1054

Я попала в сети: как работают самарские секты

Полина Кузнецова

По подсчетам специалистов, в Самарской области функционирует около сотни сект и деструктивных культов, при этом их количество неуклонно растет.

«Большая Деревня» уже выбирала пятерку самых оригинальныхдеструктивных культов Самарской области. На этот раз мы встретились с девушкой, которая побывала на собрании секты и согласилась поделиться своим опытом на условиях анонимности. Ее историю мы попросили прокомментировать Михаила Вершинина, специалиста по деконструктивным культам, который подробно рассказал, как вербуют участников, и что делать, если близкий человек попался на эту удочку.

 

История С., 21 год

На тот момент, когда мне предложили поучаствовать в составлении материала, во «Внутреннюю энергию Рейки» уже попал мой родственник, поэтому внедриться туда было нетрудно. Попасть к эзотерикам можно через знакомых, и еще на домах иногда висят вывески, мол, вступайте в наш клуб. Цель занятий — заглянуть в просторы души и открыть суперспособности. Эзотерики фанатично стремятся познать себя. Некоторые из них говорят, что даже во время секса получают удовольствие не от процесса, а от ощущения самопознания — видят при этом какие-то картины, чувствуют, как их тело обливает теплое сияние, закатывают глаза, мысленно разговаривая со Вселенной.

 

 

В день, когда я пришла, лидер секты была в отъезде, и эзотерики просто вышли на воздух, чтобы позаниматься для своего удовольствия.

Предводительница эзотериков — домохозяйка с образованием психолога. Читает будущее, «чистит энергетику», лечит головную боль. Между собой участники занятий своими проблемами не делятся, но мастерам вроде нее, конечно, рассказывают все.

На улице эзотерики обычно собираются, когда нет мастера. В остальных случаях занимаются в помещении. Их предводительница еще лечит чем-то вроде гипноза, умеет вводить в транс. Сначала говорит слова громко, потом долго шепчет, повторяя их снова. Монотонный голос успокаивает, и она начинает внушать то, что ты должен увидеть. Если увидел, переходишь на следующий уровень.

 

 

У эзотериков несколько точек сбора на природе — например, в Загородном парке, мы вот были около ТЦ «Мега». Проехав чуть дальше торгового центра, члены группы оставили свои машины и дальше пошли пешком. На воздухе занятия бесплатные, но обычно без мастера не занимаются — боятся зайти в своих духовных практиках слишком далеко. С мастером урок стоит четыреста рублей. Через несколько недель обычно предлагают купить заряженный камень, чуть позже — дополнения к нему. К камню не имеет права прикасаться никто, кроме владельца — эзотерики утверждают, что минералы помогают чистить энергию. Занятия обычно длятся от часа до трех часов.

 

 

Мы забрели в лес. Вокруг было сухо, но наша группа как будто отсеивала слабые звенья: мы нашли единственное место, где было грязи по щиколотку, и остановились там. Меня представили всем, сказали пока наблюдать за остальными и по возможности повторять. Участники занятия встали в круг, а посередине разожгли костер. Мне рассказывали, что иногда самые смелые эзотерики во время занятий через этот костер прыгают, чтобы продемонстрировать, насколько они совладали с матерью-природой, но на нашем занятии ничего такого не было. Нас попросили вытянуть руки и закрыть глаза. Помимо главного мастера существуют последователи — именно они сейчас руководили нашей группой. Я заметила, что иерархия у них там жесткая — даже первый уровень нужно заслужить. Достигнув статуса мастера, эзотерик утверждает, что начинает видеть будущее и находит в себе прочие сверхспособности — разговаривает с деревьями и животными, может с первого взгляда считывать информацию о любом предмете. Нами руководил эзотерик четвертого уровня. На этом уровне люди обычно отказываются от семьи и живут в одиночестве, пытаясь познать самого себя — родственники могут помешать развитию силы и духа. Высшая ступень развития для эзотерика — седьмая, но что происходит на ней, я не знаю.

Друг к другу все обращались на Вы, по имени-отчеству. Нам говорили, что нужно представить, будто бы мы язычок пламени, каждый должен был слиться с костром, горевшим в центре круга. Внушали, что нужно почувствовать огонь в руках и ногах, что нам совсем не холодно. Самой мне, кстати, было холодно, несмотря на самовнушение, но многие говорили, что начинали ощущать себя пламенем.

 

 

Когда я призналась, что замерзла, руководители сказали, что у меня просто затуманен разум, и я пришла к ним с негативной энергией. Одна из мастеров отвела меня в сторонку и начала просто прочищать мозги: истина, она происходит здесь и сейчас, слова «не получается» нет и все такое.

