4620

Как существует «Арт-лофт» на Ленинградской

Текст: Мария Шипулина Фото: Артем Голяков, Натела Сулаквелидзе

14 августа на Ленинградской состоится «Арт-лофт фестиваль», на котором впервые публично заявит о себе новое креативное пространство города. «Арт-лофт» — это то ли сквот, то ли подобие самарского Винзавода: бесхозное четырехэтажное здание в центре города, приютившее самых разных людей вольных профессий и рода деятельности. Здесь в режиме хиппи-коммуны уживаются дорогие фотографы, визажисты, музыканты и диджеи, продавцы крымских трав, производители жиж для вейпа и фокусник. Накануне фестиваля мы наведались в лофт и выяснили, как устроена его жизнь.

Дом 77 по улице Ленинградской был архивом областного ЗАГСа, частично помещения сдавались под приемные депутатов, проправительственные НКО и предвыборные штабы. Зимой 2010 года его под завязку затопило горячей водой: сотрудников эвакуировали, вода замерзла и кажется, привела здание в негодность. Сначала его готовили под снос, потом о нем просто забыли.

Павел Горланов

Весной 2016 о нем вспомнил предприимчивый молодой человек Павел Горланов. Сейчас он возглавляет объединение «Арт-лофт». Основания, по которым он занял здание, предприниматель не комментирует, однако известно, что это не первая его попытка сквотировать дом в историческом центре.

Здешнее кресло-книга быстро стало знаменитым

«Захват» начался с одной комнаты: за свой счет молодой человек отремонтировал помещение, которое тут же сняли под репетиционную базу. Постепенно подтянулись и другие желающие: фотостудия, мастерская по дереву, студия звукозаписи — все те, кто не работает ни в офисе, ни в коворкинге, но хочет разместиться в историческом центре. На момент публикации было занято около 80% четырехэтажного здания. «У нас осталось только семь свободных комнат, но некоторые из них завтра уже придут смотреть люди», — с гордостью делится информацией Павел. Стоимость комнат колеблется в районе 350-450 рублей за квадратный метр в зависимости от состояния помещения, на время ремонта даются арендные каникулы.

Гончарная мастерская

Сегодня в «Арт-лофте» друг с другом соседствуют иллюзионист Евгений Каверзин, фото- и видеостудия, три репетиционных базы, кожевенная мастерская, команда гармонистов, школа мейк-апа Ольги Чекмезовой, студия звукозаписи, которую плотно оккупировали самарские рэперы, лайф-тренинги, зал йоги, поинга и жонглирования, мастерская по керамике, несколько танцевальных объединений, мастерская моделиста и диджейская аудитория fm8. Есть даже подобие фудкорта — буфет, где журналистов тут же угощают арбузом.

Пространство лофта постарались по максимуму заполнить арт-объектами

«Прогуляйтесь по лофту: вы сразу почувствуете, какая творческая и открытая здесь атмосфера. Это как семья, только на работе», — рассказывает Горланов.

Творческая атмосфера — основное конкурентное преимущество пространства, даже более серьезное, чем цена. Именно в продвижение идеи креатива и свободы вкладываются основные средства, вырученные от аренды: благо, что в финансовом эквиваленте это значительно дешевле, чем глобальная перестройка здания.

На подоконнике к гостям обращается золотая дева

По факту, дом не перекроили, как стареющую кинозвезду на столе у пластического хирурга, а подчеркнули заложенную в нем красоту. Это заслуга Али Ахметовой, местного арт-директора. В качестве декора повсеместно расставлены бутылки, выкрашенные в золото, из книг и старого кресла соорудили арт-объект, нарочито пожившие стены украшают трафареты в стиле Бэнкси, рядом с тяжелыми старыми дверями сияет статуя золотой девы. «Творческое пространство должно „вышибать“ из реальности, чтобы забыться и полностью погрузиться в то, что делаешь. Неважно, музыка это или выделка кожи», — объясняет Аля.

Из-за обилия декора и желания рассмотреть все в здании легко заблудиться: гостей встречают непривычно длинные коридоры и целый калейдоскоп дверей. Сориентироваться помогают только огромные черные цифры во всю стену, обозначающие этаж, и таблички с названиями студий. Внутри каждой — свой микромир.

Ольга Чекмезова

Вот студия макияжа Ольги Чекмезовой.  Она занимается всеми видами мейк-апа: от свадебного до креативного face-art. Ольга много колесит по стране вместе с крупными клиентами, в Самаре же, в основном, зарабатывает на курсах, которые проводит прямо в лофте. Вздыхает, что в сфере арта город отстает лет на десять, поэтому зарабатывать тут непросто. Студия Ольги занимает всего лишь одну комнату.

Таша Яковлева

Гораздо больше пространства у «Аудитории 153» Таши Яковлевой на самом верхнем этаже: три комнаты отведены под лекторий, фотозону и офис, в части помещений продолжается ремонт. Студия, по сути, существует как площадка для мастер-классов и тренингов — например, ученики курса Юлии Залозной «Искусство селфи на телефон» отдают по 1500 рублей за серию занятий. Таша уверена, что после окончания ремонта пространство тут же начнет приносить дивиденды, но затем поправляет себя и называет «Арт-лофт» миром без денег.

Ирина Громыко и Екатерина Хорина

Абсолютно так же идентифицируют пространство Ирина Громыко и Екатерина Хорина, авторы бренда Mono wear и авторы шоу Wake the fish. Их жилеты-трансформеры стоят 6500 рублей, а шарфы — 2500 рублей. Расходятся вещи, судя по всему, не так охотно, как хотелось бы: сейчас дизайнеры находятся в поисках финансирования.

Евгений Каверзин

В холле первого этажа мы встречаем одного из первых арендаторов — Евгения Каверзина, идентифицирующего себя как лучшего фокусника Поволжья. Он появляется здесь нечасто и снимает только склад на первом этаже, где хранит оборудование. Фокусник признается, что доволен расценками, но за место не держится — если аренду поднимут, он съедет.

Команда Manufacture Studio

За большой дверью, из-за которой постоянно слышится музыка, находятся Manufacture Studio — ребята занимаются рекламой, дизайном и полиграфией. Их прошлый офис находился в квартире одного из членов команды — стартаперы впервые переехали в по-настоящему рабочую обстановку. У Артема, Романа и Елисея много проектов: они готовят крафтовые бургеры, производят лимонад «Речка» и жидкость для вейпов «Жижа». Их студия — одна из самых комфортных в лофте: двухэтажное рабочее пространство, удобные диваны, паркетный пол и отделанные кирпичом стены. На втором этаже расставлены столы с компьютерами, на первом печатаются флаеры, визитки и меню для самарских ресторанов. «Мануфактурщики» работают семь дней в неделю и признаются, что с клиентами все в порядке.

Арт-лофту еще предстоит доказать свою жизнеспособность

Заброшенный дом в центре города действительно изменил лицо — но правовой статус «Арт-лофта» пока не ясен и пространству еще предстоит доказать свою жизнеспособность. Место получило шанс на перерождение не столько благодаря творческой атмосфере, сколько благодаря верному распределению сил и финансов — судя по всему, просуществовать в здании долго смогут именно те, кто это поймет.