149

Иностранцы: истории иммигрантов, которые живут на Волге

Лина Прутская

Джангуидо Бреддо, почетный консул Итальянской республики в Поволжье и Татарстане и знатный гурман, рассказывает о своей огромной любви к Самаре.

 

Возраст: 67 лет

Гражданство: Италия

Живет в Самаре: 18 лет

До приезда сюда я даже не знал, что такое Самара. Я видел на машине в Москве наклейку с этим названием, на этом все. Пару лет я проработал в Москве. Москва неплохая, но Самара лучше. Я бываю в Москве по делам, но мне там тяжело. Самое главное, что есть здесь — это Волга, я родился на море, не могу жить без воды.

Моя жизнь в Самаре началась с 1995 года. Меня пригласили на работу по реконструкции зданий сроком на три месяца, потом я устроился в ВолгаТрансСтрой, а с 1998 начал работать в посольстве.

По профессии я журналист. На родине работал для нескольких изданий — рассказывал о вине, пасте и мельницах. Я не повар, как думают многие, я называю себя историком кухни. Я считаю, что если ты не знаешь историю и философию народа, ты не можешь понять, как и что готовить. У меня есть книга в Италии о русской культуре и кухне в России, она разошлась огромным тиражом, но писать ее было очень тяжело, в процессе я изучил много литературы и пересмотрел кучу русских фильмов.

На рынках Самары меня уже все знают, каждое воскресенье я провожу там

Если вы спросите итальянца, что такое русское меню, он ответит, что это борщ, а борщ — это Украина, затем он назовет шашлык — грузинское блюдо, кто-то вспомнит о блинах, но для многих итальянцев это вообще французское блюдо. Я же очень хочу написать книгу для Италии о русском супе. Для меня это глобальная тема. Я сам очень полюбил летнюю окрошку и настоящую уху из стерляди. Я хочу, чтобы за пределами России люди знали о такой интересной культуре.
В Самаре я тоже написал книгу, но уже об итальянской пасте. Планирую писать о пицце и об оливковом масле, мне кажется, читателю это будет очень интересно, особенно, последнее.

Я обожаю рынки. На рынках Самары меня уже все знают, каждое воскресенье я провожу там. Только на рынке ты видишь лицо народа. В любой новой стране я спрашиваю адрес не главной городской площади, а местоположение какой-нибудь ярмарки.

Auev-yUnmP4

Если говорить об итальянской кухне здесь, то, конечно, найти вкусную итальянскую еду в Самаре практически невозможно. Разве может повар ориентироваться на цены? Нужно покупать только самые качественные продукты. А в самарском кафе можно поесть «итальянскую пиццу», после которой всю ночь будет крутить живот. Вкусную пиццу в Самаре можно попробовать только у меня, ведь одно только тесто я готовлю 72 часа, а не три. Вместо с Ренцо ( шеф-повар ресторана Bacco — прим.ред.) мы организовали курсы, на которых можно научиться готовить. Первая группа выучилась в мае, новую группу мы набираем на ноябрь. В конце занятия студенты сдают экзамены и получают сертификаты.

Раньше мне очень не хватало морепродуктов. Но сейчас можно вечером позвонить в доставку, а утром уже завтракать устрицами. В России можно все. Пусть дорого, но можно все. В Италии есть слово «нет», а здесь такого не бывает. Русский человек тратит на отдыхе в Италии все сбережения, он может год есть капусту, но во время отпуска будет чуть ли не самым богатым туристом. Один мой товарищ из Парижа рассказывал, что все три Ferrari, которые дают в аренду в аэропорту, пользуется спросом только среди русских гостей.

Русский человек  может год есть капусту, но во время отпуска будет чуть ли не самым богатым туристом

Я уже привык отмечать все-все новогодние праздники в России: сначала у меня католическое Рождество, после — русский Новый Год , далее — старый Новый год и православное Рождество. Четыре застолья за 20 дней — это серьезно. К тому же, я обожаю холод и не терплю жару, русский сухой мороз мне по душе. А вот с русским языком у меня все не слишком хорошо: когда уезжал в Россию, отзанимался уроков десять с преподавательницей из Санкт-Петербурга и знал сто слов, которые не дадут мне умереть от голода. На этом мое обучение закончилось. Я читаю газеты, разговариваю, все понимаю, но писать не могу. У меня просто нет времени выучить грамматику — может быть, после семидесяти, сидя на лавочке, я спокойно выучу все правила. Но дружить с русскими мне такое знание языка не мешает.

Русский человек по темпераменту очень похож на человека, который вырос в Италии. Со своей русской супругой я вообще не говорю по-итальянски, все время стараюсь практиковаться, для меня важно в России говорить на языке этой страны. Я сейчас даже думаю по-русски. Через три года мой пост консула подойдет к концу, но квартиру в Самаре я оставлю точно. Когда я приезжаю к дочке и внукам в Италию, я говорю «а вот у нас в Самаре…». Я буду скучать.