Мы вернулись в круг. В тот момент все занимались тем, что ставили «столб» между своим настоящим и своими проблемами. Эзотерики стояли с закрытыми глазами и размахивали руками, делали какие-то круговые движения. Напоминало урок пантомимы. Один человек так искренне показывал стену перед собой, что я даже поверила.

 

 

Когда эзотерики «выстроили ограждение», они начали уходить в себя — кто на пять минут, кто больше. Со стороны смотрелось, что они просто стояли и закатывали глаза. По команде мастера участники группы пробудились и начали делиться, кто что видел. У некоторых картинки совпадали — в основном, все описывали яркие огненные шары или деревья. Я не поняла, почему описания были так похожи. После перерыва эзотерики начали заниматься получением энергии от деревьев — махали руками, прикасались к коре пальцами.

В нашей группе было тринадцать человек, в основном, люди от тридцати до сорока лет. Молодежь в эзотерические клубы обычно не ходит, они занимаются самостоятельно — в Интернете полно тематических форумов. Там советуют читать соответствующую литературу, в основном, зарубежную. Книги посильнее нужно покупать у своего мастера.

В секте все добровольно. Никакого давления я не почувствовала. Почувствовала только, что приближается насморк. Говорю, холодно мне, а они отвечают — ты просто не нашла свой внутренний огонь. Ну я и не выдержала, ушла за двадцать минут до окончания занятия.

 

 

Еще до начала эксперимента я знала, на что иду. Так как сама идея похода в секту убивала меня полностью, относиться к мероприятию серьезно не получалось. Меня не покидало чувство неловкости, а в голове крутился только один вопрос — почему я, вменяемый человек, сейчас стою в грязи и пытаюсь внушить себе, что я — это пламя? Иногда еле сдерживала смех, но все вокруг относились к занятию серьезно, не хотелось их обижать. Под конец я настолько замерзла и устала, что было не до смеха — раздражало все вокруг, люди, деревья, грязь. Даже лоб и ладони вспотели от ярости. Когда я развернулась, чтобы уйти, эзотерики за моей спиной говорили, что я зря их покидаю, ведь у меня большие перспективы — я молода, у меня чистая энергетика, и, вполне возможно, я смогла бы видеть будущее.

 

 

Мы попросили прокомментировать рассказ нашей героини социального психолога, правового и психологического консультанта пострадавших от деятельности деструктивных сект и культов, автора блога Михаила Вершинина:

Михаил Вершинин, социальный психолог, правовое и психологическое консультирование пострадавших от деятельности деструктивных сект и культов

— По данному тексту комментировать фактически нечего. Человек сходил на какое-то «мероприятие», и очень сумбурно и эмоционально описал его. Из этой информации нельзя сделать вывода о том, что девушка попала в «странную организацию» — тут больше эмоций, чем какой-то фактуры. Общее описанное больше похоже на авторитарную группу, чем на деструктивный культ или секту. «Авторитарная группа» — это когда вокруг одного псевдолидера формируется группа созависимых клиентов или последователей, которых он «доит» и эксплуатирует — финансово, властью или сексуально. Касательно текста, вначале здесь упоминается только слово «Рейки», но больше ничего об этом не говорится. Почитатели идеологии «Рейки» весьма фанатично верят в псевдолечение и самолечение энегетикой и т.п., но по фактам в статье тяжело понять, действительно ли героиня попала к ним или нет.       

 

— Что опаснее: авторитарная группа или секта?

— «Секта» — вообще неправильный термин, который пришел из религиоведения. Его любят использовать журналисты, но к психологии он не имеет никакого отношения, потому что секта — это ответвление традиционной религии, которое по-другому трактует общерелигиозные догмы. Мы же говорим о деструктивных культах, некоторых социальных сообществах, которые наносят психологический и физиологический вред человеку, прикрываясь «светлыми идеями», и да, они очень опасны.

 

 

— Может ли такой человек, как героиня текста, который пришел чисто из любопытства и который настроен скептически, после одного занятия стать ярым приверженцем культа?

— Такие случаи в практике есть. Люди приходят на одно занятие, а выходят через восемнадцать лет — например, в культе «Дети Бога» в США. Культов очень много, и они действуют по-разному — например, представители секты Грабового дежурили во всех самарских онкоотделениях при больницах и отлавливали тех, у кого были онкологические заболевания или подозрения на них. Находили тех, кто психологически был готов поверить в любое чудо. Единого ответа на ваш вопрос нет. Вашей героине, скорее всего, вовлечение в этот культ не грозит: участники просто стоят на морозе, спокойно могут уйти пораньше. Вообще, такие публичные занятия используют для вербовки, для того, чтобы вы дали какие-то обещания и оставили при этом свои контактные данные. Так работают многие вербовщики деструктивных культов: в некоторых культах ваши контакты заносят в специальную карточку — на их карте Самара расчерчена на кварталы, за которые отвечают определенные наставники (это если говорить о частой практике у ряда американских культов). И если ваши данные получают в другой части города, их передают этим «главным по культу на районе», и они приходят к вам на квартиру проповедовать «истинную веру».

