина Фото: Артем Голяков

3 февраля в самарском офисном центре «Биг-Бен» лифт, в котором находилось восемь человек, пролетел несколько этажей в свободном падении. Тогда чудом обошлось без жертв — кабина остановилась ниже уровня первого этажа и заблокировала пассажиров на полтора часа. Тремя неделями ранее в элитном московском жилом комплексе «Алые Паруса» трагедии избежать не удалось — в упавшем лифте погибла женщина. Самарский Ростехнадзор с прокуратурой тут же объявили о тотальной проверке лифтов в области, однако ответа от ведомства на запрос о результатах рейда редакция до сих пор не получила. Мы встретились с электромехаником по лифтам с сорокалетним стажем Михаилом Яковлевичем Ринкусом, чтобы узнать, насколько плачевна ситуация с подъемниками в Самаре и как обезопасить себя в кабине.

Как работает лифт

Когда я в 1981 году пришел работать электромехаником, лифты были распашные — двери открывались руками. Сейчас на весь город таких осталось всего несколько, один из них в «Пироговке».

Сама схема пассажирского подъемника не меняется с XIX века, когда их начали строить: кабина устанавливается в шахте, подвешивается на канатах через лебедку в машинном помещении и скользит по двум рельсам. У кабины есть противовес, чтобы уравновешивать ее.

Раньше у лифтов была релейная схема — электрическая, сейчас механическая часть контролируется электроникой. Так что сегодня мы должны знать не только основы слесарного дела и механику, но и иметь хотя бы минимальное представление об устройстве микросхем.

Наши лифты уступают импортным только в комфортабельности — не так блестят

Электроника сделала лифты более безопасными. В старых двери закрывались за 7-8 секунд. Потом появился подвижный пол: когда человек в кабине, система ощущает вес пассажира, и двери остаются открытыми.

В крупные офисные центры и элитные дома сейчас закупают в основном импортные лифты. Наши российские уступают им только в комфортабельности — они так же хорошо работают, но не так блестят.

Лучшие механики — пенсионеры

Раньше нагрузка по количеству лифтов была меньше, и механики смотрели за ними строже

Я уже на пенсии, слежу только за подъемниками в больнице Пирогова. У тех же, кто работает в жилых домах, — от 40 до 60 лифтов, а это превышение нормы в два раза. По советским стандартам, у механика 5 разряда, как у меня, в обслуживании было 24-25 лифтов и каждый месяц по два ремонта. Когда я только начинал, народ приходил в основном уже женатый, серьезный. Был стимул — квартира и хорошая зарплата. Нас обучали строго, и каждый знал, что от него зависит жизнь людей. Но и нагрузка была меньше, а значит, механики смотрели за лифтами строже. Сейчас на это просто нет времени.

Сегодня кадров не хватает: труд механика стоит очень дешево. Приходят новички, без опыта, больше 20 лифтов обслужить не могут, а это в итоге всего 12000 рублей. Так что молодые не держатся.

Случаев обрыва тросов, о которых часто кричат по телевидению, — один на миллион

Как часто падают кабины

Лифт — самый безопасный вид транспорта. Все чрезвычайные случаи, которые бывали в советское время, можно пересчитать по пальцам. До начала1990-х у нас было единое управление в Москве, и когда случались какие-то ЧП, по всему Союзу сразу рассылалась информация о том, где и что стряслось, а главное — почему, чтобы мы знали, на что обратить особое внимание.

Падение лифта на моей памяти у нас в городе было всего одно — по вине механика. Тогда кабина упала пустой, но даже если бы в ней были люди, они остались бы живы.

Самопроизвольный обрыв тросов, о котором часто кричат по радио и телевидению, просто невозможен. Пассажирский лифт грузоподъемностью 320 кг держат три троса по 12 миллиметров толщиной. Каждый выдерживает двенадцатикратную нагрузку, поэтому обрыв даже одного из них — что-то невероятное, случай один на миллион.

По поводу недавнего случая в «Биг Бене» могу только догадываться, но там точно ничего криминального не произошло. Я знаю, что двигатель тамошнего лифта управляется электроникой, кабина должна плавно разгоняться и останавливаться. Может, в связи с перегрузом двигателю не хватило мощности, и он стал тормозить только в самом низу. Отсюда и довольно резкий удар. Но обычно тамошний подъемник мягко встает на упоры и вообще работает нормально. Не всегда виновата техника. Главное в работе этой техники — добросовестность механика и правильное отношение пассажиров.

Лифты сейчас однозначно стали безопаснее. Электроника контролирует практически все

Техобслуживание

Раз в год каждый лифт проходит техническое освидетельствование инспектором Инженерного центра. Он пишет заключение и дает рекомендации владельцу, определяет срок выполнения предписаний. Штрафы за их несоблюдение довольно приличные — проще заменить лебедку, чем платить из своего кармана.

Механики проводят техобслуживание каждого лифта раз в месяц. Это значит, что я каждые четыре недели езжу в кабине, осматриваю все системы, механизмы и узлы. Я могу на слух определить, где и что не так. Кого-то скрип напугает, мне — скажет о многом: нужно ли сразу тормозить, или пусть поработает еще день-два до ремонта.

Продолжительность жизни лифта по большей мере зависит от качества обслуживания. Есть такие, как последний распашной в «Пироговке», — он прослужит еще пятьдесят лет, просто потому, что им мало пользуются. В 1990-м году мы меняли там обычные пассажирские лифты, им было по 25 лет, а износ был ощутимым: работали как челнок, с этажа на этаж без остановок, даже в ночное время.

Что делать, если застрял

Люди ждут лифтера, не выдерживают, и начинается: кто топор достает, кто монтажку

Каждая кабина должна быть оснащена диспетчерской связью. Когда она останавливается, нужно связаться с лифтером. Днем диспетчер вызывает механика, вечером и ночью — аварийную службу. По нормативам, она должна прибыть через 20-30 минут, даже когда на дорогах пробки. Недавно был случай: застрял лифт, диспетчер вызвала механиков — все на освобождении, она — звонить в аварийку — то же самое. Людей освободили только через полтора часа, правда, со слов тех, кто застрял. Но это просто стечение обстоятельств и, опять же, нехватка персонала, экипажей.

Мы следим, чтобы в каждой кабине была табличка с номерами телефонов, куда люди могут позвонить, если связь с диспетчером не работает. К счастью, мобильники сейчас есть у всех. Также в кабине есть правила поведения в лифте — от того, соблюдаются ли они, тоже зависит безопасность пассажиров. Конкретных рекомендаций на случай обрыва тросов нет даже у нас. Общее правило: при движении находиться в центре кабины. Если же застряли, главное — не паниковать и не пытаться ничего сделать самому. А то, бывает, позовут лифтера, подождут пять, десять минут, не выдерживают и начинается: кто топор достает, кто монтажку.