47

Зимние виды искусства

Текст: Илья Саморуков

16 февраля 2014 года около 10 человек вышли на покрытый снегом лед Волги, чтобы провести первую в истории города Самара ледовую биеннале. Обычно мы проводим что-то, ориентируясь на города с более развитой культурной жизнью. Тут мы видим, как интересное (хотя бы потому что новое) событие вырастает из местного контекста, но питается при этом все же глобалистским духом.

Это биеннале отражает современность — буквально выпрыгивает из шуточных комментариев фейсбука. Арт-критик Константин Зацепин морозным утром выложил фотографию книги французского философа Диди-Юбермана. Друзья, в очередной раз, пошутили про значимость этого философа для Самары и про возможный памятник. Шутка стала развиваться и превратилась в идею поставить на Волге, пока лед не растаял, классический минималистский куб. Фейсбук нас связал и вывел нас на Волгу. Показал, что веселье может быть и без музыки.

Снежный куб, работа Константина Зацепина и Дмитрия Жиляева

Волжский ландшафт, огромное заснеженное поле, которое весной превращается в реку, по которой, увы, не походишь — уникален. Ледяная поверхность, которая гипотетически может провалиться в любой момент, придает этому фестивалю долю риска, который мы не так давно стали называть экстримом. Цель спорта — дать телу почувствовать большей свободы вне отчуждающего городского пространства. Но ледовая поверхность вряд ли отчуждает. Лед Волги дает ощущение свободы безспорта. Он превращается в огромное «русское поле экспериментов». У нас у всех есть белый огромный холст, которого хватит всем. Главное не провалиться, как тевтонцы в фильме Эйзенштейна.

Весело выйти на лед и думать, какой арт-объект можно создать здесь и сейчас. Количество зимних видов спорта ограничено. Но с ограничения и начинается искусство. Лед, снег, холод, большие пространства, лопаты — вот материал для созидания. В воскресенье искусство можно выпустить из галереи на белый снег.

Работа Анны Коржовой «Бесконечная зима»

Можно протоптать границу, раму и поместить в центр такого снежного холста лицо художника. Так и поступили с Сергеем Баландиным. С его позволения взяли его за руки и за ноги, как омоновцы — оппозиционера, и опустили лицом в снег. След от лица остался, но для природы человеческое лицо — лишь бесформенная вмятина.

Процесс создания работы «Портрет художника»

Снег сопротивляется лицу художника-акциониста, но бессилен перед теплой желтоватой жидкостью. Ей воспользовались участники группы «Волжские воссыватели», чтобы в метрах ста от берега оставить надпись «ИННОВАЦИЯ». Работа получилась критической, если учитывать очередную (не)удачу самарского арт-сообщества в деле неполучения одноименной всероссийского премии в области современного искусства. Видели мы вашу «Инновацию» желтыми буквами на теле волжского льда!

Критическая работа группы «Волжские воссыватели»

Участники будто бы в первый раз увидели лед и снег и решили поупражняться в спонтанных эстетических жестах. Ситуация, названная организатором «Проектом „Лед“», настраивала на режим делания, а осознание того, что все эти «детские» игры будут медиатизированы и попадут в соцсети, уплотняло контекст.

Все понимали, что мы не просто тут собрались, а собрались, чтобы создать какой-то смысл. С подобной важностью дети делает шалаши и закапывают секретики. Примечательно, что наибольший интерес к работами кроме самих участников проявляли прогуливающиеся с родителями дети. Я видел, как мальчик серьезно рассматривал снежный куб. Уверен, что «то, что это искусство» его не заботило. Он просто узнал в этих кубах, лунках и красках на снегу свой язык. В этом языке нет экологической мифологии, а есть желание играть, радоваться и творить.

Ледовое биеннале дает нам возможность понять, что можно просто радоваться жизни, живя в городе, где река зимой замерзает. И это новая форма радости, которая к тому же не отменяет ее старые формы: зимнюю рыбалку, санки, коньки и лыжи.