39

«Сейчас век интеллектуалов, таких как мы с тобой»

Вопросы: Матвей Горячев, Роман Асташов

Комментарии в соцсетях — российский феномен последней пятилетки. Пока демократические процедуры типа всенародных выборов служат исключительно в пользу укрепления вертикали власти, подлинная психоделическая демократия на Руси разворачивается в комментариях, будь то инстаграм Рамзана Кадырова, официальный аккаунт «Кока-колы» в твиттере или бесчисленные паблики «Вконтакте». Явление приобрело такой вселенский масштаб, что приходится разобраться в нем самостоятельно, закрыв глаза на бессмертный постулат о том, что люди поумнее не пишут в гостевухах. «Большая Деревня» поговорила с одним из своих самых заядлых читателей и комментаторов, выступающим под именем Денис Смит.

Про Дениса мы наверняка знаем следующее: живет и работает в Челябинске, руководит местным офисом большой корпорации, однако не реже, чем дважды в месяц, ездит на родину, в Самару, и плотно держит руку на пульсе города.

Денис Смит поздравляет редакцию с днем рождения

 

— Глядя на родной город с расстояния, что ты замечаешь хорошего и плохого в Самаре сейчас?

 

— Для меня, помимо набережной и появления новых многоэтажек, ничего не меняется. Мой коллега-иностранец в 2009 году работал в Самаре. Недавно проехался по России, говорит, все волжские и уральские города изменились в лучшую сторону, кроме Самары. Я с ним полностью согласен и считаю, что всё очень плохо. Непонятно, по какой причине Самара так сильно отстала от своих соседей за тучные годы путинизма. Теперь и денег нет, даже чтобы хоть как-то сравняться с тем же Нижним, Челябинском, о Казани я и не говорю — это вообще другой уровень. Чемпионат мира, конечно, даст что-то, но и там на всем экономят. Хватит на стадион, Московское шоссе, и все, пожалуй.

«Зачастую мне не с кем поговорить на должном уровне»


— Помимо активности в соцсетях ты известен своей политической публицистикой, не знаю, можно ли так это называть. Откуда растут корни твоего интереса к этой сфере?

 

— Вообще, меня достаточно давно интересует политика, просто раньше мои взгляды были коммунистической направленности. Плюс-минус, я всегда мог донести свою точку зрения, без гарантии, что она правильная. Публицистикой я занялся потому, что живу далеко от Самары, в отрыве от друзей, и зачастую мне не с кем поговорить на должном уровне. Бывает, что общаешься с человеком, и он просто не понимает, о чём идет речь. Поэтому я начал писать открыто, у себя на странице во «Вконтакте», а там уже понеслась. В прошлом году я выдал несколько статей для «Спутника и Погрома» — они сами попросили. Потом наше сотрудничество прекратилось, я начал писать для других проектов. Конечно, «Спутник» по-прежнему нравится, я до сих пор на него подписан и считаю, что они полностью правы, но то, как устроен прием самих материалов, кажется странным. Мне просто стало лень туда писать.

 

Денис Смит об инклюзивном бале

 

 

— Они должны быть уверены, что ты разделяешь их взгляды?

 

— В конечном счете все решает текст. Можно взять абсолютно любой повод, я могу написать за Путина, против Путина, за Обаму, против Обамы, за «гейропу», против «гейропы». Честно признаться, это все очень просто. Я себя считаю достаточно разносторонним человеком, и мне, в общем-то, плевать, о чём писать.

 

О хозяевах, которые не убирают за своими животными

 

— Тем не менее, национальный вопрос является главным в твоей публицистической практике. Почему в XXI веке — хотя, конечно, мы живём не в ванильном и безопасном мире — ты снова выносишь его на обсуждение?

 

— Я педалирую эту тему не потому, что кого-то ненавижу, а потому что она базовая для понимания всего. Дело в том, что нужно сначала сделать государство с целями, понятными всем ста двадцати миллионам русским, а потом уже начинать заниматься градостроительством, созданием идеологии, решать все остальные задачи.

«Придёт Мага и [зафигачит] в твоём общественном пространстве уродливый торговый центр. Главное — деньги и власть. Чтобы они были у меня и у тебя. А у Маги — нет»


— У тебя недавно был пост о том, как ты ненавидишь словосочетание «общественное пространство».

