133

Исповедь ростовой куклы

Текст: Саша Шитов

 

Источники фото: SVT, KP

Накануне череды бесконечных детских елок редакция «Большой Деревни» встретилась с человеком, который провалил кастинг на роль Деда Мороза и отработал целый сезон в костюме ростовой куклы. После реабилитации у психотерапевта он честно рассказал нам о том, каково это — быть чудом для детей.

Кастинг

Где-то в начале прошлого декабря я услышал от знакомой, что она собирается поработать Снегуркой на детских елках. У меня тут же созрел «гениальный» план поработать Дедом Морозом в новогодний чес: утренники, елки, вечеринки для взрослых — в моем воспаленном воображении деньги просто летели в мои карманы. В реальности все оказалось не так-то просто. Я пришел в праздничное агентство, заполнил анкету на вакансию Деда Мороза, прошел собеседование и был отправлен домой для ожидания кастинга.

 

Каждый хотел получить работу, нарядный красный костюм, валенки, шапку и густую бороду

 

Время тянулось долго и мучительно. Через несколько дней долгожданный звонок все же прозвучал, мне сообщили дату и время кастинга. Желающих оказалось немало: участники кастинга вели себя как настоящие бойцы, каждый из которых хотел получить работу, нарядный красный костюм, валенки, шапку, густую бороду, а также славу, деньги, женщин и возможность быть в центре любого праздника. Мне не суждено было выиграть. Не знаю, может в силу молодости или по каким другим причинам, не буду вдаваться в подробности моего трагического поражения. «Проиграно сражение, но не проиграна война»: мне предложили вакансию ростовой куклы. Это была надежда, свет в конце туннеля.

 

 

 

Как проходит праздник

Мне рассказали о моих обязанностях, роли в праздничном мероприятии и дали примерить несколько костюмов. И после краткого курса молодого бойца незамедлительно бросили в поля сражений: меня ждали утренники, елки и корпоративы.

Чаще всего я воплощал собой души разнообразных мультгероев — зебру или пингвина из Мадагаскара, медведей и зайцев из сказок, пиратов, Лунтика, Черепашку Ниндзя и прочих чудищ.

 

 

Надо сказать, что для зрителей мероприятия проходят очень весело: детишки и их родители возвращаются в сказку и начинают верить в чудеса — они бегают и прыгают, плачут и смеются, тискают и кружат куклу, разговаривают с ней как с живым существом. Не знаю почему дети верят, что это все настоящее: настоящий Дед Мороз с мешком подарков, Снегурочка, Заяц, пингвины эти.

Ты смотришь на мир через пасть зебры, которая как бы смеется

Один только раз было такое, что мы с командой работали на шумном утреннике, и один мальчик решил меня раскусить. Я был в зеброй Мартином из мультфильма «Мадагаскар», костюм устроен таким образом, что ты смотришь на мир через пасть зебры, которая как бы смеется. Лицо маскирует защитная сетка в пасти зебры. И вот, можно сказать в разгар праздника, ко мне подошел один из детей, самый высокий, грустно посмотрел в рот зебре и со слезами на глазах начал говорить, что он знает, я не настоящий Мартин, а человек в костюме, который смотрит через рот. Пришлось попросить его не рассказывать об этом открытии остальным, чтобы никто не расплакался, как он. Мальчик успокоился довольно быстро, пообещал меня не выдавать и как ни в чем не бывало побежал играть с остальными детьми.

 

Атмосфера внутри

Вообще, это конечно ни с чем не сравнимое чувство — наблюдать волшебство беспечности детства. Но в тот же самый момент начинаешь ненавидеть себя и свое жалкое существование. В первую очередь потому, что внутри куклы ты чувствуешь себя далеко не как Мэттью МакКонахи в скафандре из фильма «Интерстеллар».

 

 

Понимаете ли, костюм ростовой куклы очень неудобный и пахнет человеком. Вернее, всеми людьми, носившими его до тебя. Он тяжелый, в нем еле передвигаешься, словно пьяный моряк во время шторма, голова все время норовит упасть, приходится поддерживать её руками, плюс ко всему за этой сеткой мир видно плохо. Пот льет не просто градом — он водопадом стекает со лба прямо на брови, глаза, губы. Он противно щиплет лицо, и спасения от него нет. Через десять минут в этом костюме у человека поднимается давление, от нехватки воздуха начинается кислородное голодание, из-за замкнутого пространства нередко начинаются приступы клаустрофобии.

Нужно поистине буддийское спокойствие, чтобы не погибнуть внутри этой средневековой машины для пыток. Ко всему прочему, надо быть максимально сконцентрированным, ведь вокруг снуют дети, они ползают, бегают, прыгают, дергают влево и вправо, и тут нужна хорошая сноровка, чтоб не зашибить их своими огромными лапами.

 

Нужно поистине буддийское спокойствие, чтобы не погибнуть внутри этой средневековой машины для пыток

Самый неудобный костюм из всех, что мне доводилось надевать, это костюм медведя из мультфильма про Машу и Медведя. Голова совсем не продумана, вырезы для глаз находятся где-то в конце вытянутого медвежьего носа и смотрят в потолок, в результате коротконогих детишек просто не видно, приходилось все время опускать голову, и выглядит это так, будто медведь сломал себе шею, плюс это один из самых жарких и неповоротливых костюмов в целом.

 

 

Второе дыхание появляется как только подходит момент фотографий. Тут уж понимаешь, что скоро конец празднику и можно будет свалить за кулисы. В гримерке снимаешь голову куклы, жадно вдыхаешь воздух, скидываешь с себя туловище, снимаешь ботинки и отрешенно смотришь в одну точку. Получаешь свои деньги, заработаные потом и кровью, и вскоре отправляешься на новую елку, утренник или корпоратив. В день их может быть шесть, но чаще около десяти. Мой выход длился от 15 минут до часа, за час такой каторжной работы я получал около трех сотен рублей.

 

 

Конец карьеры

31 декабря, во время последней елки уходящего года, у меня случился нервный срыв. Я отодвинул от лица сетку и укусил за ногу одного мальчика, и потом пытался спрятаться под столом, за шторами, под стульями школьного актового зала, но дети все равно меня находили. Правда, я оказался хитрее детишек, залез на шкаф и не собирался слезать оттуда до окончания каникул. Спасло то, что уборщица заметила меня, вызвала милицию и бригаду скорой помощи. Врачи выявили диссоциативное расстройство личности и отправили в психоневрологический диспансер. Вопреки расхожему заблуждению, диссоциативные расстройства не связаны с шизофренией — всему виной был слишком загруженный график в предновогоднее время, недостаток сна и необходимость по двадцать раз на дню вселяться в различные образы, от Лунтика и до Спанч-боба. Сейчас я подлечился и у меня все хорошо, думаю пойти работать котом в цирк Куклачева.

 

Снимаешь голову, жадно вдыхаешь воздух, скидываешь с себя туловище и отрешенно смотришь в одну точку

Шутки шутками, на самом деле закончилась моя карьера ростовой куклы очень просто — я отработал новогодние программы, проклял все на свете и решил навсегда завязать с карьерой ростовой куклы. Даже безработным быть гораздо лучше.