109

Приватизация точки

Таня Симакова

В стране настоящий бум уроков рисования для предпринимателей и менеджеров старшего звена: кризис, наконец, дал понять, что развивать креативность — это единственный способ оставаться на плаву. В самарской тренинговой компании «Курс» стартуют сразу два прикладных проекта, которые ведут современные художники: «Школа дизайн мышления» с Артемом Ивашкиным и «Школа живого рисования» Насти Иванниковой. Мы встретились с авторами разработок и директором компании Марией Терегуловой, чтобы выяснить, как рисование помогает освободиться от стереотипов мышления и находить альтернативный подход к рабочим проблемам.

БД: Что такое «дизайн-мышление»? Термин в последнее время очень модный, но более-менее широкой аудитории его смысл до конца не понятен.

Артем Ивашкин: Каждый тренер использует его, как хочет, часто даже говоря о дизайне офисного пространства. В моем курсе речь идет совсем не об этом. Если грубо, наша задача — освободить мышление от заданных форм. Мы мыслим словами, а что такое слова? Это «кирпичики», из которых легче собрать «стеночку». Это как конструктор Lego, который всем хорош, но формы, которые можно из него собрать, предопределены.

Красноречивый тизер школы дизайн-мышления, который сняли Артем Ивашкин и Анна Алонова

БД: Насколько понятно из описания, вы учите менеджеров и офисных сотрудников рисовать. Пока связь не вполне очевидна.

Мария Терегулова: Связь самая прямая. Менеджеры — это люди, которые в принципе, а особенно сейчас и особенно в России, загнаны в жесткую систему. Их жизнь очень систематизирована, в том числе, даже время вне работы.

Послушать лекцию о том, как человек десять дней молчал, пришло 52 человека, и все они за это заплатили

БД: Идешь на йогу или бегаешь?

АИ: Да, главное, что есть очень жесткий план: вот эти полтора часа я напрягаюсь, а эти полтора — расслабляюсь. Идет постоянная калькуляция, человек все время чем-то мысленно занят, держит себя в ежовых рукавицах. Думает, что расслабится на фитнесе, но в реальности этого не происходит, а только добавляет стресса.

Мы хотим, чтобы эта система жестких внешних рамок хотя бы немножечко расшаталась. С помощью художественного опыта человек может обратиться внутрь себя и создать там свободное пространство. И это продуктивно сказывается на решении задач различного уровня для всех.

Настя Иванникова и Артем Ивашкин

БД: Давайте про целевую аудиторию — что это за люди? С какими потребностями этой группы вы работаете?

Мария Терегулова: Основную ставку мы делаем на менеджеров и на специалистов, у которых есть потребность быть творческим и креативным. Но что для этого сделать, они пока не совсем понимают. Например, популярной стала такая практика: можно купить специальный чемоданчик за 60 тысяч рублей с акварельками и пастельными мелками, которыми рисуют от руки презентацию, чтобы наиболее эффектно её представить. И таких «художников» гораздо больше, чем мы могли подумать.

Мария Терегулова

МТ: Правильно. Но хорошо, что потребность в творческом самовыражении уже есть. Нам хочется показать, что можно выразить свою индивидуальность и насыщать ей пространство вокруг. И для этого не потребуется чемодан с мелками за 60 тысяч рублей.БД: Вы ведете к тому, что люди развивают формальную сторону вопроса, выхолащивая всю суть творчества, я правильно понимаю?

БД: Теперь скажите, как вы будете взаимодействовать с этими ребятами, на чем основана методика?

АИ: Взаимодействовать мы будем с помощью рисования. Рисование — это одна из основополагающих человеческих деятельностей, люди начинают рисовать раньше, чем сознательно говорить и ходить. Через рисование можно достать любую проблематику — психологическую, рабочую, общечеловеческую. Есть огромное количество упражнений, техник и тренингов на эту тему, потому что рисование — универсальный язык. Я обращаюсь к человеку не через голову, распухшую от мыслей, а через конкретное действие, приводящее к определенному душевному переживанию.

Конечно, будет и теоретическая часть: мы будем обращаться к истории искусств, но лишь в той мере, которая нужна для усвоения связи с новым чувственным опытом, который человек получает.

БД: То есть, вы обращаетесь к чувственному опыту для того, чтобы человек нашел в себе новые грани собственной личности.

МТ: Чтобы он просто почувствовал себя человеком. Почему так много менеджеров сейчас занимается медитацией? Недавно один наш друг, генеральный директор и владелец собственного бизнеса, вернулся из Гималаев и с восторгом прочел лекцию о том, как классно десять дней молчать. Послушать о том, как он десять дней молчал, пришло 52 человека, и все они за это заплатили. Почему этот опыт так ценен? Людям очень не хватает встречи с самим собой, она практически никогда у них не происходит в жизни, а это проблема. Многие люди так и живут — на автомате. С помощью курса дизайн мышления можно будет подумать, кто я, какой я сегодня, чего я хочу вообще.