 

 

— На что давят представители деструктивных культов, когда хотят завербовать человека?

— Уличная вербовка проходит под любым предлогом — изучение иностранных языков, увлечение музыкой, сбор пожертвований в виде продаж дешевых китайских игрушек (деньги якобы идут на благие нужды) и на любую тему, которая для вас важна в данный момент, это вам и предлагают «добрые и замечательные люди», которые сделают все, чтобы вы пришли на культовое мероприятие. Вы будете чувствовать себя, как в гостях, будет трудно его покинуть. После заманивания с вами начинают общаться, искать слабые места — это могут быть вера, негативный жизненный опыт, проблемы в семье/работе/вузе и т.д. Все, что для вас важно и болезненно, культ начинает использовать. Они скажут вам, что вы можете исправить ошибки, стать лучше и совершеннее. Причем, если традиционные религии говорят о том, что придется всю жизнь прожить, следуя религиозным догмам, и только после смерти вы, возможно, получите награду за страдания, то деструктивные культы обещают все здесь и сейчас: начни ходить к нам, и через год себя не узнаешь. Они не врут: действительно не узнаешь.

«Для многих ответственность за свою жизнь и свои действия — тяжелая ноша»


— Как деструктивный культ влияет на человека: насколько вероятно, что он понесет туда деньги или уйдет из семьи?

— Зависит от того, куда человек попал — в Самаре есть психокульты типа «Лайфспринга», там за три дня с вами сотворят то, что в религиозном деструктивном культе с человеком делают за полгода или год. Все зависит от специфики того, куда вы попадете и кто вами будет заниматься — более или менее опытный вербовщик/наставник. Есть в Самаре несколько коммерческих компаний, где работодатели используют дианетику от саентологов по отношению к персоналу, то есть, вы можете посещать «обучающие занятия» под угрозой увольнения. Еще очень важно, найдете ли вы то, что культ может дать. А культ дает очень многое — освобождение от ответственности, от выбора и структурирования вашего будущего, вы получаете понимание и одобрение. Вам не нужно ничего решать, ваша жизнь предопределена. Для многих ответственность за свою жизнь и свои действия — тяжелая ноша.

 

— Все ли деструктивные культы опасны? Может не изо всех них вообще надо спасать?

— Это к вопросу о том, все ли наркотики опасны. Все зависит от стрессоустойчивости, внушаемости, а это очень индивидуальные характеристики. Говорить, что есть неопасные культы, смешно. Психологический вред не виден. В некоторых психокультах вроде «Лайфспринга» или «Саентологии» вашу личность фактически полностью уничтожают и подменяют культовой личностью, с новыми моделями поведения и подчинения культовой группе, и вы становитесь другим «новым» человеком.

«Культисты начинают говорить известные истины, а потом добавляют туда немного своей идеологии — и вы едите кашу, не замечая в ней кусочков фекалий»


— Как понять, что тренинг, на который вы идете, проводит деструктивный культ?

— Прежде, чем идти на тренинг, стоит зайти в Google и вбить туда название организации, фамилию руководителя и посмотреть критику. Люди больше времени тратят на выбор телевизора и ноутбука, чем на выбор того, кто ведет их тренинги по развитию личности. Это вызвано тем, что в трех случаях из пяти вас вербуют знакомые люди, и вы не готовы им отказать, чтобы не порушить социальные и эмоциональные связи (к вопросу об умении говорить «нет»). Когда вы идете в деструктивный культ, то ждете, что там «жарят детей на вертеле» и «пьют кровь», приходите — а там милые улыбчивые люди, из них прет любовь, добро, спасение мира, их версия Иисуса Христа. Вы не видите ничего страшного. Культисты начинают говорить известные истины о том, что убивать и грабить плохо, а потом добавляют туда немного своей идеологии — и вы едите кашу, не замечая в ней кусочков фекалий. Они говорят нормальные вещи, вы не видите триггера «надо бежать» и соглашаетесь, сначала с адекватными тезисами, а потом со всеми остальными. Группа становится для вас знакомой. А потом попадаете на конвейер и через какое-то время ходите туда с улыбкой и радуетесь, что приобщились к духовной или властной элите.

 

 

— Существует ли какой-то список вопросов, который можно задать человеку, чтобы понять, попал он в деструктивный культ или нет?

