2219

Как работают спасатели на самарских пляжах

Текст: Мария Якутина Фото: Нуся Джамолдинова
В Самаре только и разговоров, что о Волге, но мало кто обращает внимание на работу главных героев пляжа — самарских спасателей. «Большая Деревня» узнала, кто и как спасает людей на городской набережной, кто тонет чаще всего и что чувствуешь, когда спасти человека не удалось.

Кто эти люди

Александр Осипов, работает первый сезон
Данил Маяковский: Я на набережной второе лето. Пришел сюда, потому что люблю работать с людьми. До этого уже был и барменом, и официантом, и вожатым. В последней сфере оказалось хуже всего — ни выходных, ни удовольствия. После этого спасательство для меня — настоящая радость.
Дмитрий Никитин: У всех нас есть разряд по плаванию. Обычно кандидатов в спасатели отбирают на соревнованиях, — например, много ребят пришло из бассейна на ЦСК ВВС.
Николай Столяров, работает пятый сезон
Виталий Пепелышев: А у меня целая семейная династия. Папа — мастер спорта по подводному плаванию в ластах, старший брат спасает людей на пляжах Сочи, я вот провожу здесь уже четвертое лето. В этом году дорос до диспетчера — координирую работу внутри отрядов, отвечаю за взаимодействие с другими службами.
Ольга Вишнева: На десять спасателей-парней обычно приходится всего одна девушка. Девчонки проводят инструктаж или работают медичками. У меня тоже есть базовые знания по оказанию помощи, ведь я учусь в меде, но мне показалось, что работа спасателем куда интереснее — плаваешь в гидрокостюмах, участвуешь в учениях. Подготовка у девушек равносильна мужской.

Подготовка

Александр Осипов: Чтобы стать спасателем, перед началом купального сезона нужно пройти 30-часовое обучение в школе Общества спасания на водах. Потом спасатели обязательно сдают нормативы в бассейне, проходят курсы первой доврачебной помощи, показывают навыки работы на открытой воде. Всем, кто прошел обучение, выдают удостоверение матроса-спасателя. Только после этого начальство решает, кого брать на работу.
Андрей Емелин, руководитель самарского областного совета общества спасания на водах: Здесь очень важен настрой. Каждый спасатель подсознательно должен быть готов пожертвовать собой, в этом и заключается наша служба.

Рабочий день

Данила Феоктистов: Наш рабочий день начинается в десять утра, но мы приходим на пост чуть раньше. Проверяем, все ли на месте, убираемся, развешиваем круги. В акватории должно быть минимум пять человек, один из которых всегда сидит на вышке. Каждый час меняемся, каждые полчаса делаем обходы — с этим все строго.
Андрей Емелин, руководитель самарского областного совета общества спасания на водах
Николай Столяров: Во время обходов мы проводим инструктаж для отдыхающих — индивидуальный или общий, когда спасатели идут вдоль берега с рупором и рассказывают правила поведения на воде.
Андрей Емелин: Иногда отдыхающие просят нас проследить за тем, как они плавают — обычно это родители с детьми или пожилые люди, которые боятся за свое здоровье.

Когда человек тонет

Данил Маяковский: Когда кто-то замечает утопающего, сообщение о нем передают на все посты. Двое спасателей в жилетах бегут к воде и еще двое ждут на берегу, чтобы оказать доврачебную помощь.
Ольга Вишнева: За этот сезон я спасла четырех человек. Люди иногда доплывают до буйков и понимают, что сил двигаться обратно нет, приходится помогать. Часто помощь нужна детям, которых мамы теряют на пляже. Бывают и сложные персонажи, такие гордые люди: они висят на воде, явно не справляются с течением, но на предложение помочь обижаются. Приходится постоянно подплывать и уточнять, все ли у них в порядке.
Николай Столяров: На моей практике был только один случай, который закончился летальным исходом: у человека были проблемы с сердцем, оторвался тромб. Это практически моментальная смерть, тут никак не поможешь. Конечно, такое тяжело переживаешь. Но вообще, мы редко сталкиваемся со смертью, обычно имеем дело с менее шокирующими вещами — солнечными ударами, обмороками.
Данил Маяковский: Недавно вытащил из воды тонущего мужчину, доставил на берег, откачал его. Он нашатырь понюхал, очнулся, сказал «спасибо», встал и пошел. Люди воспринимают нашу работу как должное, мы уже к этому привыкли.

Кроме работы

Ольга Вишнева: Я люблю отдыхать на пляже, у Волги. Я и на пост ради воды всегда прихожу пораньше, и выходные провожу здесь.
Данила Феоктистов: Иногда, конечно, хочется запереться и не видеть песок и людей, но в основном, работа приносит удовольствие. У нас нет отвращения к пляжу, мы даже можем пойти на набережную погулять. Но купаться в выходные не тянет: и так все время торчим у воды

Другое мнение

После выхода материала в редакцию «Большой Деревни» обратилась бывшая сотрудница ОСВОД, работавшая на втором посту в 2015 году. Она рассказала другую историю самарских спасателей.
Гузель Нигматуллина Бывшая работница ОСВОД
В прошлом году я пришла устраиваться спасателем перед началом сезона — нас собрали в бассейне СамГТУ , где мы сдавали нормативы. Очень удивилась, что мои результаты были одними из лучших — я проплыла гораздо мощнее многих парней, хотя у меня даже нет разряда по плаванию. Приняли почти всех, кто пришел, — постов много, работы хватает. Кстати, перед тем, как мы пошли сдавать нормативы, с нами разговаривал главный диспетчер, который осмотрел меня с ног до головы и сказал: «Не важно, что кто-то плавает не очень хорошо, девчонки у нас обычно работают для красоты».
После того, как началась работа на пляжах, нам выдали свидетельства о том, что мы прошли обучение в школе ОСВОД. По факту, никакого обучения не было — разве что по ходу работы приходил диспетчер с проверками и рассказывал, как себя вести и что делать, когда кто-то тонет.
На каждом посту есть спасатели-«старички», которые работают уже не первый год. Они действительно и плавают хорошо, и сильные — смогут вытащить из воды здорового мужика и откачать его. В июне надзор за работой спасателей был очень строгий — здесь действительно были обходы каждые полчаса, инструктажи, — всё, как положено. Пару раз проводились учения, один раз специально для какой-то местной газеты — репортаж вышел очень позитивный.

Один из них потом признался, что винит в произошедшем себя

Трэш начался с середины июля — у нас не было определенного графика, и выходить на посты оказалось некому. На работу стали принимать вообще всех. Вышло много школьников — маленькие, худенькие и совершенно не готовые к тому, чтобы столкнуться с чем-то серьезным. На нашем посту утонула женщина, мы вытащили ее из воды слишком поздно, откачать не удалось. Она ушла под воду тихо — остановилось сердце, а внучка забила тревогу только спустя пятнадцать минут.
Женщину пытались привести в чувства трое спасателей, включая меня, — нам всем было по 21 году. С нами на посту были мальчишки 16 и 17 лет. После этого случая на них было страшно смотреть, это серьезно ударило по их психике. Один из ребят потом признался мне, что винит в произошедшем себя — не уследил, когда был на вышке.
Когда мальчики шли на эту работу, они совсем не ожидали подобного — все воспринимали это как «поваляться на пляже и заработать денег». Отношение было очень несерьезным — на одном из постов ребята даже пили пиво. Многие новички не умели плавать.