1741

«Нифига не на что надеяться»: ветераны глубинки о прошлом и настоящем

Текст: Анастасия Левкович Фото: Нуся Джамолдинова

День Победы в Самаре отмечают масштабно: парад, концерт на площади Куйбышева, салют и георгиевские ленты везде, где только возможно. Ветеранов, живущих в городе, приглашают стать участниками торжественных мероприятий. Но чувствуют ли себя частью праздника почетные старики из глубинки? Вспоминают ли о них власти региона хотя бы раз в год на 9 мая? Далеко не всегда. В этом на своем опыте убедились автолюбители из сообщества «УАЗ Патриот клуб Самара», которые организовали уже седьмой по счету автопробег «Ветеранам глубинки — заботу и внимание». Его суть проста: поздравить с Днем Победы участников войны из отдаленных уголков Самарской области. Люди самых разных возрастов и профессий собираются в заранее обустроенном лагере в Красном Яре, делятся на группы по 5-6 человек и отправляются по заранее составленным маршрутам. В этом году двухдневная акция проходила 2 и 3 мая. «Большая Деревня» присоединилась к одной из групп, чтобы увидеть, как живут участники войны в Сызранском и Шигонском районах.

В прошлом году волонтеры объехали 20 районов, в 2016 — 27. За два дня поздравили 306 ветеранов, подарки собирали всем миром: и через местные компании, и просто неравнодушными людьми. Волонтеров собирают в лагере в 7 утра — руководитель маршрута № 2 Евгений Курбанов появляется в черной, отглаженной форме с якорями на отворотах и двумя звездами на погонах. Военный моряк, капитан второго ранга участвует в автопробеге уже пятый раз. Вместе с ним на мероприятие едет сын Артем, девятиклассник.

За два дня волонтеры поздравили 306 ветеранов

Курбановы узнали об акции из авторадиоклуба «Волга63», в котором состоит Евгений, и тут же решили — надо ехать. Из «УАЗ Патриот клуб Самара» информация об автопробеге разошлась по сообществам автомобилистов всего региона. Собрав подарки, мы садимся в черный внедорожник Nissan и отправляемся по маршруту.

Евгений Курбанов

Евгений Курбанов

Руководитель маршрута

Живут все ветераны по-разному, кто-то не обделен вниманием родственников и администрации. Таких не только ежегодно поздравляют, но и ежедневно за ними ухаживают. Но кто-то живет один в старом покосившемся доме, и наш приезд для них — настоящее событие. С каждым годом стариков становится все меньше. В прошлом году приехали к ветерану домой, а поздравлять уже некого: буквально за два дня до этого он умер. Пришлось с цветами ехать уже на кладбище.

 

Мы везем ветеранам небольшие подарки и сладости, но презенты не так уж и важны. Внимание и общение — вот что для ценно. Однажды дедушка до слез растрогался, увидев предназначенный для него рисунок — в военные годы он освобождал детские концлагеря.

На пороге старенького деревянного домика нас ждут двое: ветеран Александр Дмитриевич Шерстнев и его сын. Нас приглашают внутрь. В доме тепло и уютно, на горящей конфорке уже греется чайник. В графе «Жилищные условия: газ» волонтер ставит плюсик. Руководители маршрутов заполняют специальные анкеты на каждого ветерана, при возможности участники и организаторы пробега учитывают потребности стариков. Например, в домах часто не хватает отопления, тогда волонтеры могут в следующий раз привезти обогреватель. Самостоятельно провести электричество или газ участники акции, конечно, не могут, но обращаются для этого в администрацию области.

Александр Дмитриевич признается, что путь к победе проходил через ужас

Пока мы осматриваемся, Александр Дмитриевич по-армейски быстро надевает китель, увешанный орденами. На войну его забрали в 1943 году в возрасте 18 лет. Служил в хозвзводе, возил артиллерию для солдат. Ездил в Эстонию, Латвию, а первый день Победы встретил в Майкопе. При слове «победа» ветеран легко вздыхает, а края его губ немного приподнимаются. Он помнит, как в каждую поездку он и его товарищи рисковали жизнью. Как ездили на одной только лошади разминировать поля — и что это было очень страшно. Александр Дмитриевич признается, что путь к победе проходил через ужас. А теперь старик празднует 9 мая в своем старом деревянном домике. К счастью, не один — с сыном. По-настоящему ветеран печалится разве что из-за смерти жены: «Девять лет назад остался дом без хозяйки! Но про меня не забывают: сын у меня молодец, каждый день навещает, а еще санитарка и медсестра приходят. Так что за мной уход очень хороший». Тепло прощаемся.

Приезжаем в село Усолье, наш следующий поинт — квартира в небольшом двухэтажном доме. Дверь открывает женщина средних лет, одетая по-домашнему. Она приглашает нас внутрь и поспешно бежит в комнату. «Сейчас я немного подготовлю Юрия Михайловича, и вы зайдете». Женщину зовут Софья, уже шесть лет она работает сиделкой у ветерана. Увидев гостей, Юрий Михайлович Курбанов очень радуется. В войну он служил на флоте. «Тихий океан, Владивостокская бухта», — договаривая друг за другом, называют моряки знакомые им места. В воспоминание об этом времени у старика на руке осталось блеклое тату: Юра.

