155

Таня Бекасова: «Красивые винтажные тарелочки нужны только для съемок»

Таня Симакова

Фуд-фото – увлечение, ставшее повальным в эпоху смартфонов и соцсетей, когда хорошие фотографии, выложенные в инстаграм, могут дать больший фидбэк, чем агрессивная телереклама. Пока любители с оглядкой на журнал Kinfolk фотографируют свой капучино с круассанами на фоне занавесок и мечтают о сотне-другой новых подписчиков, профессионалы сделали из этого целую индустрию, в которой есть свои звезды и негласные правила. Вы, конечно, тоже видели все эти небрежно откушенные брауни на замысловатой тарелке, яркие салфетки, оттеняющие тон заморского крем-супа, благородные столовые приборы, и сыры, художественно разложенные по состаренной столовой доске.  

 

Таня Бекасова снимает и стилизует еду для ресторанов, рекламных агентств и фуд-блогов, сотрудничает с «Афишей» и «Азбукой Вкуса». В воскресенье в Самаре состоится ее мастер-класс, где можно будет поупражняться в фуд-фотографии под ее руководством. О том, зачем и кому нужно выкладывать еду по цветам и носить на съемки тяжеленные деревянные доски, Таня рассказала в своем интервью «Большой Деревне».

 

— Мне очень понравилось, как ты сказала на лекции: «Блин, ну это просто рефлекс».

— Ну да, так и есть, все возятся вокруг своих животов.

— Ты этим занялась, потому что любишь поесть, или потому что понимаешь, что все люди любят поесть и хотела на этом заработать?

— Я занялась этим, потому что мне хотелось делать что-то без людей. Мне нравилось, что я могу какое-то время провести одна. Видела много съемок еды, решила попробовать сама. Я люблю готовить, кстати. Каталась на скейте раньше, тогда ко мне домой часто заваливалась толпа голодных скейтеров. Я привыкла готовить много и вкусно. Поэтому, когда в какой-то момент появился инстаграм, хотелось это снять, ну и все как-то пошло. То есть не было такого, что я подумала и такая: «Агааа, это же самая нужная потребность! Использую-ка я это!».

QNlpiXIaDSo

— Помню, смотрела как-то программу, в которой какой-то мужик рассказывал про то, как он фотографирует еду для рекламы. Там был супер-студийный свет, и снимал он разную лабуду, жареных кур всяких. Ну, он и говорит: «Вы же понимаете, что нужно, чтобы мясо или курица были глянцевыми, чтобы они бликовали и заманивали тебя». И поэтому он все поливал лаком для волос. После съемок это было несъедобным. И я тогда думала, что все это определенное клише – блестящая курица, лепестки из колбасы. А сейчас пришли новые клише, которые возможно нашим детям будут казаться смехотворными и ужасными: салфетки разноцветные, деревянный фон, нарочитая небрежность. Это как раньше все мечтали о югославской стенке, а сейчас все покупают мебель в Икее, но, по сути, это одно и то же. Кто знает, как на это будут смотреть наши дети. Что думаешь об этом? Ты же все время говоришь, что нужно сделать красиво, но следуешь в этом плане каким-то общим тенденциям.

— Ага, это как Рубенс рисовал складки жира и правда считал, что это красиво. А сейчас мы смотрим на худых моделей, считая красивыми их. Да, я согласна, что нет ничего абсолютного. Может быть, мы просто устали от глянцевости. И на данный момент мне кажется, что естественное в принципе лучше. Например, возьмем кусок мяса, оно выглядит в жизни так, как на фотографиях Кэти Квин Дэвис. Она снимает так, как еда выглядит в жизни. Она живет в Австралии, я видела фотки своих друзей, оно у них там такое. И она максимально всеми средствами пытается это передать.

s45UOur5V7Y

Я пока не могу точно быть уверенной в своих словах, у меня не такой большой опыт, я не снимаю глянец, но просто я знаю, что если еда вкусная, если она красиво приготовлена, если она как-то выложена по цветам, сделана с любовью и люди старались, то  обычно даже если просто щелкнуть, то получается хорошо. Но бывают моменты, как с той же пастой, которую перемешали, и в итоге она выглядит не очень. Человек, который работает в этой сфере, понимает, что можно добавить, например, базилик, чтобы красиво эту пасту сфотографировать. Ну и я не понимаю, почему реклама майонеза так ужасно выглядит. Да покажи ты майонез, рекламируй его, а не упаковку! Если там будет красивая фотография того же салата «Оливье», Новый год, шампанское, елка, то мне кажется, это можно снять так, чтобы это было классно. Это может быть со всеми новогодними штампами, но красиво.

— Ты говоришь о естественности, но наша естественность — скорее то, как выглядит реклама майонеза. Я смотрела недавно пост в блоге какой-то девочки, про которую все говорят, что она сошла с ума, потому что она все упаковки, которые она использует дома – порошок, крем для рук, очищает от этикетки.

— Да, я слышала, что есть сейчас целое течение такое.

_Xe8tklgGXA

— Мне кажется, это все явление одного порядка с тем, о чем ты говоришь. Это стремление закрыть глаза на мир, его уродство, весь этот мусор визуальный. В Москве даже хуже с этим, ты выходишь из метро и такое ощущение, что кого-то буквами вырвало.

