900

«Власть закрывала все наши паблик-арт программы»

Одним из козырей грядущего «ВолгаФеста» грозит стать его обширная паблик-арт программа. Организаторы обещают, что в ее рамках на набережной появится «целый ряд легких динамичных инсталляций, взаимодействующих с ветром». Кураторами направления выступят опытные арт-менеджеры: Наиля Аллахвердиева — арт-директор Музея современного искусства PERMM и художник, преподаватель Школы дизайна НИУ ВШЭ Арсений Сергеев. «Большая Деревня» встретилась с Арсением и узнала, чего ждать от проекта горожанам, как строятся отношения искусства и государства и почему на самарской набережной все не для людей.

— Почему темой паблик-арт программы заявлен ветер и чья это была инициатива?

— Набережная — очень ветреное место в Самаре, и моему сокуратору Наиле показалось, что сделать что-то работающее с ветром будет настоящим вызовом городу. Нам не хотелось создавать обычный паблик-арт: нужно было то, что уместно именно в Самаре и именно на набережной. Для художников такая задача — тоже вызов: в мире мало проектов, в рамках которых люди работают с ветром и пытаются его визуализировать.

«Пермские ворота» Николая Полисского

Искусство — первая статья, которая урезается, когда на то есть резон, — а резон есть всегда

— Расскажите о проектах, которые будут представлены в Самаре.

— Есть пара инсталляций, которые были сделаны в России раньше, и в Самару их привезут специально для фестиваля. Среди тех, которые хотелось бы отметить, «Рожа ветров» группы «МишМаш» — это как раз проект, движимый ветром. Вторая инсталляция, которая мне нравится, не приводится в движение ветром, но изображает воздействие ветра на постройку — такой сарай, который очень сильно накренился. Это работа художника Филимонова из Нижнего Новгорода.

Все остальные проекты будут созданы специально под фестиваль — про них пока не рассказываю.

— Вы давно занимаетесь паблик-артом. Правда ли, что в последнее время интерес к нему возрос?

— Я не могу сказать, на подъеме он или на спаде. Люди очень хорошо реагируют на паблик-арт, потому что это некоторое содержание в привычной среде. Это всегда сюрприз, комплимент от художника зрителю, и однозначно новая для России практика. Вы ведь понимаете, наша культурная традиция сильно зависит от бюджетов, а традиции тратить много денег на искусство нет. Большая часть денег сейчас сконцентрирована в руках государства и политика в области трат на искусство такова, что это первая статья, которая урезается, когда на то есть резон, — а резон есть всегда.

Все паблик-арт программы, которые мы затевали, были благополучно закрыты органами власти

Зачем тратить на искусство, когда можно потратить на медицину, бедняков, общественные туалеты и так далее? Многие люди не прослеживают связи культуры и развития общества — потому что это технари, воспитанные в доперестроечные времена. Но идея о том, что искусство — бессмысленная трата денег, ложна. Ведь все, что остается от тех или иных эпох — как раз искусство. Только архитектура, скульптура, живопись, а теперь инсталляции.

— Каких целей вы хотите достичь вашим проектом?

— Самое интересное произойдет, если фестиваль подобного станет, как молодежь говорит, фишкой Самары. Если здесь появится такая типология, как ветряной паблик-арт, это создаст сильное культурное отличие от других городов. Паблик-арт программ в России практически не существует: все, что затевали мы, было благополучно закрыто органами власти. Так произошло в Екатеринбурге, так произошло в Перми. Вот власти Самары, финансирующие фестиваль, осознают смысл паблик-арта, его значение для горожан и для формирования образа города.

Красные человечки арт-группы Pprofessors, Пермь

— Является ли реакция публики одной из целей художника при создании паблик-арта?

— Вы неточно используете слова. Цели искусства всегда одни и те же. Вот цели людей, которые финансируют произведения искусства, могут быть очень разными: это и пропаганда, и развитие людей, территорий, маркетинговые цели. Паблик-арт не является движением. Это не стиль, не форма. По сути, это способ размещения произведений искусства, который, естественно, требует определенных технических и концептуальных поправок относительно произведений, которые размещают в музее.

Ты бы не заметил, как все отвратительно, если бы здесь не поставлены эти произведения искусства

— Насколько хорошо вы знакомы с самарским паблик-артом? Вот, например работа Андрея Сяйлева, которой даже физически нет, — он просто в фотошопе раскрасил два разрушенных дома.