Хоть деньги за пеленки отдают, и то счастье. Многие этого не получают

Сегодня ветеран не может сам ходить. Дочь с мужем взяли напрокат коляску, но она неудобная. «Не может он сам с ней управляться, постоянно болят руки», — говорит сиделка. Соцслужбы выделить другую коляску не могут: кризис, денег нет. Юрий Михайлович, как и многие другие люди с ограниченными возможностями, не первый год стоит в очереди на получение положенного ему средства реабилитации. «Хоть деньги за пеленки отдают, и то счастье. Многие этого не получают», — добавляет сиделка.

Юрий Михайлович продолжает делиться своей историей: после войны он работал в местном сельхозтехникуме — растил новое поколение работников сельского хозяйства, на которых сегодня в эпоху массового импортозамещения так надеются власти. В этом году ветерану исполнилось 90 лет, но память его не подводит: он с легкостью отвечает на вопросы о своей жизни. Так, после победы он еще шесть месяцев продолжал служить: солдат держали на случай возникновения новой угрозы, а ему очень хотелось вернуться в родные края. Как вернулся, так и остался здесь, в области, — никуда уже не ездил.

Ко Дню Победы от властей ежегодно присылают подарки: в шкафу пылятся две праздничные бутылки водки. «Скоро еще и третья к ним, наверное, добавится», — иронично смеется Софья. На прощанье Юрий Михайлович в первую очередь желает нам крепкого здоровья.

На фасаде кирпичного одноэтажного строения в селе Муранка висит синяя табличка: «Дом образцового содержания». Еще семь лет назад, по словам Александры Кузьминичны Коноваловой, он скорее напоминал старый покосившийся сарайчик. Благоустроили дом своими силами ее дети.

«От старости никуда не деться, но до нее еще надо дожить», — говорит Александра Кузьминична. В этом году ей исполнилось 93 года, и кажется, она гордится своим здоровьем и долголетием, с удовольствием делится с гостями рецептом травяного чая, который собирает уже не первое поколение женщин в ее семье: «Все со своих полей и лесов рядом с домом: трава медвежье ушко, земляника с корнями, просушенная в темном месте, зверобой, душица, и клевер. Все примерно в одинаковых пропорциях. И хранить главное в мешочке из ткани, чтобы трава не растеряла свой аромат».

От старости никуда не деться, но до нее еще надо дожить

Одного чая, конечно, недостаточно: «Чтобы жить долго, нужно быть трудолюбивым и честным человеком, стремиться помогать людям», — рассказывает она. Ветеран всю жизнь придерживалась этих правил. На войне перевозила раненых, а после — долгое время была единственной акушеркой на все село Муранка. Пока позволяло здоровье, работу не бросала. Александра Кузьминична радуется, что ее трудолюбие передалось детям. Именно они создают в доме праздничную атмосферу перед Днем Победы — дочь своими руками сделала памятный альбом, где сохранились фото совсем юной шестнадцатилетней девочки, которая еще не знала, что такое война. Провожая нас к следующему ветерану, дочка предупреждает, что в следующем нашем пункте скучать не дадут.

Ветеран Яков Иванович Иванов живет в небольшом домике

Яков Иванович Иванов первым делом предлагает нам накатить по сто грамм. «Так мы же за рулем!» — отвечают Игорь и Евгений. «Да, беда! Вот раньше как было: сядь на лошадь, привяжи ее к ноге, и она тебя в любом случае до дома довезет — дорогу знает», — иронизирует старик. Рядом с ним стоит старое переносное радио. Сейчас оно молчит, но именно по нему хозяин дома каждый день узнает свежие новости, больше всего любит «Радио России». В основном, ветерана интересуют политика, так было всегда — после войны пришлось отсидеть четыре года за частушку, которую он с удовольствием повторяет:

Сидит Гитлер на берёзе,

А берёза гнётся.

Посмотри, товарищ Сталин, как он <упадет>

Сразу после войны боец четыре года отсидел за матерную частушку

«Пришлось потерпеть мне от Сталина — влепили срок по 58 статье!», — разводит руками ветеран. За острый язык ему еще не раз доставалось, но и в свои 89 лет он все также любит рассуждать о политике: «Путин умный мужик, но бесконечное количество его заместителей: сколько они еще будут обманывать народ? Мы же не дураки! Хотя, век живи, два учись, а так <дураком> и помрешь! Смеетесь? Смейтесь! Я люблю, когда людям рядом весело», — хохочет он, — «Знаете, почему мужчины женщинам ручки целуют? Потому что до задницы недалеко!»

Сквозь слезы от смеха участник боевых действий вдруг признается, что на власть не надеется и даже думает, что пенсию могут сократить или совсем перестать выплачивать: «Если большие шишки деньги отмывают, а самая строгая мера наказания для них — домашний арест, нифига не на что надеяться! Никаких у нас гарантий нет».

Участники боевых действий признаются, что надеяться не на кого