2840

«Кондуктора — это люди, которые всё стерпят, а турникет в любой момент может сломаться»

Фото: Артем Голяков Текст: Алексей Юртаев

Городская администрация не на шутку взялась бороться с коррупцией. Первыми под нож пойдут отнюдь не владельцы заграничных офшоров и не организаторы роскошных банкетов — во взяточничестве обвинили автобусных кондукторов, которых предлагают заменить на турникеты. «Большая Деревня» проехалась по самым популярным городским маршрутам и пообщалась с работниками валидатора, чтобы выяснить, как устроен черный рынок проездных билетов, сколько можно наварить за смену и такое ли теплое кондукторское место.

Герои не называли настоящих имен — данные в статье изменены.

Лариса Семеновна

Маршрут № 47

Коррупция процветает и всем известно, что за смену кондуктор и водитель шуруют 500-600 рублей

Я живу в Зубчаниновке. В Самаре уже шесть лет, четыре из которых работала на трамваях, полтора года на 34 маршруте, а теперь работаю на 47. Сейчас происходит что-то непонятное: муниципальный транспорт почти ликвидировали, заменив его коммерческими частными компаниями. Я поработала и в муниципальном транспорте, и в коммерции. Это абсолютно разные рабочие места.

Коррупция наблюдается в маршрутах частных транспортных компаний. Я ушла оттуда, потому что персонал набирают с улицы — в кондукторы идут женщины, которые могут уйти в запой в любой момент, а водители — бывшие лихачи-газелисты. За смену пара, кондуктор и водитель, шурует 500-600 рублей. Делается все очень просто: дают сдачу побольше, но не выдают пассажиру билет, складывают этот навар в карман. Думаю, что не обходится и без договоренности с контролерами. А как еще выживать? На коммерческих маршрутах начальство штрафует за любой косяк, штраф — 3 тысячи рублей.

Я работала на коммерческом маршруте недолго. Водитель удивлялся, мол, ты чего не калымишь-то, головой не думаешь, у виска крутил. У них там уже обученные люди, могут в нужный момент подтасовать червонец с пятидесятикопеечной монетой. Я гордилась честностью, но меня же в итоге и обманули, недодали зарплату за четыре дня.

Скорее всего, за муниципалкой останутся автобусы, в которых ездят три человека, а под коммерцию отдадут все популярные

На муниципальном транспорте за кондукторами жёстче следят: контролеры жуют нас по два раза в день, кассу приходится часто сдавать. Властям невыгоден муниципальный транспорт — нужно платить большую зарплату работникам, тем более на маршрутах с огромной проходимостью. Я работала на 34 маршруте днем и ночью, зарабатывала под тридцать тысяч. А теперь этот лакомый кусочек отойдет коммерции. Скорее всего, за муниципалкой останутся автобусы, в которых ездят три человека, а под коммерцию отдадут все популярные.

Турникетов не боюсь. Сколько работаю — столько и слышу об их введении. Одно время даже на трамваях собирались делать. Я категорически против этого: если нам в автобусе двери выламывают и заваливаются толпой в салон, никакой аппарат не справится. Кондуктора — это люди, которые всё стерпят, а турникет в любой момент может сломаться. Люди, которые работают в этом деле много лет, уже ничем другим заниматься не смогут, поэтому если и грядет волна сокращений, то работу я найду нескоро.

Марина Федоровна

Маршрут № 61

Нужно жить в автобусе, чтобы получать больше двадцатки

Я работаю кондуктором девятнадцать лет. Принципиально пошла в автобусный парк, потому что в ТТУ (Трамвайно-троллейбусное управление — прим. ред.) люди работают две смены подряд. По-моему, это дурость. У нас смена полуторная: работаю целый день, а следующий отдыхаю. Приезжаю в пять утра, а дома бываю к десяти вечера. Мне «повезло» — живу на 116 километре. В прошлом месяце я заработала 13 тысяч рублей. Не думаю, что это большая зарплата. Есть небольшая премия, основной заработок определяется в соответствии с количеством людей и общей выручкой за месяц — нам начисляют процент. Можно зарабатывать и больше, работая в дополнительное время. Нужно жить в автобусе, чтобы получать больше двадцатки. Такие люди, кстати, есть.

Если бы платили нормальную зарплату — кондуктора бы не воровали

Знаете, где у нас коррупция? В белых «МАЗах», которые ходят по 2 и 24 маршрутам — контролеры их не проверяют. У нас же постоянно на площади Революции шныряют и проверяют билеты у пассажиров. Если что-то не так, кондуктора штрафуют. Но если пассажир сам выбросил билет, то он и виноват. Штраф за безбилетный проезд — 500 рублей. Но я такого еще ни разу не встречала.

Как можно калымить? С бумажными катушками можно было передавать пассажирам один и тот же билет несколько раз, а сейчас эта «дура» (валидатор — прим. ред.) всё считает, и никто особо не занимается калымом. Некоторые могут просто выдать пустую бумажку вместо билетика, но это опасно: пассажир может позвонить в гараж и пожаловаться. Последствия будут серьезными: кондуктора лишат премии, снимут с маршрута или уволят. Такие случаи были.

