122

Евгений Бажанов — крестьянин, пастух, арий

Азамат Жанбыршинов

Писатель и этнограф Евгений Бажанов более двадцати лет отыскивает на территории Самарской области археологические памятники, сопоставимые по его словам с английским Стоунхенджем. Однако научный мир все это время встречает его находки либо хладнокровным молчанием, либо более чем сдержанными комментариями. В опубликованном несколькими месяцами ранее видеообращении, Бажанов призвал всех, кому не безразлично будущее русской культуры к дискуссии на одном из центральных телеканалов и надиктовал номер своего мобильного в объектив хэндикама. Блогеры «БД» тут же позвонили по указанному телефону и договорились о встрече с опальным этнографом.

IVM_W6zexrA

— Добрый день. Расскажите, чем вы занимаетесь и, если можно, коротко о своих главных находках.

— Я профессиональный писатель, этнограф, кинорежиссер. Автор двенадцати книг и двух десятков фильмов. Находок много, и они разноплановые. Вот моя чисто этнографическая книга «Священные реки России» — в ней все о происхождении названий рек: Дунай, Днепр, Сура, Волга, Самара, Москва. Вот Сура. «Пить суру во славу Богов» — если помните, это «Слово о полку Игореве». Сура, Сурия — священный напиток и Бог в Ригведе.

С 2008-го по 2013-ый я не вылезаю из экспедиций и нахожу массу уникальных артефактов. Часть из них есть в книге. Например Кучур — один из храмовых комплексов, где несколько тысяч каменных изваяний. Когда я привез туда известного скульптора Ивана Ивановича Мельникова, он без сомнений подтвердил, что это рукотворные изделия. «Сколько нужно времени чтобы изваять что-то подобное?», — спросил я его. «Два месяца, если есть соответствующий инструмент». «А сколько нужно, если инструмента нет?» — «Примерно года, два или три и работать над этим должны человек пять». Соответственно, изваять несколько тысяч таких изделий — гигантский труд.

В том числе, мною был найден и, если вы не знаете, об этом тоже вышел фильм, символ «Глаз Бога». Треугольник, как на долларе, и в нем глаз. Символ масонский. Хотя почему же масонский, он не масонский, а скорее арийский, ведический, которому несколько тысячелетий. Символ этот я нашел в прошлом году, а фильм про него снял зимой этого года. Кроме всего прочего, в фильме я проследил, где такие символы находятся еще.

 

— Как вы сами оцениваете свои находки? Насколько они значимы и уникальны?

— Если объект какой-то не имеет аналогов в мировой культуре, он уникален. Пирамиды майя, например, уникальны. Или взять, скажем, Стоунхендж. Кстати говоря, сошлюсь сейчас на такого авторитетного английского этнографа, как Бейли, который в 1906-ом году назвал Стоунхендж храмом Перана. Цитирую дословно: «храм некоторых северных народов, которые поклонялись Перану». А скажите мне, какие такие северные народы поклонялись Перану, то есть Перуну?

 

— Я так понимаю, вы имеете в виду наших предков.

— Конечно. Бейли нашел там топонимы, сохранившиеся до наших дней. Это заметили во всем мире, но только не в России.

 

— То есть свои открытия, такие как «Глаз Бога», «Храм Перуна» вы считаете сопоставимыми со Стоунхенджем?

— Я думаю, в каких-то вещах, они его и превосходят. На Самарской Луке шесть больших храмовых комплексов, образующих гигантское кольцо с диаметром в 210 километров. Какое здесь может быть сравнение со Стоунхенджем? Тут любой из этих храмовых комплексов превосходит Стоунхендж по гигантизму. Такого объекта нет ни на Алтае, ни даже на Тибете, куда едут паломники со всего мира.

«Любой из храмовых комплексов Самарской Луки превосходит Стоунхендж по гигантизму»

— Можно ли сегодня с уверенностью утверждать, что Самарская Лука, выражаясь вашими же словами — «колыбель мировой цивилизации»?

— Я скажу немного по-другому. Вернее будет называть это «духовный центр» мировой цивилизации, древнейшей мировой цивилизации, известной на данный момент.

 

— Как воспринимает ваши открытия научный мир, в чем основная суть их упреков, если таковые есть?

— Упреков со стороны научного мира не было вообще. Был какой-то меленький укус в газете «Pro Город», но в целом никаких серьезных возражений не было. Главные мои противники — чиновники и понукаемые ими спецслужбы.

Расскажу такую историю. Помимо всего прочего я как-то нашел недалеко от Сокольих гор затонувшую барку XVIII века, уникальная находка. Была публикация в местной газете, но со стороны Рыбаковой (министр культуры Самарской области — прим. автора) — тишина. Потом появился большой очерк в газете «Труд» с тиражом по всей России, и опять тишина. Потом приехал ко мне «Первый канал», сделали репортаж. Его смотрели везде — в России, в СНГ, за рубежом. И снова тишина. Потом приезжал «Пятый канал» из Санкт-Петербурга, сняли сюжет, и как вы думаете, что в итоге? Тишина.

Я предложил поднять и поставить эту барку в селе Ширяево. У нас нет ни одного памятника речного судоходства на Волге. Ни одного. Через какое-то время приходит письмо — «дайте координаты и экспертное заключение». Ладно. Дайверы сняли кусочек обшивки, скобы, гвозди и прочее. Экспертиза дала заключение: барка конца XVIII — начала XIX века. Снимаем координаты и отправляем Рыбаковой. Проходит месяц, полгода и ничего. Это откровенный саботаж.

 

— Ваши книги или фильмы когда-нибудь запрещали?

— Чтобы ко мне кто-то пришел и попытался меня заткнуть — такого быть не может. Они знают мой характер. Я вообще никогда не был диссидентом, не воевал с коммунистической властью, не воевал с демократической властью, не воюю с Путиным, но, оказывается, моих работ некоторые деятели боятся больше, чем всей системной и несистемной оппозиции вместе взятой. При этом, так как я подчеркнуто не вступаю ни в какую партию, получается, что они воюют не со мной, а с русской национальной культурой. Почему вот гоп-стоп-сериалы вроде «Соньки Золотой Ручки», «Батьки Махно», «Мишки Япончика» идут в лучшее эфирное время? Вы фильмы о древнерусской культуре там видели? Нет.

 

— Кто ваш читатель, кто ваш зритель? Для кого вы снимаете фильмы и пишете книги?

Я пишу для всего мира. Хотя, прежде всего, для моих соотечественников и в первую очередь, для славянофилов. Вот, например, что вы знаете о русском деревянном зодчестве? Ничего. А ее читать можно как азбуку, как древнюю летопись. Во многих моих фильмах показаны символы на камнях и такие же символы на русской домовой избе. Россия многие вещи теряет буквально на глазах, и это плохо. Это худшая сторона глобализма.

5sLlbPo3R8s
 Иллюстрация: Александр Торчинов: «Евгений Бажанов, барка конца XVIII века и агенты Смит»