267

Пранк в Самаре: кто и зачем провоцирует горожан

Роман Черкасов

Пранк — это социальный эксперимент, или просто подстава: когда на скрытую камеру снимают реакцию горожан на непростую ситуацию или открыто проводят опрос на злободневную тему. Помогут ли люди слепому, беременной, умирающему, подпишут ли петицию за однополые браки и положат ли себе в карман только что потерянную кем-то пятисотку? Samara Prank — первый и пока единственный подобный проект в Самаре. Мы встретились с его создателями и задали неудобные вопросы.

 

На тротуаре стоит беременная девушка, и ей явно плохо. За кадром звучит трогательная музыка, дополнительно призывающая её пожалеть, но большинство прохожих идут себе мимо. В финале в кадр заходит молодой человек и сообщает группе желающих помочь, что всё в порядке, девушка — актриса, а все происходящее — социальный эксперимент, вон там камера. Это — Samara Prank.

Антону Веганову 18 лет, Денису Бычихину — 19. Оба учатся в СГЭУ, в одной группе, недавно окончили первый курс. Делать видеоролики начали полгода назад. Сперва по примеру столичных активистов из «Альянса защитников животных» сделали ролик «Стопмех» (там ребята подходят к людям в шубах и, чтобы пристыдить их, показывают им страшные кадры с убийствами пушных животных), а потом переключились на другое — опросы, розыгрыши, социальные эксперименты. Сейчас у них чуть больше тысячи подписчиков на YouTube, две тысячи — в паблике «ВКонтакте» и амбициозные планы на будущее.

Оригинальность — наверное, самое слабое место самарского пранка. Антон и Денис особо не заморачиваются и, как правило, просто заимствуют темы и сюжеты своих роликов у популярных российских аналогов — петербургского Rakamakafo и московского ChebuRussiaTV. «Это потому, что нам хочется посмотреть на реакцию людей именно нашего города, которая может отличаться от реакции москвичей или петербуржцев, — объясняет Антон. — Или, может быть, у нас есть проблемы, каких нет у других, и нам хотелось осветить болевые точки Самары. Тем более у нас такого проекта не было. Поэтому мы и решили его создать».

 

БД: И сильно отличается реакция?

Антон: Отличается, и мы доказали это много раз. Слепому, например, в Москве помогли два раза за весь день, у нас за час раз десять.

Об экспериментах

Строго говоря, пранкерские «социальные эксперименты», конечно, никакие не эксперименты. Один из главных критериев этого метода исследования — он всегда может быть воспроизведен в тех же условиях с тем же результатом. Среди пранкеров же распространены «ответки»: посмотрел видео, где человеку никто не помог, и снял своё, где помогли все. А всё потому, что настоящие социально-психологические эксперименты изучают не столько отличия в поведении жителей разных стран и городов, сколько сами механизмы, благодаря которым все люди будут вести себя тем или иным образом. Так что результаты, полученные пранкерами, всегда, так или иначе, случайны. Но самарские пранкеры с этим не согласны и считают сделанные ими выводы вполне репрезентативными.

Если ты идешь по улице, не надо думать только о себе — смотри по сторонам. Может, рядом слепой просит помощи или у кого-то кошелек воруют

Антон: Эти подставы от ChebuRussia, когда якобы слепому человеку только два раза оказали помощь за весь день, — это же полный бред. Мы сняли такое же видео в Самаре, тоже в центре, как и они, и у нас совершенно другие результаты. А значит, либо в Самаре люди добрее, чем в Москве, либо ChebuRussia просто показали не то, что было на самом деле. А выводы мы делаем всегда после того, как снимаем видео, и часто они для нас самих бывают неожиданными. Например, если взять ролик с кражей кошелька, мы ожидали, что люди будут помогать, а там многие мимо проходили.

БД: Мне кажется, многие просто не заметили или не поняли, что у них на глазах происходит кража. А кто заметил и понял, не всегда успевали сориентироваться — слишком быстро удалялся похититель — и ваше видео говорит не об их черствости и равнодушии, а, скорее, о недостаточно быстрой реакции.