— И слово «активист»! Журналисты, архитекторы занялись своим любимым делом, но они идут поверх базового вопроса. Кувыркаются вверх тормашками в своих безвоздушных пространствах. А толку? Как жить русскому человеку в русском городе, например, в Самаре? Этого вопроса они себе не задают. Обсуждаете вы, обсуждаете, а потом придёт какой-нибудь Мага, у которого есть поддержка диаспоры, и он в твоём общественном пространстве [зафигачит] торговый центр: уродливый, квадратный, кирпичный. И вы будете в этом пространстве кувыркаться. Вот и вся дискуссия. Главное — деньги и власть. Чтобы они были у меня и у тебя. А у Маги — не было.

 

 

— Вот ты говоришь о русских, но тема еврейства очень ярко отражена в твоей личной истории, в текстах и даже в названии твоей рок-группы.

 

— Моя прабабушка по материнской линии — еврейка, поэтому по каким-то еврейским традициям я чуть ли не стопроцентный еврей. Но это вообще не имеет никакого отношения к национальному вопросу. Вам пудрят мозг темой про то, что кто-то еврей, что Пушкин на треть негр, на четверть татарин. Это всё — бред. Есть две концепции нации: политическая и этническая, нация крови и почвы. Концепция политической нации заключается в том, что русским может стать любой носитель языка и культуры, проживающий на данной территории или где угодно: узбек, удмурт — абсолютно не важно. Мы же в основном обсуждаем концепцию нации крови, она как раз ближе к нацизму: взвешивание, сколько в тебе какой красной жидкости, обмер черепов и так далее. Это всё XIX век, это всё устарело. Вот американцы все делают правильно, создавая политическую нацию, а мы даже этого понять не можем. У нас всё сводится к евреям, нацистам, к «бей жидов, спасай Россию», это всё — неправильно. Поэтому мне близок «СиП». Люди обсуждают построение нации с академической точки зрения. Не надо никого бить и изничтожать, нужно просто понять, куда мы идем.

Понимаешь, есть Германия, Италия, Франция, Америка. Сто лет назад Россия почти не отличалась от Австро-Венгрии, Британии, Германской Империи. В общем и целом, это было обычное европейское государство. Потом его уничтожили. Но я хочу вернуться к этому этапу, чтобы Россия стала такой же, как ФРГ или Франция. Ничего больше не нужно. Никаких там духовностей, скреп, третьих или двадцать пятых Римов, многонациональностей. И мы, русские националисты, хотим именно этого — чтобы Россия вернулась в семью великих европейских народов, с набором тех же прав и свобод, политических и экономических институтов. Конечно, различия будут, ведь у нас огромное государство, но суть должна быть та же. И для этого нам нужно быстренько пробежать путь, который мы не прошли из-за семнадцатого года, создать национальное государство типа Французской республики. Это будет тяжеловато сделать, но ничего в этом страшного и безумного нет.

 

 

— Может, проще уехать из России?

 

— Каждый русский когда-нибудь об этом думает. Гоголь, например, полжизни провел в путешествиях, его любимым местом была Италия. Достоевский проигрывал кучи денег в Баден-Бадене, и я люблю ездить в Европу. Я ее обожаю, но жить там… Не особенно я там нужен. Я — русский, мне и здесь найдется, чем заняться. С другой стороны, зарекаться не хочется, может, и уеду — по политическим причинам или социальным, или вот влюблюсь там в девушку-иностранку, и придется. Я не ограничен «Россией-matushkoi» и не ношу родную землю в карманах пиджака, как академик Лысенко, на вкус ее не пробую.

 

Денис Смит советует кинофильм на выходные

— Что сейчас заставляет тебя грустить сильнее всего?

 

— Кризис в стране, какие-то экономические моменты меня не интересуют — я достаточно хорошо зарабатываю. Прежде всего, раз уж я подписался на эту тему и что-то рассказываю, меня не устраивает происходящее на Украине. Эта тема номер один, она всем уже надоела до рвоты, но, я уверяю, она ключевая для России на ближайшие 50-100 лет, если вообще речь не идет о будущем России как государства.

 

О памятнике клену из песни ВИА Синяя птица

 

— Поделись своими методами троллинга. Существуют ли какие-то приёмы от Дениса Смита?

