4444

«Район — жопа»: путеводитель по Запанскому

Текст: Мария Крючкова

Поселок Шмидта, или Запанское — одно из самых мифологизированных мест Самары: большинство из нас никогда не бывало там. При этом люди уверены, что там — криминальный рай города. Ходят легенды, что каждый местный житель сидел. Редакция «Большой Деревни» совершила гоп-стоп в поселке и поговорила с местными на их языке. Жизнь в сабурбане глазами журналиста, продавщицы «Пятерочки» Ольги и админа сообщества «Самара Запанской» Юрия Тарасова.

Самарский Гарлем

Без всякого специального плана люди начали самовольно селиться на территории поселка Шмидта в 1880-х годах, когда через город протянули Самара — Златоуст. Официальное название район обрел только в 1934 году, но это скорее была формальность: народ с самого начала окрестил его по-свойски. Люди говорили «Запанской», подразумевая место, которое находилось за улицей Панской (ныне — Ленинградской). Официальное же название поселок носит не в честь лейтенанта, а в честь советского математика Отто Шмидта.

О маргиналах, которые прославили местность, писал Алексей Пешков, проживавший в Самаре в 1895 году. Упоминал он «горчичников», местных хулиганов, наводивших ужас на мажоров с Панской. «Городок под городом» — таким эпитетом он охарактеризовал поселение, намекая на его автономность и самобытность. Горожане же менее политкорректно считали это место дном Самары.

С 1990-х на территории Запанского не работают крупные заводы и предприятия за исключением фабрик «Весна» и «Лиронас». Последний сегодня занимает помещения завода «Рейд», который в советское время производил приборы для атомных субмарин. «Я немного работал на „Лиронасе“ — мне не понравилось. Там обманывают, платят не полностью», — сдал бывших работодателей наш гид Юрий Тарасов.

По ту сторону

Центральная улица поселка — Неверова, она же — единственная, которую, по словам местных, чистят от снега коммунальные службы. Пройти пешком по такой грязи невозможно — заводим мотор.

Заброшенный кинотеатр «Авангард»

Если ехать прямо по Неверова, не пропустишь ни одной местной туристической жемчужины. Первый пункт — фабрика «Весна», которая выпускает косметику и товары бытовой химии. Пахнет рядом с цехом мылом и чистотой.

За пенным гигантом — накатанная колея, ведущая на второе по значимости предприятие поселка — гаражно-строительный кооператив. Узнав, что мы журналисты, охранники тут же просят написать нас о главной проблеме: со всего города сюда нелегально свозят снег. Резюме кооперативщиков звучит горько: «Район — жопа, так и напиши».

Мы пробираемся в самую ее глубь, к грязному бело-розовому зданию. Это самарский филиал Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова с табличками на русском и английском языках.

От Неверова лучами отходят микро-улицы, которые составляют частный сектор, — фавелы. Этой территории не коснулось время и тренд на переименование. Улица Фридриха Энгельса, декабриста Павла Пестеля, революционера Сергея Нечаева — компанию трем мушкетерам составляет организатор теракта в Зимнем дворце Степан Халтурин.

В чаще поселка спрятан уникальный памятник — трехпрестольный храм во имя Архистратига Михаила. Построили его по проекту известного архитектора Александра Щербачева, и в 2015 году церкви исполнилось сто лет. В разные годы здесь квартировали эвакуационный госпиталь, инфекционка Дорожной клинической больницы и — спортзал Куйбышевского ж\д-техникума. У купола храма весом девять тонн даже есть собственное имя — Труба Архангела.

Храмов потребления в поселке почти нет. Из сетевых — единственная на километры «Пятерочка». «Помню, когда она открылась, — это было целое событие. В Запанском нет кафе, собираться особо негде», — вспоминает радость пришествия ритейлера наш герой Юрий. Его односельчанка, охранница супермаркета Ольга знает все местные расклады.

Ольга

Ольга

Охранница в супермаркете, местная жительница

В советские времена район славился преступниками и спортсменами, это правда. Ну и беглые прятались, конечно. Здесь частный сектор, речка — самое оно для тех, кто в розыске. Сейчас у нас спокойно. Это вы не можете из подъезда выйти в три часа ночи, а мы можем безбоязненно. Все друг друга знают хотя бы в лицо. Сейчас, конечно, много нерусских приехало, но все равно в отношении друг друга люди не позволяют никаких выпадов. У нас даже бывает так: попадет кто-то «залетный» в магазин, чтобы украсть что-нибудь — так наши местные ребята иногда помогают. Своих обижать у нас однозначно нельзя!

Как живут дети Шмидта

У Запанского есть «хозяйка поселка». Громким титулом наделили председателя местного ТОСа и депутата райсовета Железнодорожного района от «Единой России» Татьяну Максакову. Жители уверяют, что ее стараниями в поселке убирают снег (по их же словам, только на центральной улице), строят детские площадки, а в прошлом году сделали дорогу.

Пожалуйста, напишите, чтобы маршрутки пустили у нас

Больницу в Запанском закрыли несколько лет назад, и сегодня в поселке нет даже медпункта. Детского сада — тоже, функционирует только школа, которую окончил админ группы Запанского вконтакте Юрий Тарасов. «В классе были почти одни девчонки. В основном все ребята местные, из поселка. Они, конечно, отличаются, хотя в целом хорошие приветливые пацаны», — вспоминает он. С транспортом на районе перебои. Продавщица «Пятерочки», узнав, что мы журналисты, попросила передать привет властям: «Пожалуйста, напишите, чтобы маршрутки пустили у нас, а то только рейсовые автобусы ездят». На такси тоже не вариант, сетует Юрий: «Помню, как-то вызвал машину от девушки. Водитель, как услышал адрес, ехать отказался. Некоторые боятся — уголовщина, все дела. Но ведь у нас сейчас все достаточно спокойно. Народ мирный».

Хорошо ходит в Запанской только грузовая техника. Зимой сюда свозят со всего города мегатонны снега, в результате чего поселок тонет, а жители не могут спать из-за гула моторов. В 2013 году, когда расчищали площадку под строительство торгового центра «Гудок» на месте бывшего кабельного завода, к реке Самарке в районе поселка Шмидта свозили грунт. Однажды местные пацаны обнаружили на берегу горы человеческих останков. Так строители избавились от бывших квартирантов Всехсвятского кладбища, которое когда-то находилось на территории завода. Если верить глазам, к местным у городских властей такое же отношение — будто жители Запанского давно мертвы.