21

Галерея на кухне и выставка в самолете: музеи будущего

Музей — одна из самых консервативных институций, но даже ей рано или поздно придется кардинально измениться. С одной стороны, она должна стать доступнее для посетителей, а, с другой, — помочь художникам воплощать их самые смелые идеи. Швейцарский куратор и самый влиятельный человек в мире искусства Ханс-Ульрих Обрист прочитал в Институте «Стрелка» лекцию о том, чего не хватает современному музею и какие три вещи смогут изменить его навсегда.

 

Музей должен выйти за пределы зданий

Фото: Lorenzo Belenguer / Flickr.com

Искусство не может вечно оставаться запертым в четырех стенах галереи, оно должно все чаще выходить за их пределы и все больше взаимодействовать с городским пространством. Сам Обрист часто устаивает выставки в самых неожиданных местах. Например, свою собственную кухню он превратил в галерею, еду и посуду — в предметы искусства, а холодильник — в элемент выставочного пространства. Также он устраивал выставки в салонах рейсовых самолетов, в квартирах и даже в монастырской библиотеке.

Такие эксперименты помогают решить сразу несколько проблем. Во-первых, традиционные галереи часто сосредоточены на определенных форматах, и проводят только те выставки, которые в эти форматы вписываются. В то время как у любого художника есть нестандартные идеи, и он не может реализовать их просто потому, что для этого не нашлось подходящего места.

Во-вторых, впечатления у зрителя, который пришел, например, на кухню к художнику, будут совершенно не такими, как если бы он увидел те же экспонаты в галерее.

И, наконец, в-третьих, постепенно меняется сама задача музея — теперь она заключается еще и в том, чтобы сделать искусство ближе зрителям, интегрировав его в их повседневную жизнь.

 

Музей должен предоставлять художнику не только место, но и время

Фото: Joan Jonas / (c) Museum in Progress

Один из проектов Обриста называется Il Tempo del Postino. Его отличие от традиционной выставки было в том, что художникам давалось не пространство в галерее, а пятнадцать минут времени перед зрителями, за которые они должны были придумать новое произведение искусства. Каждое такое произведение было своеобразным «письмом», которое художник отправлял аудитории (Il Tempo del Postino переводится с итальянского как «Время почтальона»).

Проекты получились совершенно разными: одни читали манифесты, другие устраивали музыкальные или театральные шоу. А датский художник Олафур Элиассон поставил перед зрителями огромное зеркало, так, чтобы они видели в нем свое отражение. Одновременно с этим оркестр повторял все звуки, которые раздавались в зале: покашливания или шарканье ног. Таким образом, экспонатами оказались сами зрители. Цель таких проектов не только помочь искусству развиваться, но также установить контакт между зрителем и художником, сделать их ближе друг к другу.

 

Музей должен объединять разные виды искусства

Балет Дягилева. Ballets Russes with Apollo_musagète. Dancers are Alexandrova Danilova and Serge Lifar — Apollon Musagetes 1928 / ru.wikipedia.org

Музеи, посвященные только одному направлению, со временем останутся в прошлом, а экспозиция станет местом, где будут представлены самые разные виды искусств. В качестве примера Обрист привел Сергея Дягилева, который еще в начале XX века изобрел мультимедийную среду, объединяющую танец, музыка, живопись и архитектуру. Собирая свою знаменитую балетную труппу он искал не только великих танцовщиков и хореографов, но и известных художников, таких как Пикассо и Маттисса, которые работали над декорациями. Таким образом антреприза Дягилева оказала огромное влияние на искусство в целом и стала грандиозной площадкой для обмена творческими идеями.

Андрей Рымарь

Андрей Рымарь

заместитель директора Самарского литературного

«Мне кажется, новое поколение музейщиков, к которому я и сам принадлежу, в какой-то степени научились делать более-менее современные экспозиции, анализировать материал с разных точек зрения, придумывать красивые концепции и т.п. Но этого на самом деле не достаточно — музею очень редко удается сообщить посетителю что-то действительно существенное, что воспринималось бы не как «факультативная информация», а действительно трансформирующий опыт. Музей действительно может быть не просто проводником неких знаний, а гидом по другим способам жизни — но тут необходима другая модель отношений с посетителем. Настоящий опыт

невозможно получить, оставаясь просто зрителем. Даже если этот зритель нажимает на кнопки «интерактивных экспонатов» . В какой-то степени эта новая модель связана с западным термином «культура участия». Речь идет о переходе от модели «музей что-то делает для посетителя» к модели «городские сообщества и музей что-то делают вместе» — исследуют какие-то практики жизни, например. Модерн, авангард, литература, искусство — все это, в общем-то, ценно постольку, поскольку может быть не просто кучкой произведений, пусть и великих, а совокупностью способов жить, которыми мы можем воспользоваться. И реализация такого понимания музея, по-моему — это наш следующий рубеж роста».

 

 

Посмотреть лекцию полностью можно здесь.

Иллюстрации предоставлены институтом «Стрелка», фотографии: Joan Jonas, ru.wikipedia.org, Lorenzo Belenguer