Антон: А надо быть бдительным. Мы к этому тоже людей призываем. Если ты идешь по улице, не надо думать только о себе — смотри по сторонам, ведь, может быть, рядом слепой просит помощи или у кого-то кошелек воруют. А если ты увидел, то полюбому надо вмешаться.

— Пастернак писал стихи или прозу? — Я вообще ничего не читаю

Чему равна гипотенуза

БД: Весной вы сделали пять роликов, где вы подходите к прохожим и задаете им вопросы из школьной программы (обычно в таких роликах, выясняется, что среднестатистический прохожий не помнит многих элементарных фактов). Может, я слишком добр, но, мне кажется, случайному прохожему простительно не помнить что-то из школьной программы. А вот те, кто его экзаменует, уж точно обязаны хорошо отвечать на такие вопросы. Попробуем?

Антон: (смеется) На самом деле мы ожидали, что нам будут такие вопросы задавать.

БД: Значит, поехали. Вы спрашивали людей, когда началась Вторая мировая война. А когда она закончилась?

Антон: В 1945-м году. 1 сентября.

БД: Почти правильно: 2-го. Вы спрашивали о столице Казахстана. А назовите столицу Киргизии? Или, например, Узбекистана?

(оба надолго зависают)

БД: Бишкек и Ташкент. Пастернак писал стихи или прозу?

Антон: Я вообще ничего не читаю.

Денис: Прозу.

БД: Неправильно: и то, и другое. Чему равна гипотенуза?

Денис: Сумме квадратов катетов.

БД: Неправильно: корню из суммы квадратов катетов. Что в России произошло раньше: приняли первую конституцию или отменили крепостное право?

Денис: Раньше была конституция.

Антон: Нет, крепостное право.

БД: Крепостное право, конечно. Ну, результат у вас более или менее такой же, как и у прохожих из ваших роликов. И чего вы тогда?

(смеются)

Сейчас взрослые купят несовершеннолетнему бутылку пива, и он не станет чемпионом по боксу. Сегодня бутылка, завтра сигарета, потом спайс и героин

О Тесаке, актуальности и однополых браках

БД: В своих социальных экспериментах пранкеры поднимают проблемы, которые считают актуальными для общества. Какие проблемы вы считаете актуальными?

Антон: Равнодушие — это основная проблема.

БД: А вот ваше видео, где подросток просит прохожих купить ему бутылку «пивка»? (двое мужчин опрометчиво соглашаются, и одного из них ребятам удается показательно пристыдить на камеру — прим. ред.)

Антон: Ну, детский алкоголизм…

БД: Вот вам, Антон, 18 лет. До того, как вам исполнилось 18, вы не пробовали алкоголь что ли? Вы его впервые попробовали меньше года назад, получается?

Антон: Нет, мне родители иногда наливали стакан вина, и я не считаю, что это плохо. Но я считаю плохо, что взрослые это поощряют и покупают малолетним пиво. Если мальчик хочет, пусть он пьет, сколько хочет, с родителями или с друзьями. Но я против того, чтобы взрослые это поощряли, чтобы они покупали ему пиво. Знаете, вот сейчас они купят ему бутылку пива, и он не станет чемпионом по боксу, понимаете? Сегодня бутылка, завтра сигарета, потом спайс и героин.

Тесак делал всё правильно, и мы сделали так же

БД: Вы всерьез, что ли, считаете, что от бутылки пива прямая дорога к героину? Вам же вот позволяли пить до достижения совершеннолетия, но вы вроде на героине не сидите сейчас?

Антон: Это я условно.

БД: То есть государство три года назад развернуло борьбу за всеобщую нравственную чистоту и дисциплину, и вы к этой борьбе по-активистски так подключились. Вы все аналогичные запреты, принятые в последние годы, поддерживаете?

Денис: Нет, не все. Есть совершенно абсурдные. Например, не продавать алкоголь после 10 вечера. Потому что кто захочет — всё равно купят, придут за 5 минут и купят.