Турникеты в автобусах — это нереально

Платили бы нормальную зарплату — кондуктора бы не воровали. О предложении поставить вместо нас турникеты я узнала от коллег, случайно. Мы еще посмеялись: как это будет выглядеть? Ну вот стоит этот турникет и что, возле него люди будут толпиться? Это ж сколько машин встрянет? Следить за проходящими будет некому: молодые могут просто пролезть под турникетом или перепрыгнуть, это им ничего не стоит и слова им никто не скажет. На моем опыте между людьми возникали драки, были пьяные в салоне. Их разнимать кто будет, водитель, у которого пробка впереди? Турникеты в автобусах — это нереально. В Москве эта система работает на карточных условиях, там вроде бы все привыкли. Но у нас разве все пользуются картами? Иногда заходят школьники-дармоеды и говорят: «Ой, а у меня деньги на карте кончились!», и я не имею права их выгонять, они едут дальше. Со студентами та же история. Как такие ситуации будет решать машина, я не представляю. О введении турникетов руководство пока молчит. Нам говорили, что нас переведут в пятый автобусный парк, потому что туда пришли новые автобусы — газовые. А старые, на которых мы сейчас ездим, уберут. Но если нас и правда заменят на «пикалки»… Мне все равно, но работу мы теряем. Новую быстро найти будет нереально. Вообще о сокращениях должны предупредить за несколько месяцев, чтобы мы новое место подыскивали. Но надеюсь, что такие перемены нас будут только к 2017 году. Сейчас, наверное, для них слишком рано.

Валентина Николаевна

Маршрут № 50

Лично я работаю пятую смену подряд по 15 часов

У меня нет высшего образования. Сначала я работала в детском саду, но когда в стране стало неспокойно, их начали закрывать, а нас, воспитателей, сокращать. Я встала на биржу труда и 6 января 1999 года прошел мой первый рабочий день в качестве кондуктора. Работать трудно, за весь свой богатый стаж я не заметила каких-то улучшений. Сейчас нам пригнали новые автобусы, но хорошего в них нет: там узкие проходы и постоянная пыль в салоне. Мойщики, которые должны проводить уборку в салоне каждый день, только брызгают водой из шлангов на пол. Поэтому я самостоятельно протираю затворы окон, подоконники и сидения от пыли. Зайдите в старую «сканию» — там все гораздо опрятнее. Лично я работаю пятую смену подряд по 15 часов, потому что людей не хватает. Мне за это доплачивают.

Меня могут высадить за несколько остановок до конечной, проводить в газель и там при мне пересчитать всю информацию с моей «машинки»

В газете прочитала, что главная причина сокращений — это коррупция кондукторов. Извините, но неправильно использовать это слово в отношении людей, которые не могут позволить себе удовольствия обмануть даже на рубль. Учет ведется везде. На моем маршруте меня могут высадить за несколько остановок до конечной, проводить в газель и там при мне пересчитать всю информацию с моей «машинки».

Галина Петровна

Маршрут № 11

В своей работе больше всего ненавижу ранний подъем

Я пришла на автобус после тридцати лет на заводе — к сложностям мне не привыкать. В 2009 году я в одиночку поднимала двоих детей, они еще в школе учились. Пришлось отработать месяц за свой счет, стажерам зарплату тогда не платили. В своей работе больше всего ненавижу ранний подъем: как по расписанию нужно встать в три часа утра, чтобы успеть сесть в «дежурку» (автомобиль, который развозит сотрудников — прим.ред.), приехать в гараж, просидеть там и начать работу. Мы самые первые начинаем. Если некоторые трамваи с половины шестого утра просыпаются, то у нас в пять часов автобусы уже едут.

Представьте, каково людям вести такой образ жизни. Зарплаты совсем не растут. Премиальные? Я вас умоляю! Люди идут сюда, потому что больше нет мест в городе, где пенсионеры могли бы устроиться. Только в кондукторы берут с удовольствием.

Дает мне, значит, сдачи побольше, а себе, хитрюлина, билетик оставляет!

Я никого и никогда не обманывала — говорю от чистого сердца. Нас проверяют на каждом шагу. Например, в автобусах над дверями стоят камеры, которые мы каждый раз отвозим в парк, чтобы там посчитали зашедших и вышедших людей. Меры жесткие к тем, кто пытается навариться, поэтому я даже не пробовала. Знаю точно, что в троллейбусах кондуктора задвигают пассажирам: «А давайте без билета?». Я как-то на такое напоролась: дает мне, значит, сдачи побольше, а сама, хитрюлина, билетик себе оставляет! Я ей высказала тогда все свои претензии, она меня точно запомнила. Наверное, на этих направлениях вообще нет контроля, раз они позволяют себе так наглеть.

Наши девчонки между собой шелестят: «Всё это ерунда!»

За шесть лет я впервые узнала, что можно заменить людей на автоматику. Турникеты мы уже пробовали пару недель назад: поставили эту бандуру на входе в салон, посадили контролеров внутрь и пустили автобус по маршруту. Круга не сделали — все сломалось. Перемотали аппарат изолентой и машину отправили в гараж — так там и стоит. Ладно у нас маршрут спокойный, здесь немноголюдно. А на других люди стоят по тридцать минут на остановке, на морозе, а потом вламываются всей толпой, толкаются и сносят всё на своем пути — даже кондукторов не замечают. Турникет, мне кажется, просто с собой в салон занесут. Я совсем не понимаю систему работы этого нововведения: кто-то говорит, что нужно будет идти к водителю и оплачивать у него. Но он же не газельку водит! Оплачивать в салоне тоже не выйдет — у нас не настолько порядочные люди. Зачем все это? Наверное, хотят показать себя к соревнованиям: смотрите, мы на автобусах автоматику поставили — у нас все хорошо. Наши девчонки между собой шелестят: «Всё это ерунда!».

Понятно, что если введут турникеты, то только с целью убрать кондукторов. А куда идти после сокращения — проблема каждого. В Самаре трудно найти работу. В нашем парке работает триста с лишним человек, куда им деваться? Лично я сяду где-нибудь, буду воду продавать или вахтершей поработаю. А если позовут обратно — под расстрелом не пойду.