44

«В 1990-е многие дети ни разу не были в кино»

Саша Шитов

Мало кто знает о существовании Куйбышевской студии кинохроники, она же первая в России частная студия «Волга-фильм»). Еще меньше горожан видели документальные ленты ее производства. С 19 февраля в галерее «Виктория» можно посмотреть лучшие образцы самарской документалистики. Мы узнали обо всем из первых рук — от оператора Нины Шумковой.

 

О себе

Я ровесница войны, 1941 года рождения, так что мое детство пришлось на Великую Отечественную. Мои мама и папа были фотографами, и я в прямом смысле выросла в фотолаборатории, потому что во время войны не было детских садов. Стены ее были обклеены главной советской газетой «Правда», по ней я научилась читать.

 

Об учебе во ВГИКе

Чтобы поступить во ВГИК, я выбрала операторский факультет, нужно было пройти предварительный творческий конкурс, который состоял из фотографий всех жанров: портрет, гибс, репортаж, пейзаж. Фотографии нужно было послать комиссии, которая оценивает твои работы и решает, вызывать тебя в Москву или нет, для проведения семи вступительных экзаменов. В процессе обучения было много снимков по предмету фотокомпозиция, так как операторский факультет в то время готовил фотографов-художников и операторов. Я фотографировала много и активно, но хотелось снимать кино. Любовь к фотографии осталась, но как у зрителя.

Кстати, я поступила во ВГИК по поддельной медицинской справке. На операторский факультет нужны были здоровые люди, и требования предъявлялись такие же, как к абитуриентам физкультурных и горных вузов.

«В год в России выходит триста-четыреста докфильмов, снятых на государственные деньги. Кто этим занимается, совершенно не ясно»


О работе женщины-оператора

Работа в кино — это работа команды. Оператор не один, у него есть ассистент, техник, хотя я очень любила снимать с рук, то есть ручной камерой без штатива. Была такая — «Конус», она весила около пяти килограмм плюс аккумулятор где-то три килограмма, но ничего. Женщинам в Советском Союзе доставалась работа и потяжелее, чем моя, к примеру, трактористки.

 

 

О разнице докфильмов США и СССР

Американское документального кино по формату ближе к телевизионному: великолепный рассказчик, автор, личность ведущего, его показывают в кадре. В нашей документалистике все авторы за кадром, это закон. Поэтому советское документальное кино стояло особняком с его разными школами: Санкт-Петербургской, Екатеринбургской, Рижской, нашей, Куйбышевской.

 

О студии «Волга-фильм» и первой картине

После того как к руководству Куйбышевской студии «Кинохроника» пришли люди, далекие от кино, произошли массовые увольнения. На свет появилась новая студия «Волга-фильм», одна из первых независимых в России. Она была создана в 1990 году при Поволжском (ныне Самарском) отделении Союза кинематографистов. Ее история началась так. Мы узнали о фестивале десятиминутных антивоенных фильмов-плакатов в Токио. В картине вообще не должно было быть текста. У нас тогда не было ничего, камеры брали в аренду. Я взяла триста метров пленки и поехала в деревню со своим полуторагодовалым внуком. Не помню, откуда появились деньги, но мы все же представили картину «Пока горит свеча», и она произвела фурор. Я получила приз — пятьсот долларов, безумные деньги.

«Я взяла камеру, триста метров пленки, своего полуторагодовалого внука и отправилась в деревню снимать фильм „Пока горит свеча“. На фестивале в Токио он произвел фурор»


О фестивале «Кино Детям»

Фестиваль «Кино Детям» появился в 1995 году по простой причине: кинотеатры были закрыты, и в них находились мебельные салоны или магазины. Первый фестиваль мы провели в 139-й школе на улице Солнечной. Тогда школы были оборудованы пленочными проекторами, в них были кинозалы. Реакция детей была очень интересной, многие говорили: «Какой большой телевизор!». Вы можете себе представить, что в 1995 году многие дети ни разу не были в кино? Мы стали показывать детям фильмы, в первую очередь документальные. Тогда их вообще не снимали, так что мы использовали фонды советского времени.

В этом году юбилей у киностудии — двадцать пять лет, и у фестиваля — он пройдет в двадцатый раз. По традиции, показы пройдут в апреле на площадках Самарской области, а в программе участвует семь стран: Италия, Франция, Чехия, Словакия, Беларусь, Азербайджан, Германия.

«Можете представить, что в 1990-е многие дети ни разу не были в кино и кричали: „Какой большой телевизор“»


О ситуации с российской документалистикой

Что такое студия? Это сто пятьдесят человек штата, худсовет, большой объем продукции, смена составов, делегации представителей ВГИКА. Если ты защитил диплом на 4, какое-то время все равно должен был проработать ассистентом, даже если окончил режиссерский факультет. Кино мог снимать только выпускник ВГИКА, это была элита. Так было раньше, а теперь что? Пример любой киностудии: директор, два редактора, бухгалтер, художественный руководитель, остальные работают по контракту. Вы понимаете? О каком киноязыке может идти речь? Это проблема не только документальных фильмов, но и нашего современного игрового кинематографа.

С начала 2000-х производится по триста-четыреста документальных фильмов, снятых на государственные средства. Кто этим занимается, совершенно неизвестно. Из них дай Бог отобрать тридцать хороших. Для фестиваля в прошлом году мы отобрали всего десять.

Главное проблема — в беспорядке и коррупции. Несмотря на общий негативный фон с 2014 года, после череды скандалов и судебных процессов, процент хороших докфильмов увеличился. Профессиональные кинематографисты начали получать работу, некоторые из них по несколько лет сидели без работы.

Что касается нас, то в 2014 году мы сняли два фильма при федеральной поддержке и три — по губернским грантам.