2212

Мое сокровище: кто и что продает на самарской барахолке

Текст: Анастасия Левкович Фото: Вероника Синицына

В субботу утром на тротуарах возле Губернского рынка по-настоящему тесно. Половину пешеходной дорожки на улицах Буянова и Коммунистическая занимают импровизированные прилавки. На простынях, клеенках и скатертях, постеленных прямо на земле, разложена тысяча и одна вещь: от безделушек до техники и раритета. Продавцов так много, что места на асфальте всем не хватает. «Большая деревня» провела с барахольщиками целый день и выяснила, что в городе возродилась профессия старьевщика, а романтикам-кладоискателям поживиться почти нечем.

 

 

Старые фотографии отдают по 10 рублей за штуку

На любительских снимках — кадры со свадьбы и отдыха неизвестной компании вперемешку с открытками, — как чистыми, так и уже подписанными — все по 10 рублей. Седой усач в клетчатой рубашке не хочет представляться, но очень настроен что-то продать. Кто изображен на фото, он не знает и сам: «Нет, на фотографии не моя семья. Я не знаю, кто это. Мне вообще их ребята знакомые принесли на продажу. Вам надо — берите, а не задавайте лишние вопросы», — менеджер по продажам суров и немногословен.

По соседству стоит пенсионерка Валентина Александровна. Все вещи из ее ассортимента новые — на обуви и головных уборах еще висят этикетки. Это не секонд-хенд, а скорее, сток. Нехотя она признается, что продает вещи из магазина: «Владелец точки дает мне залежавшиеся вещи на распродажу, здесь их раскупают быстрее. Как солнышко вылезло, я стала выходить сюда каждые выходные — немного зарабатываю и общаюсь с подружками».

Свой одеколон «Все путем» с Путиным на этикете пенсионерка считает парфюмом высшего качества

Рядом — целый прилавок с разнообразной посудой. Фарфоровая тарелка производства ГДР с надписью «Ресторан» идет по 60 рублей. На вопрос о происхождении богатств продавщицы, приехавшие на потрепанной иномарке, не отвечают. «Нет, посуда не с авито — вы там цены видели? Каждый зарабатывает, как может, мы же не спрашиваем, откуда у вас деньги».

Люди, которые приносят на рынок личные вещи, здесь в меньшинстве. Они охотно делятся историями о своем товаре — у них же, как правило, меньше всего барахла. «Тарелки я покупала для внуков, но они им не пригодились — сервиз лет двадцать лежал на балконе, я про него и забыла. Внуки выросли, кому теперь это?», — говорит женщина, упаковывая в бумагу набор с героями сказки «Три поросенка».

Валентина уверяет, что приносит на барахолку личные вещи, но верится с трудом: на ее прилавке куча вещей разных стилей и эпох. Самый примечательный из ее экспонатов — картина с сексапильной укротительницей тигров. «У меня две такие картинки были — стояли дома в стенке. А сейчас мы переезжаем, и я за символическую цену и отдаю ненужные вещи. Первую картинку за 50 рублей уже купил молодой парень, наверное, у себя над кроватью повесил», — подмигивает продавщица.

На мини-прилавке — 1000 и 1 вещь из Советского Союза

На столике у Вадима разложены значки, украшения, часы и флажки родом из Советского Союза. Всеми вещами его снабдила мама. Мамины браслеты и подвески он загоняет по 100 рублей. Также на прилавке — огромная коллекция монет разных времен: когда-то Вадим был коллекционером, но увлечение прошло. Раритетные деньги больше не нужны, а вот современные, которыми можно заплатить за жилье, — очень даже.

Букинисты — долгожители рынка

Самые неразговорчивые и угрюмые — букинисты. Это долгожители рынка, которые скупали ненужную литературу и перепродавали желающим. В интернет-эпоху в их бизнесе заметен серьезный спад. Среди литературного клада находим маленькую черно-белую книжку «Дорога к счастью», и видя мрачно нахмуренные брови торговца, спешим ретироваться.

«Авантюрин — очень редкий камень. Он любовь привлекает!» — зазывает к себе дама в панаме и солнцезащитных очках. Украшение женщина купила всего два месяца назад на Ленинградской, а продает потому, что цвет разонравился. «Зачем покупала? Да не знаю, захотелось, а теперь обладать им больше не хочется», — откровенничает женщина. На ее небольшом прилавке множество бижутерии и камней.

Ни одна аптека не возьмет медикаменты обратно и не продаст рецептурные препараты без назначения врача. Нельзя сказать, что на барахолке работает нелегальный фарм-рынок, но некоторые его признаки все же заметны.

Свои одеколоны «Все путем» с Путиным на этикете и «Рожденный в СССР» с гербом Союза пенсионерка в зеленой кепке считает парфюмом высшего качества. «В вашем „Золотом яблоке“ только дороже и хуже», — рекламирует свой товар продавщица.

На прилавках нередко встречается техника. Так, мужчина в черном пиджаке продает электрические приборы — среди них находим завалявшийся iPhone 6 за 10 000 рублей. Продавец не скрывает, что модель китайская: «А ты думаешь, что где-то найдешь оригинальный? Да в России все китайские, бери и не думай!».

Самарская барахолка — место, где действительно можно найти все, но романтики на развалах почти не осталось. Люди, которые приходят сюда пообщаться и предложить за копейки что-то из собственных закромов, уступили место профессионалам. Торговцы уверенно перевели барахолку на коммерческие рельсы, и найти что-то ценное и аутентичное на ее развалах все сложнее. Впрочем, невидимая рука рынка еще не убила всего очарования места. Не отказывайте себе ни в чем — когда вещь надоест, мы знаем, где ее можно сбыть.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте важные материалы в личку