120

«НАШИ ТЕКСТЫ ВОСКРЕШАЮТ ШКОЛЬНИКОВ»

Текст: Матвей Горячев, Роман Асташов

 

Московская группа «Девушка Школьника» — мутная история про то, как мальчики пригласили девочек играть рок и петь песни о первом сексе. Мы поручили расследование дела нашим неуравновешенным юнитам — следователю Асташову и инспектору Горячеву.

Подняв старые папки и провернув на дисковом телефоне служебные пятизначные номера, редакционные параноики сумели восстановить эпизоды этой заварушки: связь с извращенной олигархией, кастинги за интим-услуги и прочие пороки шоу-бизнеса. Известно, что группа состоит из семи или восьми человек, их имена устанавливаются.

В Питере, в околоMOD-тусовке, ходят слухи, что «Девушка-школьника» (далее «ДШ») — продюсерский проект олигарха-извращенца. Однако у нас есть информация, что группа создавалась в рамках обновленной программы ювенальной юстиции — для выявления неблагонадежных элементов среди богатеньких родителей-коммерсов. Одно лишь появление на вашем выступлении может привести к лишению родительских прав и полному разорению. Где правда, братья и сестры?

В.: Я прочитала вопрос два раза, слишком сложно.

А.: Мы очень неблагонадежные.

Д.: Каждый понимает происходящее в меру своей испорченности. Думаю, в нашей стране не существует силы, одним пальцем лишающей богатства и родительских прав. Вернее как, один такой человек есть, он вообще у нас все может, но этим вроде бы не занимается.

М.: Мне бы хотелось так думать (про олигарха-извращенца — попахивает поздней Римской империей, ранней тоже чутка).

Т.: Затрудняюсь ответить.

 

Как осуществлялся кастинг в проект?

В.: Как и во все поп-проекты — через постель 🙁

Д.: По блату, творческие способности нас вообще не волнуют.

И.: На кастинг принимались юноши и девушки, не прошедшие кастинг на «Каникулы в Мексике».

А.: Эстафета на скорость по распитию «Ягуара».

М.: Мальчики позвали девочек, с которыми тусовались. Мы с Элизабет Робалино были подругами, нас пригласил Тимур. Мое сердце было разбито, и я была рада о чем-то таком попеть, к тому же на тот момент я давно нигде не пела, соскучилась по волшебству сцены и пр. Готовилась к настоящему прослушиванию и борьбе с дюжиной девиц, но оказалось, что мы как раз подошли на роли — Блондинки, Брюнетки, Рыжей и Кудрявой.

Т.: Затрудняюсь ответить.

 

 

Знаете, вы выбрали такую тему, в которой узнает себя каждый: похотливое детство. Вы сами себя насколько ощущаете похотливыми и детьми (в плане возраста)?

И.: В детстве мы это отлично понимали. Когда нам исполнилось одиннадцать, для нас это было настоящим горем.

В.: Я ощущаю себя на все 100%.

М.: Мы все — довольно скромные и целомудренные ребята. Ребенком меня многие считают, пожалуй, соглашусь.

А.: Мы очень похотливые.

Т.: Затрудняюсь ответить.

Мы все — довольно скромные и целомудренные ребята

В текстах затрагивается много тем, связанных с пунцом на щеках. Кто впервые вам рассказал о сексе? Или даже показал?

Т.: Затрудняюсь ответить.

В.: Это произошло в первом классе, мальчика звали Паша, до сих пор вспоминаю его густые брови.

А.: А я сама всем рассказывала.

Д.: Глаза мне открыла серия «Симпсонов», где семейная сцена была смонтирована с поездом, заезжающим в тоннель.

И.: Как чудо стояли сыновья вокруг невзрачной подушки и ждали с бессмысленной надеждой ответа на свой незавидный и дикий, внушительный вопрос: что такое «Пунец»?

М.: Книга » Где я был, когда меня не было» упорядочила интуиции, почерпнутые из загадочной возни дяденек и тетенек, наводнившей постсоветские экраны. Про показал — думаю, кроме меня никто не ответит, так что скажу вам так: некто менее поэтичный, нежели Гумберт Гумберт, но более изысканный, нежели Учитель Труда.

