139

Анфиса Доброходова: «Живопись — это медиа»

Анфиса Доброходова — новая самарская арт-единица, которая впервые заявила о себе в этом сезоне и стартовала сразу с двух больших по меркам города выставок. Первая, «В поисках коровы», открыла экспериментальный зал молодого искусства в Музее Модерна, вторая, «Арт-мост» прошла в Музее Алабина, где Анфиса выступила с мощным психоделическим бэкграундом в виде известного авангардиста Владимира Терехина. Мы поговорили с Анфисой и узнали, что она думает о локальной арт-сцене, почему ей не нравится писать для зрителя, и какие картины лучше всего продаются.

 

— Расскажи, о чем твои картины? На какого зрителя ты ориентируешься? Какие эмоции хочешь вызвать?

— В процессе создания картин самое последнее, о чем я думала, так это о зрителе. Все самое захватывающее — это процесс создания, который является спонтанным. Никакой подготовки, обдумывания и эскизирования. Достаю все сразу изнутри и выбрасываю на холст. То, что извлекается из меня, не проходит никакой дополнительной обработки. Помимо того, что этот метод эгоистичный, он еще и честный. Идеальная для меня реакция — это возникновение вопросов у зрителя и хотя бы мысли о попытке на них ответить.

Анфиса Доброходова. «Композиция 08»
— Что и кто тебя инспирирует? Какие школы, течения, личности?

— Меня инспирирует то, что всё ЭТО случается со мной. Мы же в России, а это просто огромный ресурс для формирования идей, смыслов и так далее. В том, что происходит со мной, достаточно магии, связи всего со всем, интенсивности и постоянно меняющихся потоков — просто невозможно не вдохновляться. Живопись для меня является также своеобразным медиа, которое в плоскости равнозначно, к примеру, поэзии или музыке. Просто живопись — инструмент, подходящий именно мне. Я люблю абстрактный экспрессионизм, «новых диких», движение «флуксус», венский акционизм, свободную фигуративность и много всего другого. Если говорить о самарских художниках, то самая любимая работа у меня — видео Владимира Логутова «Made in Куйбышев». Также мне симпатично творчество Олега Елагина, Андрея Сяйлева, Алексея Веревкина, Коржовых. Нравятся радикальные идеи Сергея Баландина, интересна стихийная живопись Дарьи Емельяновой.

Один из любимых художников Анфисы — молодой швейцарец Леопольд Рабус

— С чем ты связываешь внезапный интерес к своему творчеству? Две выставки подряд в крупных музеях — не каждый молодой художник может этим похвастаться.

— Интерес к моему творчеству — это громко сказано. Лучше вообще не произносить это вслух. Моя живопись не открывает ничего нового, она сильно вторична, но она демонстрирует то, как я улавливаю визуальные потоки, и с какой точностью нахожу для них форму. Видимо, некоторым мероприятиям нужны люди, про которых можно сказать «молодой художник».

Интерес к моему творчеству — это громко сказано. Лучше вообще не произносить это вслух— Повлиял ли этот интерес на продаваемость картин? Ты вообще продаешь их? Если да, то дорого ли они стоят?

— Да, продаю, и некоторые из них покупают. Конечно же, покупают фигуратив. Те, кому в Самаре может прийти в голову мысль купить картину, не понимают, зачем нужна абстракция, так как не совсем умеют считывать этот язык.

Анфиса Доброходова. «Композиция 01»

— Как оцениваешь самарскую арт-сцену и свое место на ней? Чего ей не хватает, на твой взгляд, а чего в избытке?

— Я могу говорить только о самарской среде, т.к. самарская арт-сцена — понятие очень эфемерное. Так вот, самарская среда переполнена талантливыми людьми, их просто демонически много. У нас просто нет привычки превращать все это в продукт. Я считаю, что в нашем городе «художников» должно быть больше, чем культуртрегеров — а культуртрегеры должны срочно доставать НЕЧТО из самарского НИЧТО. Его там навалом.

 

— Какие дальнейшие планы? Насколько мне известно, ты училась в «строяке», планируешь ли обучаться именно художественным техникам в какой-нибудь академии искусств? Нужно ли вообще художнику учиться, как думаешь?

— Я закончила «строяк» и поняла, что система образования не совсем мне подходит. Я более эффективно обучаюсь другими методами. Некоторым художникам нужно учиться в вузах, если им эта форма подходит. Мне — нет. Важно то, как именно тебе удобно получать навыки и знания.

Действенным методом обучения, как мне кажется, является собственные распределение и систематизация информации и извлечение ее из книг, статей, фильмов, мастер-классов, путешествий, знакомств и так далее.

В моих планах — писать картины и экспериментировать с другими медиа.

Выставка молодых художников «Поиск коровы» в Музее Модерна (Анфиса Доброходова, Дмитрий Жиляев, Валерия Наумова)

— Художник должен быть голодным?

— Мой внутренний художник должен быть голодным до интенсивности, событийности, разного рода приключений, парадоксальности и авантюр.