— Ну, не везде. Многие обвиняют хипстерские сайты, что они выдумывают Москву, которой нет.  Но я делаю все, возможно, сейчас это прозвучит самонадеянно и самовлюбленно, чтобы жить в Москве, про которую они говорят. Я понимаю, что не все люди могут себе это позволить. Но, условно, я снимаю квартиру в центре с друзьями, у меня классные и красивые друзья, это старая квартира, но там паркет, и мы сами сделали так, чтобы там было красиво. Я хожу по красивым местам, я стараюсь не ездить куда-то далеко. Если какие-то вещи ты не можешь изменить, то нужно на них меньше обращать внимания. Очень сложно говорить об этом в таком масштабе, но я предпочитаю, что если я не могу ничего изменить, то стараюсь не думать об этом. Если в Самаре не чистят снег, у меня нет времени этим заниматься, но я не буду устраивать пикеты, не буду орать из-за этого снега, а буду заниматься тем, что умею.

N5ewwiTxZyA

— Расскажи, чем отличается посуда, в которой ты снимаешь, от обычной посуды, из которой мы едим?

— На самом деле просто есть такие моменты, что обычная посуда может быть нормальной. В Икее, например, классная посуда, но нельзя с ней все время снимать, потому что это посуда из Икеи, все будут смеяться. Конечно, у них со временем меняется дизайн, иногда можно взять что-то и там, но в целом считается не комильфо для фуд-фото брать посуду из Икеи, если это не какой-то художественный ход. Журналы не берут такие снимки, где происхождение тарелок очевидно. Естественно, нужно выпендриться, сделать какой-то ход, но абсолютно любая посуда, если она матовая, может получиться хорошо.

Ну вот, например, белая тарелка. Можно снять еду очень красиво на белой тарелке, с салфетками, в хорошем месте, хорошим светом и поверхностью. Но, важно, чтобы она сильно не бликовала, потому что ненужные блики делают картинку хуже. Кто-то считает, что фуд-фотография – это подача, берет специальных шефов, которые красиво и оригинально готовят, у них все очень изящно и изысканно. А я очень люблю деревенский стиль Кэти, где фермерский салат красиво уложен. Но опять же, может быть, я просто выросла на «Афише» и хипстерских журналах…

4WTJ5oFRejk

Дома-то мы с друзьями едим из икеевских тарелок, потому что они простые. Красиво – не красиво, главное, чтобы вкусно. Часто бывает, что я завтракаю одна, и это просто йогурт и мюсли в той миске, которая попалась. И нет такого, чтобы я сильно заморачиваюсь. Красивые винтажные тарелочки нужны только для съемок, естественно, фотографы из них не едят.

— Что для тебя самое главное в съемке еды?

— Самое главное – это твое видение, и съемка еды – не исключение. Есть, например, Дэвид Лашапель, который снимает фэшн в жанре супер-китча, но это красиво, потому что он видит эту красоту и может ее показать. Но есть другие люди, которые просто пытаются его повторить, потому что это модно. Они снимают тот же китч, но так хреново, что вроде бы не поймешь в чем разница, тем не менее, она есть, хотя ее даже нельзя описать. Авторское видение нельзя описать логикой или словами. Это что-то, куда ты вкладываешь какие-то чувства и душу, окей. Когда ты делаешь что-то с любовью, стараешься, знаешь себя, то получается хорошая фотография, любая работа вообще получается.

6d-BfqS82zQ

— Есть куча людей, которая безумно все это любят, но у них все равно получается полная херня.

— Если говорить о любви, то можно любить слепо, а можно быть внимательным в любви. Я вообще внимательная – по профессии математик, и у меня есть логика. Я понимаю, что это кадр, в нем есть свои составляющие – столовые приборы, еда, окружающая среда, внешнее пространство. Эти четыре фактора нужно отследить. А, ну и свет. Ты проследил за светом, подстраховался, проследил за едой, чтобы она была горячая, вкусная, никто бы ничего не перемешал, чтобы были всякие штуки для декорирования. Проследил за посудой, чтобы она не бликовала, не была поцарапанной, побитой, подходила тебе в твоем видении. Если я понимаю, что с поверхностью может быть плохо в ресторане, то я старюсь сделать так, чтобы мне оплатили такси, и я привезла свою поверхность для съемок.

Ну, или вот пасту перемешали. Я просто взяла креветки, почистила их салфеткой, чтобы они были более креветочные, а не в соусе, вытащила осьминога, а он же темный, а когда ты в пасте делаешь темные акценты, то она становится более яркой и аппетитной.

GQXOvKbmVb8

Есть люди, которые просто снимают, потому что любят, но не видят. Понятно, что не на одной любви все это держится, понятно, что есть технические моменты, над которыми нужно работать, просто пахать. Я снимаю с 16 лет, за это время было очень много косяков, я делала лажу, ошибалась, чувствовала себя крутой, а потом меня тыкали носом и говорили, что это не круто. И с моим самолюбием мне было очень не по себе. Но встаешь, поднимаешься, идешь дальше. Бывало, что вообще не было ни денег, ни съемок – встаешь и идешь дальше. Понимаешь, в чем у тебя ошибка, исправляешь ее – идешь дальше. Просто половина людей уже на этом этапе начинает ныть, испытывать какие-то чисто русские рефлексы, как у Вуди Аллена, «я люблю его такой любовью, он меня такой, все у нас очень сложно». Ну чего сложного, увидел ошибку – исправил ее. Понял, что снял говно – признался, что Ваше Величество тоже может снять говно.