131

Капа: «Зачем ты мне это показываешь?»

Азамат Жанбыршинов

Марафонец от хип-хопа, самарский рэпер Капа вопреки слухам не думает сходить с дистанции. Недавно он закончил запись нового альбома с названием «Последний суд», речь в котором на этот раз пойдет не о наркотиках, а о Боге. Блогеры «Большой Деревни» встретились с Капой, поговорили о том, как за время его продолжительного молчания трансформировалась сцена и он сам, и показали ему несколько клипов, отражающих, словно лакмусовая бумажка, положение дел в современном хип-хопе.

 

— Привет. Мы тут подготовили для тебя кое-какие клипы, с чего хочешь начать? Есть Yung Lean, есть Riff Raff, есть Lil B и ещё много чего.

— Давай начнем с Rakim, с Ice-T, чего-то в этом стиле.

 

— Нет, такого нет к сожалению. Начнём с Lil B тогда.

— Это русский?

 

— Нет.

— Ага. Ну какой-то черный прячет траву. Да ладно, ничего, баклажан какой-то читает.

— У него с 2007-го вышло больше сорока микстейпов.

— Я просто еще плохо слышу, что он говорит. Вдобавок еще и не читает, а просто разговаривает. Говно.

 

— Выключаем?

— Да, тут все понятно. Ни стайла, ни техники, в хип-хоп он ничего не привносит. Как говоришь? Lil B? Маленькая сучка.

 

— А почему он в игре тогда?

— В какой он игре? Он вообще не в игре. Он из тех, кто говорит «мама мыла раму».

 

— Кстати один из его альбомов называется «Im Gay».

— Тем более. Таким не место в хип-хопе. Давай что-нибудь интересное.

 

— Давай послушаем BONES.

— Так, белый мальчик, который решил в рэпера поиграть, да? Смотри, как он начинает — льет пиво на землю за упокой своих кентов.

— Думаешь, на деле у него никто еще и не умер?

— Ну, тоже ничего особенного.

 

— Он занимается тем, что тусуется в Лос-Анджелесе и снимает клипы в VHS-стилистике.

— Этот белый мальчик одевается как нигер, я бы не сказал, что это хорошо. Зачем им подражать? Я, если одеваюсь по стайлу, то в то, что мне удобно, а этот парень явно хочет быть нигером. Я не одобряю это говно.

 

— Ты такое никогда не носил?

— Нет, я, знаешь, люблю гнутые козырьки. Я вот сейчас «Kangol» ношу. Для детей, да, такие шмотки, может быть, и полезно, но я предпочитаю классические туфли и кожаную куртку. Если тебе удобно в какой-то шмотке, это хорошо, но ему это ни хера не удобно, он это специально делает. Видно же по клипу. У тебя вот тоже стайл уличный, но это же не значит, что ты негр.

 

— Ок. Ты слышал что-нибудь о Chief Keef?

— Нет, я по ходу ничего не слышал из того, что ты собираешься мне ставить.

 

— Он из Чикаго, в этом году ему исполнилось 18. Недавно он вышел из тюрьмы, но сейчас, возможно, опять туда попал.

— Неплохо. Но, опять же, говорю так потому, что я в этом не очень разбираюсь. Он прикольно припев вот делает, мне нравится. Или это не припев? У него, по-моему, вся песня, как припев.

 

— «These bitches love Sosa», — он читает. Так он называет самого себя.

— Sosa? Это который типа со Scarface? Понятно. Неплохо.

 

— Продолжим тогда.

— Ема, у него ногти накрашены.

— Mykki Blanco здесь читает на латыни.

— Он пока еще ничего не сказал. Какие-то слова непонятные.

 

— Он говорит: «Deo confidimus». В переводе это значит: «Мы верим в Бога».

— Это все? Так все и будет? Эта тварь будет ползти весь клип?

 

— Вообще нет, там есть развитие.

— А рэп-то будет, нет? Тут нет ломаного бита и нет рэпа, то есть, соответственно, это говнище. Все эти клипы, конечно, комментировать вообще занудно, неинтересно.

 

— Да их и немного осталось.

— Цепи какие-то опять, пидарасня вот эта вся. Он выглядит, как девка. Не обязательно, конечно, круто выглядеть, главное, чтобы в голове было какое-то осознание мира, и человек может не быть качком или боевиком каким-то, но когда, извини меня, такой читает, что-то там говорит — это выглядит постыдно.

— Ему нужно о чем-то другом читать или вообще не читать?

— Когда я вижу такую вот девочку (потому что это не парень, а девочка), я не слушаю его рэп, мне интересно как его дырка поживает — и все.

 

— Тут еще есть такой реверанс в сторону перпл дранка — хьюстонская тема.

— Не знаю ничего о хьюстонской теме. Я, наверно, слишком стар для этого дерьма. Для меня тема — это Бронкс, Квинс. Оникс вот, Стики — я вырос на них. Эти люди остались такими, какие они есть, настоящими. Они до сих пор в теме, их не сломала коммерциализация хип-хопа и то, во что хип-хоп сегодня превратился. Их это не поменяло, не сдвинуло ни в одну сторону. Большинство из того, что ты мне ставишь — говно. И у меня вопрос к тебе встречный. Зачем ты мне это показываешь? Может быть это во что-то и выльется, но у меня, дальше ты можешь не ставить, на все будет один ответ.

 

— Давай тогда посмотрим последний. DJ Nate aka Baka, тоже из Чикаго, кроме рэпа он пишет еще и футворк. Трек кстати про вот эти очки от Gucci.

— Он читает про очки?! То есть вся песня про то, какие у него крутые очки?! А еще он, смотри, лыжную маску напялил.

— Нет, это и есть очки, он про них и читает.

— Он дебил, нет? Вот ты сам как думаешь? Дебил. Это параша — читать про какие-то очки. Тут даже нет читки, он поет. Охуеть, во что мы превратили хип-хоп. Я делаю сейчас новый альбом, на нем мы говорим о Боге, о дьяволе и о том, что границы ада и рая в принципе подвижны и всегда проходят через людей. Вот такой посыл хочу донести. Я сам православный человек и хочу показать свою веру людям. У меня последние строки в одной из песен такие: «Мы на пороге катастрофы, все будет как встарь. Надо мной нет никого — только Иисус Царь». Так я двумя этими строчками сказал гораздо больше, чем этот придурок за свои очки, понимаешь? Двумя строчками. Я не читаю про очки, не читаю про, как ты там говоришь, сироп. Все это говно, оно не несет людям информацию.

 

— А есть ли сегодня запрос на интеллектуальный рэп?

— Нет. Если бы был, я бы был популярен. Как я перестал говорить о травокурении — все. Травокурение — это отвратительная вещь. Я бы с удовольствием удалил все песни об этом, включая свои, потому что молодой был и такую бредятину нес.

 

— Ты жалеешь об этом?

— Я не жалею, это мой жизненный опыт, я так прожил, но я не советую людям употреблять наркотики. В свою защиту скажу, что я никогда не пропагандировал, я просто рассказывал о том, что я делаю лично. Мне это никакого плюса не дало.

 

— Ты можешь назвать свой рэп русским? Не в плане того, что он на русском языке, а в плане месседжа, который он несет?

— Нет, он интернационален все же. Недавно совершенно я говорил об азиатах, целый альбом этому посвятил, но его поняли буквально. Я говорил вообще о культуре Китая, Востока, но все подумали почему-то про наших гастарбайтеров. Сейчас у меня выходит противоположный альбом, и я уверен, что обо мне будут говорить, как о националисте. Хотя я не националист, я просто хочу поднять самооценку русского человека.