 

— Мой козырь — назвать оппонента «советским». Придумал этот метод не я, но это великолепный способ выбить человека из колеи. Слово понятно всем. Вроде и нехорошее что-то, но и не оскорбление. Люди от него начинают очень сильно беситься. Плюс где-то я начинаю эпатировать аудиторию своим посещением дорогих отелей и ресторанов, козырять своим интеллектом. В общем, показываю себя максимально круто, однако к тексту это зачастую не относится, а люди злятся. Мол, как так-то, русский интеллигент и в хорошем ресторане?!

 

— Каковы критерии «советскости»?

 

— Советские — люди, которых попытались создать вместо русских, они — оппозиция русским. «Советский» — это «не надо русских». Советского человека тошнит от русской истории и культуры. Ну, например, если человек против присоединения Крыма, он — советский, однозначно. Если человек говорит, что он поддерживает украинцев, — то же самое.

«Я не гарантирую, что моя позиция вскоре не изменится на 180 градусов. Быть приверженцем чего-то одного всю жизнь — это идиотизм»

— Я думал, ты так называешь людей труда и пролетариев.

 

— Век пролетариев прошел, он нигде особо и не наступал, кроме нашего государства дураков. Сейчас век интеллектуалов, таких как мы с тобой, так что можешь радоваться. Ты же смотришь новости, читаешь какой-нибудь TJournal, про дроны, роботов и приложения. Где там человек труда? Есть такая версия, что они нас кормят и поят, но, насколько я помню, в Америке сельским хозяйством занимаются два процента от всего населения. Это — статистическая погрешность.

 

О запрете продажи алкоголя в дни выпускных вечеров

 

 

— Ну мы ж не в Америке живём, а в России. Тут летишь в самолёте, видишь нефтяника и сразу понимаешь, кто нас кормит.

 

— Нефтяник? Замечательно! Работай, пожалуйста. Но во всех государствах — умных, нормальных, европейских, западных, рулят не нефтяники, а учёные, профессора, think-tanks — мощные мыслительные центры американские, например. Brooking Institution, Chathem House, Rand Corporation и так далее. Это частные конторки, где сидят 50 головастиков и что-то обсуждают, в Англии их зачастую заменяют элитные клубы по интересам. Всю историю рулили люди, у которых есть высшее образование, тем более сейчас. В нашей стране до власти дорвались понятно кто, и мы видим, чем все это кончилось. Поэтому нефтяник, безусловно, хорошая профессия, и уборщица, и водитель трамвая, ну, кто спорит? Но я не хочу, чтобы они руководили Россией. Это не нужно, и никакого смысла в этом нет.

 

 

— Раньше ты был сталинистом, сейчас ты — националист, кем ты будешь дальше и насколько твоя нынешняя позиция соотносится с прошлыми убеждениями?

 

— Когда я был сталинистом, я читал даже больше, чем сейчас, и, поднимая всё новые и новые факты, я вскоре убедился, что коммунизм на уровне концепции — ложь. Поэтому никакой связи с моими нынешними убеждениями нет. Всё поменялось радикально. Я не гарантирую, что моя позиция в скором времени не изменится ещё на 180 градусов. Но быть приверженцем чего-то одного всю жизнь это — идиотизм.

 

Денис Смит об открытии Дома архитекторов после ремонта

 

 

— Если ты так хочешь простого русского счастья, состоящего из денег и власти, почему хотя бы не выберешься в горсовет и не станешь полезным?

— На данный момент я к этому не готов, может быть, потому что моя позиция ещё не достаточно сформирована, всё-таки я неофит. Думаю, необходимо еще несколько лет, чтобы набраться опыта. Тридцатка — это достаточно ранний возраст для занятия политической деятельностью. Тем более, что за последние пять лет со мной произошли серьёзные метаморфозы. Где гарантия, что их не будет в будущем? Я считаю, что в возрасте Максима Каца идти заниматься политикой — непродуктивно, да и денег на это нет.

 

— Чем ты занимаешься вечерами?

 

— Я сейчас играю в «Ведьмака», в третью часть, и заодно скачал все книги саги. Последняя книга, которую я прочитал из серьезных — «Восхождение денег» Ниала Фергюсона. Это знаменитый историк, который пишет исторические бестселлеры, абсолютно конвенциональный учёный, профессор Гарварда. Интересно посмотреть его взгляды, и там куча фактов, которые я могу интерпретировать со своей точки зрения, но пока меня интересует «Ведьмак».