86

Олег Елагин: Аттракцион Дискомфорта

Текст: Анастасия Альба

Персональная выставка Олега Елагина «Без Живописи. Digital Art», которая откроется сегодня в «Арт-Центре» — первая крупная сборка работ медиа-художника, посвятившего свое творчество исследованию природы машин и эстетике цифрового пространства. На выставке, задуманной как пространство-инсталляция, зритель встретится не только с цифровым искусством в его классическом виде, но и с магическим шаром и тотально звуко-изолированной комнатой.

Накануне выставки Настя Альба встретилась с Елагиным и куратором выставки Константином Зацепиным, чтобы выяснить детали.

Анастасия Альба: Что это будет за выставка и что на ней будет представлено?

Олег Елагин: Моя персональная выставка, на которой будут представлены, в основном, новые работы.

Константин Зацепин: Добавлю, что работы в разных жанрах, т.е. будет и видео, и фото, и аудио, и интерактивные инсталляции, и объекты.

А.А.: Многие ли из этих работ видел самарский зритель?

О.Е.: Кое-какие видел. Но если говорить об искушенном зрителе, то, наверное, процентов 70.
К.З.: Единственное, что демонстрировалось в Самаре — это три работы из фотосерии, «pan/crop», они так же были на Московской биеннале современного искусства, и работа с визиточками, которая выставлялась в Виктории, если ее вообще кто-нибудь заметил.
О.Е.: В разные времена, в разных выставочных пространствах некоторые работы бывали, но подобной сборки не было.

К.З.: Это концептуальная подборка, и хотелось, чтобы это было каким-то единым пространством, которое вступает во взаимодействие со зрителем, ставит его в некую ситуацию. Чтобы человек, приходя и видя объект, как-то трансформировал свое восприятие. В данном случае Олег сознательно с этим работает не столько с интеллектуальным восприятием, сколько с чисто природным: со зрением, со слухом, т.е. с органами чувств. Потом уже человек может думать, что это было, но сначала он будет думать, что с ним происходит. И вот выставка ставит человека в такую ситуацию.

А.А.: То есть, на выставке присутствует некая инсталляционная составляющая?

К.З.: Она здесь очень важна. Там целый аттракцион, аттракционная составляющая, скажем так.

О.Е.: Как-то ты грубо называешь ее аттракционной. Мне ­не нравится этот термин.

«Звуковой коллаж», инсталляция, 2013

А.А.: Но считается, что выставка, как и любой продукт культуры, должен развлекать (в некотором смысле).
К.З.: Это скорее аттракцион не для развлечения, а, наоборот, для некоторого дискомфорта. Когда человек попадает в помещение, где он ничего не слышит, он начинает там медленно сходить с ума. Проводились эксперименты, что в абсолютно приглушенной комнате человек может находиться не больше 20 минут.

А.А.: И такая комната здесь будет?

К.З.: Я думаю, что без такой комнаты мы никак не можем обойтись.

А.А.: Олег, часть названия твоей выставки: «без живописи». То есть, с одной стороны, на выставке мы не увидим живописи, с другой стороны, ты — художник. В чем же ты видишь свою работу как художника?

О.Е.: Что значит — «в чем»? В том, что здесь будет.

A.A.: Смотри, подходы к искусству разные: кто-то считает, что его работа — это поднимать критические вопросы каким-то изощренным методом, а кто-то, что его задача — актуализировать некие визуальные составляющие. Что делаешь ты как художник?

О.Е.: В эстетике есть некие дыры, которые путем поиска, осознанного и не очень, можно залатать. Обращаясь к эстетике цифрового пространства, можно обнаружить интересный момент, что оно не так уж и безжизненно. В нем такие же интересные случайности, и оно такое же живое, как и остальная природа. И мы можем с ним так же легко взаимодействовать.

«pan/crop», цифровое искусство, смешанная техника, 2013

А.А.: А ты, как художник, запечатлеваешь эту цифровую природу, или видоизменяешь ее и используешь как инструмент высказывания?

О.Е.: По-всякому бывает.
К.З.: Олег — редимейдный артист. Он работает с найденным объектом, тем, что образовалось помимо его воли. То есть, он такой артист реди-мейда в цифровой сфере. Увидел экран с помехами, что-то, может, к нему добавил, и получилось своеобразное живописное полотно. В обыденной жизни оно вроде никакая и не живопись, а Олег его разглядел и выставил, тем самым сделав визуальным произведением.
Продолжая говорить о творческом методе Олега, я думаю, что он работает с эстетикой нечеловеческого, избавляется от человеческих элементов в творчестве и разглядывает субъективность машины, обнаруживает в ней свою волю., т.е. программные сбои, помехи — это же то, чем машина выбивается из тех правил, которые человек, как ее создатель, ей навязал, демонстрирует некую свою волю.
И то, что Олег это видит и преподносит — тоже его важный метод.

А.А.: Это не коллективная выставка, выставка одного автора. Олег, зачем тебе куратор?

О.Е.: Кстати, это очень интересный опыт. Вот Костя все сказал и все хорошо, мне можно ничего не говорить. А вообще, выставка подразумевает очень большое количество разнообразных решений, разнообразных вопросов, связанных с пресс-релизами, с аннотациями к работам. Куратор дает некий отстраненный взгляд, потому что мой может уже слишком хорошо привыкнуть к этим работам.

К.З.: Куратор создает некую оболочку для художника, которую он сам бы для себя не создал. Художник себя видит изнутри, а куратор — это некий внешний взгляд, который позволяет самому себе все прояснить и показать. Я считаю, что в принципе любой персоналке нужен куратор, потому что сам художник всегда видит все не так, как зритель.

А.А.: То есть, ты считаешь, что куратор смотрит на творчество глазами зрителя?

К.З.: Куратор не вправе что-либо художнику навязывать, он должен раскрыть в нем то, что художник сам в себе хотел бы раскрыть, но не может в силу того, что смотрит на себя изнутри. Куратор должен дать его языку состояться. Художник в некотором роде нем. В художнике есть большой потенциал того, чего он хочет высказать, но реализовать его он может не всегда. Куратор должен угадать это и дать ему эту возможность, ни в коем случае не навязывая ему своей воли, как это часто бывает.

А.А.: А магический шар в центральном зале — это некоторая квинтэссенция вот этого разговора?

К.З.: Да, и она не зря попала на все наши логотипы. Это сфера, которая вроде бы сама по себе образовалась в природе, с другой стороны, это найденный объект, который позволяет нам изменять наше зрение, видеть совершенно иначе. Такой магический инструмент.

К тому же, я не зря в своих программных текстах называл Олега алхимиком, потому что это такой лабораторный человек . Он следит за какими-то физическими процессами и тем, что из них получается. Это такой символ, сферический Олег.