— У меня на сайте есть статья про то, как отделять плохие бизнес-тренинги от хороших. Вариантов понять, что человек попал в нехорошую организацию, много. В Самаре есть нормальные центры йоги, а есть те, откуда каждую неделю возят людей на скорой, но это никак не мешает этим центрам существовать. У них могут быть все признаки нормальной организации. К тому же, нужно понимать, что агрессивный маркетинг использует элементы социальной психологии для завлечения и удержания клиентов. И понять, где коммерческий культ, а где психокульт, не всегда бывает возможным. Те же «Евросеть» и «Связной» в свое время применяли эти тренинги так называемого «личностного роста» к своему персоналу в ряде филиалов. Здесь нет универсального комплекса вопросов, главное, смотреть, как человек реагирует на критику, знает ли, куда ходит, начинает ли затаскивать туда своих родственников. Признаков может быть масса. Вот есть движение «Спарта», где уделывают мужиков — смесь бойцовского клуба, отъема денег и физического увечья. Это не секта, просто ребята устроили физкультурные занятия для «взрослых мальчиков», где часто калечат их и получают за это деньги, говоря, что делают из них настоящих мужиков. Это мимикрирующая организация, которая не является деструктивным культом, но использует все его уловки и обманки — и таких много.

«Те же “Евросеть” и “Связной” в свое время применяли эти тренинги так называемого “личностного роста” к своему персоналу в ряде филиалов»


— Как проходит процесс вывода человека из деструктивного культа?

— Первая помощь в покидании культа — создать человеку группу поддержки, дать понять его родственникам, что человек болеет, что это не магия и не гипноз, а обыкновенный тип зависимости — как алкогольная или наркотическая, только социальная. Большая часть родственников, когда узнают, что для вывода их близкого человека нужно изменить свой образ жизни, прочитать несколько книг, подготовиться, уделить время, начинают говорить — «зачем нам это нужно, пусть и дальше ходит в свою секту». Психологу, который выводит человека из культа, нужно понять, что часто для попавшего в культ он и члены группы поддержки будут врагами, представителями инопланетян, Сатаны — человек будет истерить, общаясь с вами. После вывода человек обычно еще год-полтора ходит к психологу и решает свои проблемы, потому что вернуться к жизни и самостоятельному принятию решений очень сложно.

 

 

— Возможно ли вывести человека из культа самостоятельно или нужно сразу бежать за психологом?

— Люди иногда и сами выходят из культа. У специалистов, которые занимаются выводом пострадавших из культа, есть такое понятие, как «застрявшие в дверях» — это те, кто выбрались самостоятельно, но не получили психологической помощи, потому что не осознали, что над ними было произведено психологическое насилие — они находятся в очень опасном и сложном положении.

Понимание того, что вокруг вас творится ненормальное, приходит по-разному. Один мой клиент понял, что у него проблемы с культом личностного роста, когда бегал голый вокруг домашнего компьютера. Он не сходил с ума, просто так среагировал на стресс и насилие. Это, с одной стороны, смешно, но это страшно, когда происходит с совершенно нормальными людьми. Журналисты часто задают вопрос, есть ли какие-то способы психологической защиты. Их нет, в культ может попасть совершенно любой человек, все зависит от его состояния и внешних обстоятельств.

 

— На вашем сайте написано, что один из ваших учеников изучал деструктивный культ, а в дальнейшем был туда завербован.

— Не совсем так, он занимался теоретическим изучением радикального ислама, ему было скучно, так как в Самаре, слава богу, «шахидов» не готовят, и он решил пойти самостоятельно по шагам другой группы моих студентов-практикантов, которые практически изучали деструктивные культы традиционного характера, а не теоретически, как он изучал террористические организации. И все, втянулся, понес туда деньги. Все на это попадают, защиты никакой нет, культисты действуют очень логично, объясняют, почему они не секта, берут с вас обещания, которые потом стыдно не исполнить. Люди считают, что они умные (а мы, на самом деле, все глупые в определенных ситуациях), думают, что поймут, когда их начнут обманывать. Мы, когда идем в организацию, считаем, что вербовки не произойдет — «мы ведь все знаем». Но знания не являются психологической защитой — достаточно просто расшатать вас, напугать или просто поместить в группу незнакомых людей, где мы начинаем приспосабливаться. У меня есть статья о том, как людей на первых занятиях некоторых религиозных культов сажают в хор. Не с краешку, а в центр, чтобы вам было некуда сбежать, — и в процессе пения вы начинаете связывать себя с группой поющих, а после часового пения группа становится более знакомой. Дальше вы начинаете брать обязательства перед культовой группой, — и понеслось. Во время таких «совместных действий в культе» я сам «мякну», да и все бы «обмякли» — ты реагируешь так, как и должен, ты же живой человек. Вашей героине стоит быть аккуратнее, воодушевившись своим первым опытом, она может пойти в другую организацию: а там ее может захлестнуть.