188

Юрий Васильевич: «Одного рыбака сом утащил — лодка стоит, сапоги стоят, а его нет»

Текст: Полина Кузнецова Фото: Вероника Синицына

 

 

Вне зависимости от времени года на Воронежских озерах можно встретить людей с удочками — местных рыбаков. Ловить, казалось бы, здесь нечего: большинство родников забито, одно из озер полностью покрылось вязкой тиной, да и вообще, на клевое место ничего не указывает. Однако каждый вечер люди с удочками снова приходят сюда за уловом.

Пенсионеру Юрию Васильевичу 66 лет, на нем старая черная куртка, потрепанные джинсы и кепка с надписью «Devils». Он знает о местных рыбаках все — потому что он сам один из них. Редакция «Большой Деревни» встретилась с ним во время вечерней рыбалки.

 

— Сколько лет вы рыбачите?

— С малолетства. Где-то с пяти лет хожу на рыбалку. Я жил раньше в Куйбышевском районе, у нас там много озер — Большая Лебяжка, Малая Лебяжка. Карася немерено было, вот таких вот таскали (разводит руки примерно на тридцать сантиметров — прим.авт.). Утром ведро эмалированное большое вылавливали, на обед тоже, и вечером столько же. Даже на заказ ловили.

 

— А конкретно на Воронежских озерах сколько рыбачите?

— Двадцать лет живу в Промышленном районе, все это время и рыбачу. Зимой езжу в другие места, потому что здесь карась в спячку уходит, разве что ротана вытащить можно. Только мальков сюда кидаю на размножение в проруби и все.

Я сюда постоянно прихожу, почти каждый день. И утром, и вечером — точное время зависит от рыбы, от карасей.

 

— Кто здесь водится?

— Карась, сорожка, ротан. Щука была здесь у нас одно время такая здоровая, окуня до сих пор есть. Черепахи здесь были, да мы их всех выловили. Жильцы соседних домов их держат, выбрасывают, и иной раз они клевали, большие такие. На том озере еще раки были, сейчас их нет. Крыс раньше много было, а кошки до сих пор часто приходят, ротанов просят, мы подкармливаем.

 

Рыба ротан, она же — бычок

 

— На что ловите?

— На хлеб, на червя. У нас идет заготовка червей, на них ротан обычно клюет, а карась премудрый — он выбирает, на хлеб или на червяка, такой хитрый у нас. Карп тоже выбирает — кукурузу, перловку или горох.

 

— Неужели в этом озере водятся карпы?

— Да. А мы их запускали — привозили мальков в зимний период.

 

— То есть, вы сами запускаете сюда рыбу?

— Да, сами, в питомниках мы вылавливаем мальков и выпускаем в лунки, которые вырываем зимой. Амуров вот на то озеро запускали, потом их ловили, когда вырастали.

Мы рыбу поддерживаем, прикармливаем. Помимо кормежки следим за чистотой.

Нам вот обещали почистить озера, да не знаем когда. Директор парка говорит, что вроде бы на следующий год, а сметы нет. Деньги не отпущены, и поэтому ничего не движется. Они должны были тут облагородить все и мусор убрать. А то столько банок, бутылок. Сколько покрышек мы тут повытаскивали…

 

 

— Вы постоянно говорите «мы», а «мы» — это кто?

— Ну, рыбаки. Нас тут много — и утром приходят, чуть свет, и вечером. И на той стороне тоже сидят. Многим по восемьдесят лет уже. У нас не только пенсионеры, инвалиды еще есть. Астматик вот приходит, Володя, посидеть отдохнуть с удочкой.

 

— У вас есть какое-то общество рыбаков?

— Да нет, просто это все местные рыбаки, которые следят, запускают, ловят.

Тяжело нам, приходится самим для себя место освобождать, грязно. Один год мы вот под ивой сидели с напарником — и что ты думаешь, сидели-сидели, ловили, уже инеем покрывалась удочка, крупный карп клевал хорошо. А тут прорвалась труба с фекалиями, нас чуть не смыло там.

Обещают все, обещают, депутаты приезжают, смотрят, и ничего не делают. Мы отвоевали вот — здесь хотели стройку проводить, а в итоге не стали. А если бы начали строить, озера бы все пересохли.

 

 

Источник фото: Самарский рыболовный клуб Всероссийский пикет рыболовов-любителей на Самарской площади

 

— Вы очень инициативная группа рыбаков, столько всего делаете.

— Ну да, чистим сами, прикармливаем. Ничего удивительного нет у нас. Тут следить ведь за всем надо, машины вытаскивали с той стороны, но, говорят, что еще три машины так и лежат на дне. Один раз труп из воды достали вот.

 

— Труп?

— Это лет восемь назад было, по весне. Видим, плавает вроде как матрасик, на него утки и чайки садятся. Мы пришли чистить озеро, я говорю, зацепи, мол, кошкой матрас этот, чего он плавает. Вытащили, а там девчонка лет двенадцати к салазкам привязанная, разложённая уже. Милицию вызвали, забрали.

 

 

— Много приходит молодых рыбаков?

— Да нет, тут пожилые все в основном, молодежи мало. На нас тут наезжали еще, приставали к нашим рыбакам, но мы их быстро усмирили.

 

— Насчет чего наезжали?

— «Платите деньги». Наркоманы местные, потом еще извинения просили. Ух, мы их тут искупали бы в озерах!

