16

Апокалипсис – это хорошо

Таня Симакова

Благодаря стечению обстоятельств и приглашенному куратору галереи «Виктория» Андрею Паршикову Самара вновь оказалась в авангарде современного искусства. Завтра «Виктория» презентует выставку итальянской художницы Кьяры Фумаи, участницы 13-й «Документы» и прошлогодней Венецианской биеннале.

Выставка в «Виктории» — ее первый персональный проект, который параллельно открывается в Италии и Самаре, включает ретроспективу работ и, что главное, несколько перформансов, которые сделали главной восходящей звездой контемпорари арта. В своих перформансах она развивает тему оккультизма, перевоплощается в ведьм, волшебников и террористов, чтобы рассказать об истинном месте и роли женщины в истории мировой культуры.

 

«Большая Деревня» встретилась с Кьярой, чтобы узнать о том, как она из техно-диджея она переквалифицировалась в современную художницу, почему все женщины — ведьмы и что сближает феминизм с оккультными практиками.

 

— Как вы пришли к своей художественной стратегии, которая соединяет феминизм и оккультизм?

— Я стала феминисткой еще до того, как стала художником. Работая техно-диджеем, я столкнулась с тем, что это мужская среда. Мне было нужно выполнять такую работу, которую чаще делают мужчины. Но отличием было то, что я должна была не просто играть диджей-сеты, но и воспроизводить некоторую роль, выбрать какой-то образ — либо асексуальный, либо гипертрофированно сексуальный. Третьего не дано, я не могла быть просто собой, в отличие от моих коллег-мужчин. Это заставило задумываться о том, как с этим работать. Я читала много книг, и меня вдохновила «Феминистская революция» Карлы Лонци и «Манифест Общества уничтожения мужчин» Валери Соланас. Понятно, что Соланас — это пародия на феминизм, но это и здорово. Соланас и Лонци — гении, и мое искусство — это попытка поделиться своим вдохновением от их книг.

WT_aSqLne4Q
Кьяра Фумаи во время перфороманса на Венецианской биеннале

 

 

— Вы связываете воедино феминизм и оккультизм, колдовство. В чем состоит эта связь?

— Наша культура крайне патриархальна. А оккультное — это то, что является скрытой стороной культуры, то, что не на глазах. В оккультизме есть множество символов, которые говорят о женщине, о женской силе. Возьмем символ апокалипсиса. В оккультизме апокалипсис — это не конец мира, это конец патриархального мира. То есть апокалипсис — это на самом деле хорошо, это всего лишь инверсия системы. Если сейчас во главе всего бог, то после апокалипсиса верховной сущностью станет богиня. Именно поэтому оккультизм является для меня огромным источником вдохновения. Оккультизм стоит за феминизмом, является его сущностью, он наделяет настоящей силой работы феминисток и поэтому становится фоном для моих исследований.

— Я попытаюсь выстроить какую-то эволюцию ваших взглядов, начиная с того, что вы играли техно и открывали в людях какую-то внутреннюю энергию, которая, возможно, подразумевается и оккультными практиками. Это некоторый транс, погружение в бессознательное.

— Да, я почувствовала себя жрицей. Жрица в оккультизме и есть такой женский ангел, который позволяет человеку войти в транс, в трансцендентное состояние.

RLWO6EeoaYE
Один из коллажей Кьяры Фумаи

 

— Видя ваши перформансы, не всегда можно угадать, чувствуете ли вы себя жрицей или это постмодернистская игра, ирония.

— Я совершенно серьезно себя ею считаю, но, разумеется, это не лишено самоиронии.

— Перформанс Pussy Riot в храме Христа Спасителя, кажется, работал по той же стратегии, что и вы, когда женщины попытались перевернуть патриархальный мир в месте его средоточия.

— Да, совершенно верно. Мне очень нравится этот перформанс и он действительно мне близок, как близка работа одной из Femen, выскочившей на алтарь обнаженной с криком «Я — Бог». Это супер. У меня, кстати, скоро будет платье священника, одеяние жрицы.

-SIk_7VnvME
Кьяра Фумаи во время перфороманса на Венецианской биеннале

— Да, про платья отдельно хотела спросить. Насколько мне известно, одежду для ваших перформансов делает киевский дизайнер Ксения Шнайдер. Как вы познакомились, и как это вышло?

— Да, действительно, она придумала для меня платья медиума и платье священницы тоже будет делать она. Мы получаем вдохновение в одном и том же, это заметил мой друг, который занимается искусством и модой. Он нас и познакомил, это был полный восторг, и теперь перформансы я делаю в ее платьях. Да, кстати, даже сейчас на мне майка, которую придумала Ксения (показывает вышитые золотом буквы CORRUPTION на черном трикотаже).

— На какую аудиторию вы рассчитываете? Не все знают, кто стрелял в Энди Уорхола, и, тем более, мало кто в курсе, кто такая Карла Лонци. Есть ли ключи к вашим работам для рядового зрителя?

— Мои работы о женщинах-гениях сопровождаются полными текстами, которые так меня вдохновили. Перед просмотром выставки каждый посетитель сможет их прочесть. Мои выставки готовятся очень долго именно поэтому — например, текст Карлы Лонци до этого не был переведен на русский язык. Сейчас у меня планируется выставка в Корее, где и Валери Соланас не переведена. Я хочу, чтобы эти книги были в каждой стране. Мое искусство добавляет к этим текстам эстетики, мои работы — это попытка показать то, что меня саму в них так вдохновляет.

 

Выставка Кьяры Фумаи откроется 23 января в 19-00 в галерее «Виктория» (ул. Некрасовская, 2) и продлится до 16 февраля.