3016

Рыцарь воздушного замка

Таня Симакова

В 2013 году Cloud Castle стала самой заметной компанией в локальном медиа-пространстве: красиво сверстанные интервью с точно подобранными неформальными лидерами мнений, масштабная препати к самарскому 404 fest, наконец, проект пешей навигации для Самары, не могли остаться незамеченными. Тем более, что теперь в Cloud Castle работают известные самарские харизматики Саша Во и Илья Сульдин. При этом инициатор всей этой активности как будто специально оставался в тени. Мы встретились с Сашей Колодочко и попытались понять, что за человек стоит за всей этой историей.

 

— Правда ли, что в свое время ты скупил всех классных дизайнеров в Самаре, предложив зарплату выше в несколько раз, чем та, что у них была?

— Правда, мы с этого начали. Но слово «купил» — не очень хорошее. Просто эти люди были недооценены. Когда мы узнали, сколько дизайнеры в Самаре получают, было очень смешно, я даже не верил. Мы были в то время неизвестной компанией, но предложили адекватную зарплату, выше оценили работу этих людей. И первые ребята приходили к нам из-за денег, ничего другого у нас не было. Не было ни известности, ни хорошего офиса, но мы могли хотя бы платить.

Вот что меня бесит — в Самаре есть несколько интернациональных контор, там сидят менеджеры, не владельцы бизнеса, которые не знают, как там все работает. У них есть деньги, которые им дает вышестоящее начальство. Менеджеры уверены, что для компании есть разница — платить человеку 60 000 или 30 000 рублей. Но никакой разницы нет, когда у тебя весь зарплатный фонд — 25% от выручки или 15%. Менеджеры эти просто далеки от настоящего процесса работы. А у нас нет вышестоящей компании, которая говорит, кому что делать. Поэтому у нас нет такой проблемы, что мы взяли и предложили в два раза больше зарплату человеку себе в убыток. Конечно, тогда было не так-то просто платить большие зарплаты, но мы были готовы к этому. А сейчас все поменялось. В результате этой политики, мы стали единственной компанией в Самаре с хорошими дизайнерами, все хотят к нам. Сложность была в то время, когда мы начинали. А теперь стало сложнее найти хороших программистов.

 

sR1maJhIbnc
Так выглядит рабочее место в Cloud Castle

— А правда, что вы Илью Сульдина взяли на работу? Чем он будет заниматься?

— Он аналитик и проектировщик интерфейсов, это не связано с его прошлой деятельностью, ему было интересно во что-то новое залезть. И было интересно попробовать.

— То есть делать интерфейс — это не так уж и сложно?

— Это не то, что он пришел и начал делать интерфейсы, в лучшем случае, ему придется учиться около двух месяцев. Но он помимо своей деятельности постоянно интересовался тем, что происходит в IT, постоянно придумывал какие-то свои проекты. Не то, что он вообще никак не соприкасался с этой областью.

— Какова основная деятельность у компании? Сложно понять, чем вы занимаетесь, вы какие-то темные лошадки.

— Ну, это как раз следствие того, что мы продаем проекты за рубеж, а тут весь пиар наш направлен не на привлечение клиентов. Я даже не читаю письма, которые на русском языке приходят. Поэтому, так и должно быть, что никто не знает, чем мы занимаемся. Нам не нужно этот месседж нести.

— Среди самарцев есть такое мнение, что главный в Cloud Castle собрался в мэры, а ваш проект уличной навигации — основа его предвыборной кампании.

— Такое сказать могут только ребята совсем далекие. Они бы посмотрели на меня и сказали — ну что он, правда в мэры пойдет?

VlUSJWjV9IM

— А почему нет?

— Нужны способности, нужно, чтобы нравилась эта политическая возня. Наш проект с пешеходной навигацией мы даже в нормальную рабочую стадию не переводим — ждем, когда у нас появится кто-то с политической волей. Мы устраиваем встречи, может быть, найдется какой-то единомышленник, и все само собой пойдет.

— Ждете, что появится кто-то, кто от вас пойдет во власть? Или вы продвинете какие-то идеи?

— Да нет, какая власть, зачем? Наша контора — это не что-то монструозное, в ней работает всего 70 человек. Мы спокойно разрабатываем сайты, платим зарплату. У нас даже нет цели сотрудничать с российскими заказчиками или государством.

MWIWUAhcJQI

— Тогда расскажите, зачем был нужен этот проект с уличной навигацией?

— В свое время я собрал команду сильных иллюстраторов и дизайнеров, причем не по принципу необходимости, а просто если находился талантливый человек, то его просто нельзя было упускать. Сейчас сложилась такая ситуация, что количество дизайнеров не соответствует количеству разработчиков. Поэтому мы направляем силы дизайнеров на что-то другое: рисуем классные картинки, вообще не привязанные к тому, что мы делаем, публикуем их на различных ресурсах. Люди их замечают, заходят к нам на сайт, заказывают проекты.