БД: Сейчас популярны разные творческие курсы, например, правополушарное рисование, которое как бы снимает барьер критичности по отношению к собственным возможностям. В чем отличие?

МТ: В правополушарном рисовании берется рисунок, к примеру, какой-то набросок Дега, балерина. Карандашный набросок, нужно его срисовать. Ты срисовать ничего не можешь, конечно, и первым делом, чувствуешь себя неспособным к рисованию. Тогда этот набросок переворачивают, и он превращается в набор линий, за которым ты уже не видишь сюжета. И мозг начинает действовать по-другому — человек уже может перерисовать, потому что рисунок перестает выглядеть недосягаемым. В конце нужно его перевернуть и получится такой же набросок. Этому сейчас много где учат, делая акцент на том, что можно обманывать сознание.

Мы работаем всё с теми же линией, точкой и плоскостью, только нашей задачей является приватизация этих элементов

АИ: Мы вообще не про это. Мы учим работе с качествами: качество есть у всего. Возьмем тот же пример с балериной: можно ведь спокойно работать с картинкой, ничего не переворачивая, а просто абстрагируясь от ее содержания. Отключить нужно ту часть, которая начинает бросаться понятиями. Картинку легко разложить на темное и светлое, к примеру, и через это срисовать, не думая о том, что это сложная работа великого художника.

В рисовании есть точка, линия, плоскость. Очень интересно увидеть, как, не рисуя конкретных объектов, мы можем получить от картины ощущение объема. Не надо шаров со светом, тенью, противотенью, бликом. Рисуя просто светлое и темное, мы получаем объем, абсолютно не прибегая к помощи каких-либо понятий. Мы не изобретаем ничего нового — работаем всё с теми же линией, точкой и плоскостью, только нашей задачей является приватизация этих элементов. Из просто элементов рисования мы делаем их «моей точкой», «моей линией», и «моей плоскостью», элементами, которые принадлежат мне, которыми я могу управлять, частью меня. Ведь можно выучить миллион техник, но это не сделает тебя художником, ты просто выучил миллион техник — и все.

БД: Выучил миллион техник и стал Никасом Сафроновым.

Настя Иванникова: Понятно, что мы не опускаем и не принижаем технические навыки, но они, как минимум, идут вровень со всем остальным.

Рисование эмоций: акварель и пастель

Настя Иванникова: Сейчас стартует уже второй курс, с первым мы занимаемся все лето, и осенью-зимой будет первый выпуск. Началось все с того, что несколько моих знакомых попросили с ними рисовать. Попытки у них были и раньше, но почему-то ничего не нравилось, у каждого был опыт традиционной художественной школы, откуда они расстроенные ушли, потому что не получили того, чего хотели. Это и понятно, классическая школа рисования потеряла актуальность как минимум лет двести назад. В общем, группа набралась, мы начали заниматься, в какой-то момент дело приобрело серьезный оборот. И позже все это вылилось в «Школу живого рисования». В отличие от курса Артема, который состоит из 8 занятий, занятия в нашей школе длятся несколько месяцев.БД: Расскажи про «Школу живого рисования»

«Живые» сезонные занятия в «Школе живого рисования»

БД: Все, кто занимается у тебя, хотят быть художниками?

НИ: Они говорят, что хотят рисовать, что «душа просит». Ну, хотите рисовать — будьте художниками, иначе не бывает. Ведь главная ценность художественной работы в том, что она выражает индивидуальность. Именно поэтому мимо картин на Ленинградской мы проходим равнодушно — эту сирень мы уже сто раз видели, любой выпускник художественной школы может такую нарисовать, индивидуальности в ней нет. Интересно такое произведение, где можно встретиться с человеком и, собственно, с собой. Поэтому большой акцент на своих занятиях я ставлю на раскрытие индивидуальности, предоставляя максимальное количество возможностей обрести человеку пространство, где он может быть собой.

Ботмеровская гимнастика в «Школе живого рисования»

БД: «Школа живого рисования» включает танцы, гимнастику и еще кучу всего. Это для чего?

НИ: Ботмеровскую гимнастику, например, мы брали для блока «Рисование эмоций и настроений». Мы работали с тяжестью-легкостью в теле, с ритмом, и после переживания своего тела рисовали эмоции на песке. Следующий уровень был связан с танцем, выбрали танго, которое помимо простого переживания своего тела, дает переживание эмоциональное. И после опять рисовали настроения, только тушью на бумаге. Тело — неотъемлемая часть индивидуальности, поэтому обращаясь к индивидуальному в человеке, важно, чтобы он имел и переживание собственного тела.

Тренинговая компания «Курс»: Сайт, Фэйсбук и Инстаграм

+7 (846) 331-21-27

+7 (846) 331-21-28

Подробно о Школе живого рисования: Вконтакте, Инстаграм