БД: А мне этот ваш ролик с подростком немного напомнил, извините, ролики Тесака: спровоцировать человека, а потом пристыдить на камеру. Причем ваши герои, в отличие от тесаковских, никакого серьезного правонарушения не совершали же. Зачем вы с ними так?

Антон: Ну, я не вижу ничего плохого в роликах Тесака. Они ловили и сажали педофилов. А как с ними еще нужно бороться? Если бы сегодня они его не поймали, завтра он бы изнасиловал какого-нибудь ребенка, и ребенок бы вырос таким же [педерастом]. Тесак делал всё правильно, и мы сделали так же: сегодня мужик, купивший пиво подростку, стал героем нашего ролика, все увидели, что бывает такая подстава, и завтра люди, посмотревшие наш ролик, уже не купят пиво подростку. И парень останется здоровым. Если нам с помощью наших видео удастся сохранить здоровье хотя бы паре детей — значит, всё, что мы делаем, будет не напрасно.

БД: Ваш последний ролик посвящен однополым бракам (в видео ребята предлагают прохожим подписать петицию о легализации однополых браков в России — прим. ред.), но из него не очень ясно, как вы сами к ним относитесь.

Антон: К однополым бракам? Полностью негативно, радикально негативно — как хотите, назовите.

БД: То есть правильным поступком, которого вы ожидали от людей, было именно не подписывать петицию о легализации однополых браков? Там просто не очень понятно.

Антон: Да. Мы в душе не хотели, чтобы люди её подписывали. 37 человек отказались, но 6 подписали. (возмущенно) Причем, молодые парни подписывали! Две молодые девушки и еще две взрослые женщины. Одна из них вообще с ребенком была — и вот она, видите ли, не против однополых браков, она за!

Ценности у самарских подражателей оригинальных пранк-проектов иные. В их идеальном обществе Тесак — чувак, достойный подражания, а однополые браки категорически не допустимы

Пранк в Самаре — он такой же, как в Москве, да нет

Раз уж результаты, которые получают пранкеры в своих «социальных экспериментах», вряд ли могут претендовать на то, чтобы отражать истинное положение вещей, получается, что пранк говорит не столько об обществе, которое он показывает, сколько о самих пранкерах. Говорит о том, что именно им не нравится в этом обществе, какие проблемы они считают важными и что им кажется правильным или не правильным. Как и ChebuRussia и Rakamakafo, самарские пранкеры ставят перед собой цель — своими роликами повлиять на общество, изменить его в лучшую сторону и, в идеале, превратить его в такое общество, в котором им хотелось бы жить.

Понятно, что беременным, слепым (да и вообще, конечно же, всем на свете) нужно помогать, и любой из нас предпочел бы жить в обществе, населенном бесконечно отзывчивыми людьми — с этим сложно не согласиться. Но, кроме этого, у московских и петербургских пранкеров есть и более конкретные и злободневные высказывания об социуме, с которыми согласится далеко не каждый. Rakamakafo совсем недавно делали «социальный эксперимент» о том, как далеко зашла милитаристская истерика: ходили по улицам и собирали у прохожих подписи за то, чтобы нанести ядерный удар по США, и многие добрые обыватели охотно подписывали. ChebuRussia в июле сделали нашумевший ролик о гомофобии: два участника, взявшись за руки, прошлись по центру Москвы, фиксируя на камеру понятную реакцию прохожих. У участников этих пранк-проектов есть вполне конкретные претензии к обществу, в котором они живут, и они стараются предельно внятно их изложить.

Samara Prank никаких серьезных претензий к обществу, в общем, не имеют. Разве что не все прохожие с готовностью погнались за похитителем кошелька, но многие погнались, так что ничего, жить можно. Острых тем ребята пока избегают, ограничиваясь милыми призывами к отзывчивости и неравнодушию. Но если всё-таки высказываются об актуальном — идеологический вектор у них вырисовывается как будто прямо противоположный ChebuRussia и Rakamakafo: в их идеальном обществе в почете иные ценности, Тесак — чувак, достойный подражания, а однополые браки категорически не допустимы. И если у самарского пранка вообще есть своя специфика, то вот именно в этом она, судя по всему, и состоит.