3045

Репортаж: суд по делу о нападении на транс*женщин в Самаре

Анна Скородумова

25 марта в Промышленном районном суде прошло второе заседание по делу о нападении на двух транс*женщин, живущих в Самаре. Инцидент произошел в октябре 2015 года. По словам потерпевших, в летний домик, в котором они отдыхали, ворвались несколько человек, которые избили их, потом ограбили и подожгли дом. Основной мотив у преступников, считают подруги, мог быть только один: трансфобия.

Парень пришел поддержать девушек в клетчатой юбке поверх штанов, и это не считая его кроваво-красного маникюра и шестицветных сережек в ушах.

Слушание по делу назначено на 9-00, но в это время только начинают пускать в здание. У входа разрастается очередь — опаздывающие госслужащие мчат на работу, буквально расталкивая собравшихся. Подхожу к двери, рядом с которой толпится группа мужчин средних лет. Они не спешат заходить. «Пусть там эти пройдут», — говорит один из них. Понимаю, кого они имеют в виду под «этими», лишь зайдя внутрь: потерпевших пришли поддержать представители самарской ЛГБТ-организации «Аверс». Они явно выделяются из толпы, одетой в основном в серо-черное. На одной из женщин — футболка с радужной символикой, а парень пришел поддержать девушек в клетчатой юбке поверх штанов, и это не считая его кроваво-красного маникюра и шестицветных сережек в ушах. Обе потерпевшие, которые уже пару лет проходят гормональную терапию, на суд пришли в «мужском», хотя в неформальном общении предпочитают женскую одежду и называют себя в соответствующем роде.

Всем составом мы поднимаемся на третий этаж, еще около получаса ждем в тесном коридоре у зала заседания. Группа поддержки обвиняемых сидит неподалеку и фотографирует парня в юбке, не спрашивая у него разрешения. Взгляд падает на одного из этой компании — человека со шрамом на лице без единой эмоции — от его застывшей мимики становится не по себе. Позднее окажется, что именно он — один из двоих подсудимых.

У двоих обвиняемых — трое адвокатов, у двоих потерпевших — только один

Запускать в зал начинают примерно в 9-30, и уже понятно, что места хватит не всем — в кабинете всего три лавки, на первую садятся около десяти человек из «Аверса». Суровый судья тут же просит удалиться часть слушателей — по некоему регламенту в зале могут находиться лишь люди, которым хватает места на лавках (из расчет трое на одной, всего 15 человек). Ребята, которым не хватило места, все заседание простоят в коридоре.

Нападавшие избивали жертв ногами по спине, голове и остальным частям тела

Отмечаю, что у двоих обвиняемых — трое адвокатов, у двоих потерпевших — только один. Прокурор начинает монотонно зачитывать показания — все сплошь в мужском роде, поскольку у потерпевших пока что паспорта на мужские имена. Выясняются детали произошедшего: дело было вечером, нападавших было пять или шесть — из-за избиения жертвы не помнят точного количества. Из показаний потерпевших следует, что у одного из преступников при себе был предмет, похожий на оружие.

Также они отметили, что нападавшие скорее всего были пьяны. Они избивали жертв ногами по спине, голове и остальным частям тела. После того, как один из потерпевших потерял сознание, его облили холодным пивом, чтобы привести в чувства. Все это сопровождалось нецензурной бранью с акцентом на внешний вид — пострадавшие были в женской одежде. Затем женщин выволокли из дома, задавали вопросы по поводу ориентации, и одна из жертв ответила, что планирует сменить пол. После побоев один из преступников вынес часть вещей из домика, а затем нападавшие подожгли дом.

Когда женщина ответила, что из-за приема гормонов у нее была диарея, в зале начали смеяться

После оглашения показаний потерпевшей начинается перекрестный допрос. Поскольку жертва упоминала о том, что ей до происшествия приходилось бегать по нужде в кусты, адвокаты обвиняемых задают уточняющие вопросы, о том, как именно происходил этот процесс. Когда женщина ответила, что из-за приема гормонов у нее была диарея, в зале начали смеяться. По словам очевидцев, на предыдущем заседании во время упоминания о трансгендерности потерпевших подсудимые, их адвокаты и их группа поддержки тоже не могли сдержать смеха.

Далее суд переходит к допросу свидетелей обвинения. Оба оказались хорошими знакомыми подсудимых, к тому же они были с ними в момент инцидента, но на скамье подсудимых они не очутились потому, что потерпевшие не могли четко индивидуализировать конкретные действия этих лиц. Сами свидетели утверждают, что это якобы потерпевшие воровали вещи из домиков в летнем лагере — в частности, от этого вроде как пострадал и один из обвиняемых. Поэтому они все вместе решили поехать и разобраться с ними. Живые показания одного из свидетелей настолько расходятся с ранее подписанным протоколом, что гособвинитель ходатайствует об оглашении показаний.

«Эта ваша зараза передается воздушно-капельным путем»

По окончании допроса свидетелей заседание откладывается в связи с неявкой других свидетелей. Судья назначает следующее на 6 апреля. Потерпевшие обнимают тех, кто пришел их поддержать. «Потом обниматься будете, выходите давайте», — недовольно говорит судебный пристав.

На выходе из здания курят две группы людей — пришедшие с обвиняемыми и с потерпевшими (в основном, представители ЛГБТ-сообщества). Кто-то из первых говорит вторым: «Эта ваша зараза передается воздушно-капельным путем». Те по привычке оставляют колкость без внимания.

 

Тамара Саркисян

Тамара Саркисян

Адвокат потерпевших

 

В моей практике не было дел по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, но в общероссийской судебной практике они были, причем судом были вынесены обвинительные приговоры.

Следует отметить, что подсудимые вину не признают. Каких-либо действий по возмещению потерпевшим материального ущерба со стороны подсудимых не предпринято, также не принесены извинения, мне кажется, это должно повлиять на назначение судом наказания.

 

Позиция защитников подсудимых заключается в том, что, мол, сами потерпевшие крали имущество из домиков тех лиц, которые в день происшествия якобы приехали на место происшествия «просто забрать свои вещи». При этом доказательств у них нет. Поэтому я считаю, что избранная позиция несостоятельна, подсудимые скорее всего пытаются таким образом избежать более суровой квалификации своих действий.

 

Потерпевшие из-за сильного избиения получили травмы, несколько раз теряли сознание, находились в состоянии сильнейшего стресса, испуга, из-за этого они не помнят многих важных деталей, а все свидетели обвинения являются знакомыми и друзьями подсудимых и, соответственно, дают такие показания, которые вряд ли являются достоверными. Хочу добавить также, что в ходе судебного разбирательства защитники подсудимых оказывают давление на свидетелей, и мне даже пришлось обратиться к председателю суда с требованием сделать адвокатам замечание.

 

Что касается мотивов совершенного преступления, то потерпевшие считают, что все произошло из-за нетерпимости нападавших к их сексуальной ориентации и гендерной идентичности, а в целом и их социальной группе.