 

 

В ваших текстах никто не умирает, а это важная часть юношеских впечатлений. Нам кажется, что уже пора! И в каком возрасте лучше умереть школьнику, чтобы навсегда остаться им, а не верным сыном и спортсменом.

Д.: Достаточно быть карликом и ходить по улицам с портфелем, общественное мнение вы не сможете изменить уже никогда.

И.: Наши тексты воскрешают школьников.

В.: ШКОЛЬНИК — ЭТО СОСТОЯНИЕ ДУШИ!

М.: Школьник умирает тогда, когда перестает озираться, закуривая на улице и мерить пипиську линейкой.

Т.: Затрудняюсь ответить.

А.: Важная часть юношеских впечатлений — пунцовые щечки и неловкие эксперименты. Смерть оставьте на сладкое.

Глаза мне открыла серия „Симпсонов“, где семейная сцена была смонтирована с поездом, заезжающим в тоннель

У ваших героев нет конфликта: дом-школа-дом. Вам самим где лучше было: на школьном дворе или в квартире у аквариума?

Д.: Конечно, дома, с воображаемыми рыбками! Мы страдали, что не можем вести жизнь разбитного хулигана/девахи, а теперь наши переживания можно послушать 7 февраля, в клубе PARTYHARD, город Самара.

И.: Мне было лучше у стены Цоя.

В.: Ой, это похоже на вопросы из тестов по соционике. Я думаю, что я Есенин, но все говорят, что Наполеон, а может быть и Гексли. Сложный психотип очень.

М.: Я мечтала быть нормальной девочкой, играть в Барби и делиться секретиками с подружками. Но ровесники меня не любили и играть не звали. Не то чтобы я была гадким утенком, но аутсайдером — точно. В старшей школе все изменилось, тут уже панк-рок, душа компании и колготки, порванные об заборы.

Т.: Затрудняюсь ответить.

А.: В аквариуме.

 

 

Кого больше любите? Маму, папу? Отчима, мачеху?

Т.: Затрудняюсь ответить.

В.: Себя.

И.: Рок.

Д.: Олигарха из первого вопроса, он дал нам путевку в жизнь.

М.: У меня крутая семья. Все художники. Но для интервью, наверное, интересно будет сказать, что мой папа — басист московской группы » Корабль«, и мы даже давали совместный концерт.

 

У вас есть песня «Последний звонок», а у нас — хэштэг #кровьпобедрам (БД вводила его в твиттере в сезон выпускных — прим.ред.). Под ним наши читатели делятся историями праздничных дефлораций. Расскажите про свое 25 мая.

А.: Мокро и неловко.

Д.: У меня эти два события никак не связаны! Кровь по бедрам — это вообще про каких-то бегунов на дальние дистанции.

И.: В Последний звонок я осталась дома.

В.: Помню, как переливала водку в бутылку из-под воды, дальше все как в тумане.

М.: Пришла в пиджаке с галстуком, пародировала учителей. Они смеялись, а потом все плакали. Потому что наша школа — альма-матер для многих поколений творческих людей, и мы ее очень любили. Но не будем о ней, а то накатит. Кстати, некоторое время стены школы украшало мое граффити.

Т.: Затрудняюсь ответить.

 

 

Знаете, многие парни хотят быть вашими группис, в том числе и мы. Возьмете?

Т.: Нет.

А. У нас строгий отбор.

И.: Мне неприятно такое внимание.

М.: Всегда рады, только, пожалуйста, без трусиков на сцену.

Д.: Сначала дневники ваши посмотрим.

В.: Тут вопрос к олигарху-извращенцу (ой).

 

 

Вас девять человек. Сделаете репосты этого вью? Нам нужен столичный трафик, чтобы отчитаться перед спонсорами.

Д.: Не вопрос. Спонсорам привет!

В.: Забились!

М.: Вы довольно классные, кстати.

Т.: Да.