И вот это время, которое тратится на маркетинговую деятельность, мы решили перенаправить на какой-то реальный проект. Какой эффект будет — не знаем. Мы хотим попробовать, возможно, что от этого будет больше отдачи, чем от картинок.

У нас возникла идея — сделать эту штуку с навигацией и посмотреть на реакцию общества и профессионалов. Общество к этому безразлично отнеслось. Например, на 404 fest мы презентовали этот проект, так пол зала сразу ушло, еще до начала доклада. А ведь это дизайнеры и молодежь, которая представляет наиболее активную часть города. Если им неинтересно — то кому будет интересно? Да и власти в том же духе. Говорят: «Да, это хорошо!», и все. Это отписка такая. Если бы я был чиновником и узнал, что есть ребята, которые готовы делать что-то безвозмездно, я бы с ними работал. Потому что если бы мы делали это за деньги, то это бы стоило бешеных денег. Но никто нас не поддержал. Сейчас я отношу это просто к безразличию. Инерция, глупость, лень — это всегда обидно.

— Я слышала, что советник по архитектуре Виталий Стадников на вашей встрече высказал какие-то более критические вещи.

— Он цеплялся к каким-то деталям, например, что нужно в других местах ставить эти конструкции с описанием маршрутов. Сама-то эта идея простая, и по существу там не было возражений. Где лучше поставить: на вокзале, в аэропорту или на набережной? Где эта навигация нужнее? Я считаю, что это как раз рабочий вопрос — надо провести исследование. Никто эти исследования не проводил.

PYhYte8cdeo
Олег Федоров, Виталий Стадников и Любовь Варламова (жена того самого блогера Варламова) на встрече в офисе Cloud Castle


— А целевая аудитория у этих стендов какая? Ведь от этого зависит, где нужно ставить эти стенды.

— Мы создали просто набросок проекта: сформулировали мысли, презентовали его, причем фотография была мелкая, чтобы в деталях никто не копался, мы в них не вникали. Проработано все было на уровне концепции. В первую очередь мы рассчитывали, что эта навигация нужна туристам. В целевую аудиторию входят и местные жители. Понятно, что люди, живущие в старом городе, нормально там ориентируются, но не все, кто на набережную приезжает из Советского района, например, в курсе, где что находится.

— Может быть, Азаров просто не заметил ваш проект?

— Мы с Азаровым должны встретиться в Cloud Castle, пришлем приглашение поговорить, надеюсь, он согласится.

— А чем ты сам занимался раньше? Каков твой жизненный путь?

— Я переехал сюда из Казахстана еще школьником, поступил в 10 класс лицея. Обычная история. Русским там совсем плохо, а тут были родственники. Потом в Аэрокосе учился на 6 факультете. Доучился до диплома, а потом не стал проходить дипломную практику, не закончил его. Работать дизайнером начал довольно рано, курсе на третьем. Ну а следующая моя работа уже была Cloud Castle. В своей жизни на собеседование ходил всего один раз, так что в этом плане мой жизненный путь не очень насыщенный.

«Я даже не читаю письма, которые на русском языке приходят»

— А зачем ты открыл свое бюро?

— Изначально это не было бюро дизайна, и открыл я его не один, а вместе с двумя программистами – Артемом Орловым и Ильей Абламоновым. Теперь Илья уже с нами не работает, правда, а Артем продолжает быть совладельцем. Вообще на нашем российском уровне для того, чтобы начать проектировать, не нужно много чего уметь. Просто нужно начать. Но чтобы делать это хорошо, надо выстроить сложный процесс. Нужна куча народу с кучей исследований.

— То же самое и с навигацией, так?

— Ну я и не говорю, что мы сделали что-то хорошее. Но если мы займемся этим, то сделаем все, как надо. Если проект перейдет в какую-то более серьезную стадию, то возьмем людей, которые смогут провести исследования, специалистов по навигации, мне кажется, таких сложно найти в Самаре

— Ну, по крайней мере, есть люди, которые этому учились.

— Нет, недостаточно только учиться. Ты проводишь аналогию с интерфейсом абсолютно правильно, но делать интерфейсы не учат.

— Но урбанистике-то уже учат.

— Учат. Но недостаточно. Одно дело, что и как на стендах нарисовано, другое — как это будет работать. В первую очередь, подобным вещам у нас должны в медицинском университете должны учить. Но нигде нет такого факультета. У нас, кстати, была идея создать такой проект, в котором бы описывались автоматизированные системы управления городскими транспортными потоками. Такие системы в мире есть, они реализованы. Но мы хотели сделать их так, чтобы любой человек в формате игры мог бы построить развязку, продолжить улицу Луначарского, и так далее. И посмотреть, что будет. Интересная игра бы получилась.