— Это очень мощная вещь. Очень хотелось верить, что такая работа существует в реальности.

Мы потребляем искусство через интернет и фактически это паблик-арт, потому что работа находится в общественном пространстве социальных сетей. По сути, у нас появилось еще одно дополнительное пространство, не только материальное, но и виртуальное.

Работа Андрея Сяйлева

— Может вы посмотрели еще какие-то объекты паблик-арта, которые есть физически в Самаре?

— Паблик-арта в моем понимании я тут не видел, но сейчас у вас есть хорошая возможность начать. Я верю, что теперь точка роста будет в Самаре.

Хочется только, чтобы эта точка начала расти и оказывать влияние на страну. Это очевидное изменение качества городского пространства. В свое время в Перми постоянно возникали вопросы: «Зачем ставить произведения искусства, когда дороги такие плохие», «Зачем делать это, если все грязное». Пермским голосам вторили вполне уважаемые критики из Москвы. Совершенно замечательный критик Валентин Дьяконов, например, возмущался: «Что это такое, еду по раздолбанной дороге, а тут произведения искусства стоят». Я ему сказал: «Валя, ты бы не заметил, как все отвратительно, если бы здесь не поставили эти произведения искусства».

На набережной много произведений искусства, но они неуместны

В Америке паблик-арт программа — это завершение капитального строительства. Вот новое, чистое и нужно только поставить «бантик», завязать пространство, чтоб стало совсем безупречно. У нас паблик-арт — это проблематизация качества городской среды. Люди настолько привыкли к захламленному пространству, что единственный способ показать, в чем они живут — поставить произведение искусства, которое подразумевает некое совершенство. И тогда вдруг пучины разверзаются и становится ясно, что вокруг трэшак.

— Самарская набережная — как раз такое идеальное пространство, которое действительно требует «бантика», логической точки.

— На набережной много произведений искусства, но по большей части, они неуместны. Сейчас архитектурно оправданна только конная статуя — она создает такую классическую интонацию. Эта зона требует какого-то особо приличного поведения. Теоретически, там должна стоять охрана и мешать людям кататься на роликах или громко разговаривать. Дети в колясках там тоже неуместны, — должна быть пустота и только люди, поклоняющиеся архитектурному идолу. Но в целом, статуя вид не портит.

В других городах набережные больше напоминают кладбища

Остальные вещи находятся не на своих местах. Если развивать паблик-арт историю в этом месте, нужно думать комплексно, пересматривать функционал зонирования, работать с газонами. Обычная история — сейчас есть, где гулять, но вроде как незачем. Ты предоставлен самому себе, но чувствуешь неуют: вот здесь гуляй, а вот здесь нет. Поведение вне регламентов, заложенных в архитектурном решении, не предусматривается.

Памятник клавиатуре в Екатеринбурге. Автор — Анатолий Вяткин

Со временем, это будет приводить ко все большему конфликту. Люди хотят полежать на траве, а им можно только на этих скамейках. Хотят поиграть, а негде. В будущем придется пересматривать весь архитектурный концепт, а начинать можно со внедрения паблик-арта, который как раз позволит увидеть, что могут быть другие решения.

Но с другой стороны, ни в Перми, ни в Екатеринбурге нет места, сделанного лучше, чем в Самаре. Разве что в Москве. В других местах набережные пустуют и больше напоминают кладбища.

Скульптура «Космопупса»

— В Самаре был такой опыт паблик-арта, когда установили скульптуру «Космопупса». Реакция была просто невероятной. По сути, проектировалась садовая скульптура, а на ее открытие позвали дочь Гагарина. И мэр города официально открывал скульптуру из пенопласта, скандал был огромный (показываем фото).

— Кошмар (смеется). Это похоже на историю с Гагариным у Женева в Перми. Распятый космонавт на Пасху, которая совпала с днем космонавтики. Тоже вещь на грани фола.

Главный недостаток паблик-арта в том же, в чем его достоинство. Для того, чтобы создать официальное произведение, нужна масса согласований. С одной стороны, это страхует от провалов, но есть минус — из-за кучи процедур искусство вымывается из произведения. Поэтому большинство произведений все-таки делается нелегально, и это повод властям задуматься.

Художники делают произведения, никого не спрашивая, и уже бессмысленно им указывать. Если вы хотите с ними взаимодействовать, нужно как-то находить баланс.

 

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте важные материалы в личку