Наши мужики нормальные, я здесь всех рыбаков знаю. В, основном, это местные, со всех улиц собираются — в парке Гагарина не клюет, а здесь клюет. Сюда еще с Зубчаниновки приезжают ребята. Специально на Воронежские озера.

 

— Чем же эти озера так ценны?

— А ценны тем, что здесь хоть что-то поймать можно. Здесь, знаешь, иногда такой клев идет. Я на днях ездил на дачу, звонит Володя, говорит, что одиннадцать рыб поймал, я ему отвечаю: «Ну, нормально».

Наркоманы местные наезжали, потом еще извинения просили. Ух, мы их тут искупали бы в озерах!

— Какой у вас обычно улов?

— Да мало, три-четыре рыбешки обычно.

 

— И ради этих рыбешек едут из Зубчаниновки?

— Ездят, в ночь приезжают.

 

— Сколько времени обычно сидите?

— Часа три-четыре могу посидеть. Поплавок ставлю и сижу. Иной раз ночью, приходишь и знаешь, что рыба к берегу прижимается и будет клевать, часа в два-три.

Все зависит от нее. Я вот вроде изучил ее повадки, а две ночи подряд ходил и ничего не поймал. А под утро вот клевала, часов с трех-четырех где-то. Когда солнце выходит, клев уже прекращается.

 

 

— Что берете с собой на рыбалку?

— Как че? Удочку и прикорм, наживку. Вот сейчас с собой взял банку с сухарями, понюхай, чем пахнет? Чесночком. Еще сладкое иногда бывает ношу, рыба хлеб с медом любит.

 

— Вы с такой любовью к рыбе относитесь.

— Ну а как же, мы же этим занимаемся, привыкли. Читаем литературу специальную, смотрим, кто как рыбачит. Просто отдыхаем здесь. После рыбалки на воздухе высыпляешься, усталости не чувствуешь. Самое главное — это не улов. Важен процесс: посидел, полюбовался, смотался, ушел.

 

Источник фото: Самарский рыболовный клуб


— У вас есть профессиональные секреты, благодаря которым рыба лучше ловится?

— Да тут просто приходится под водоем подстраиваться, в каждом озере по-разному. Что рыба знает, то она привыкает. Карп вот, например, клюет, когда вода гладкая, а когда волна, не клюет.

Удочку любую можно использовать. Леску самое главное хорошую, крепкую. У меня в части был водитель, он все охотился за сомом, плыл на Коровий остров рыбачить. Сунулись, а нет его, пропал. Сом клюнул у него, он стал наматывать леску на руку, а тот его утащил. Лодка стоит, сапоги стоят, а его нет. Пятнадцать лет, а все не нашли.

 

— Крупный, наверное, был сом. А какая самая крупная рыба ловилась здесь?

— Амур вот такой на том озере был (разводит руки примерно на тридцать сантиметров). Самая крупная — полкило, 300-400 грамм.

У нас не только пенсионеры, инвалиды еще есть. Астматик вот приходит, Володя, посидеть отдохнуть с удочкой

— Какой был самый крупный улов?

— Ночью бывало 15-20 штук, сейчас меньше, не клюет так, как раньше.

 

— Что делаете с уловом?

— Ну что, едим, что делаем. Любители вот прокручивают ротанов через мясорубку и делают котлеты. Я не делаю, я только линя люблю, но он тут не водится.

 

— А уха вкусная из местной рыбы получается?

— Конечно. Хороший, сладкий карась, не пахнет.

 

 

— Что мешает рыбалке?

— Давление со стороны и родники забитые. Были бы они открытые, кислорода было бы больше, а так зеленка начинает вонять, экологии не хватает. Вообще, мусора много, рыбе тяжело, ее душит это. Приходим со своими средствами, грабли на веревке закидываем или кошкой разгребаем, очищаем что-то.

Неспокойно тут еще, безобразие постоянно, мордобитие, будку, которая торгует ватой, в позапрошлом году разбомбили, все игрушки выкинули. Детдомовские мотались, избивали друг друга до полусмерти, ну я не впрягался тогда. Сейчас хоть поспокойнее стало, патрульные появились.

 

 

Любопытных знаешь, сколько много приходит, отвлекают. Мы вот сидим на тропинке, все спрашивают, а на что ловите, а чего здесь водится — каждому инструкцию подавай!

Мы с Сережкой Пожарником уже думали собирать с них два рубля за вопрос, на пиво хоть собрали бы.

 

— Что посоветуете людям, которые захотят прийти сюда и порыбачить?

— Просто не мусорить, в питомниках вот где платная рыбалка, мусора не увидишь, у них баки специальные стоят. А это вот безобразие (показывает на обглоданную сушеную рыбу, которая валяется под ногами). Вороны все вытряхивают из незакрытых мусорок, еще эти с фонариком ночью ходят бутылки собирают. Чистота должна быть, хорошо хоть, что костры запретили жечь. Пожаров столько было. Дети тоже приходят по ночам, ломают площадку. Вот сейчас шел сюда с Карла Маркса, видел, качели из земли выдернули и на металлолом приготовили, в кустах валяются. Нельзя так.

 

— Что вас заставляет приходить сюда в понедельник вечером, и вообще каждый день?

— А че мне делать? Я вышел из своих четырех стен порыбачить, подышать воздухом.

 

 

За время интервью поплавок Юрия Васильевича ни разу не шелохнулся.