96

Анна Egida: «Я не хочу работать с навязанной историей, я хочу сама ее рассказывать»

Сергей Баландин

Самарская художница Аня Эгида вышла сперва на московский, а затем и на европейский уровень, сделав карьеру благодаря динамичным скетчам и зарисовкам. Работы Ани полюбили жж-блогеры, редакция журнала «Сноб» и Артемий Лебедев, а 27 августа состоялось открытие ее выставки «Европа. Свежий взгляд», заценить которую смогли жители родного города художницы.

На выставке представлено более 60 пейзажных скетчей, по которой можно изучать географию Старого Света. Арт-критик Сергей Баландин встретился с Аней и узнал, чем примечательна последняя выставка, зачем проводить мастер-классы для детей и почему художница рисует исключительно с натуры.

— В чем особенность этой выставки?

— Я провожу исследование города, которое позволяет выявлять его характерные детали, дает представление о духе города, не прибегая к изображению достопримечательностей. В данной экспозиции я хочу создать впечатление взгляда на Европу вообще. У рисунков даже нет этикеток, которые говорили бы, где это нарисовано.

 

 

— Почему ты рисуешь с натуры, а, например, не с фотографии?

— Во-первых, потому что это очень олдскульно. Посмотри вокруг: уходит практика работы с натурой. Найти удачную фотографию города, и срисовать с нее — легко. А вот выбрать натуру — очень сложно. Окажешься в Париже — и глаза разбегаются.

Во-вторых, работа с натуры — это работа с первоисточником. Я недавно была в Бургундии и, гуляя, заметила, что фиксаторы на ставнях увенчаны человеческими головками, и на каждом окне они разные. Я увидела это, потому что знаю, на что обращать внимание при работе с натурой. У каждого места есть история, и я не хочу работать с навязанной историей, я хочу сама рассказать историю. Я мечтаю о проекте, в котором, изображая одно и то же место, я бы рассказывала разные истории.

 

 

— Есть ли у тебя миссия?

— Конечно! Меня часто спрашивают, рисую ли я на компьютере. Я рисую, с этим проблем нет. Но сейчас мы перестали чувствовать материал, все делается в гаджете. Именно поэтому так популярны мастер-классы: люди кайфуют, выбирая скетчбуки, блокноты, маркеры, карандаши. Работа с материалом ценится, как никогда. Происходит популяризация наброска, скетч становится самостоятельным произведением искусства, даже если нарисован с обратной стороны уже использованного листа.

Кроме того, такие мастер-классы дают возможность научиться управлять своим временем, развивают наблюдательность — всё это воспитывается через аналитический рисунок, контекстное рисование.

 

— Обычно от городского пейзажа требуется быть объективным, насколько это касается твоего подхода?

— Обычно художник изображает то, что ему нравится: понравился домик, его и нарисую. Но я рисую то, что соответствует моим задачам. Изучаю, как устроено пространство каждого конкретного города, методично прослеживаю и наблюдаю его закономерности. Выхожу на этюды планомерно, раз за разом. Опыт, который я коплю, я передаю в мастер-классах. Уже несколько человек, начинавших на моих уроках, стали самостоятельными художниками.

 

 

 

— Мастер-классы для тебя источник заработка или нечто большее?

— Тут есть три поля: первое — это поле творчества. Оно должно быть свободным и независимым. Поэтому работы я не продаю. Если ты знаешь, что из твоих работ больше нравится покупателям, то невольно начнешь делать именно такие. Я работаю на заказ, но должно быть творческое поле, где ты не будешь думать о финансовой безопасности.

Через мастер-класс можно проверить продуктивность той или иной идеи, когда ты видишь, что из предложенного ученики начинают повторять и развивать.

В офисе я работаю с чужим материалом, и при этом я должна свои личные наработки превратить в универсальные инструменты, которыми можно пользоваться в различных ситуациях.

«Когда я рисую на улице, у меня есть своя тема исследования, как у научного сотрудника»


— Почему ты не живописец?

— У Василия Кандинского есть книга «Точка и линия на плоскости». Я вслед за ним решила исследовать изобразительное произведение, через его элементы, начала с линии. Сперва рисовала все одними линиями, потом добавила штришки, позже появилось пятно, затем цвет. Сейчас я рисую черно-белыми красками на холсте… Так что все впереди. Я просто решила, что для того, чтобы прийти к полноценному цветовому решению, у меня есть вся жизнь. Всё по-честному.

 

 

— Поначалу кажется, что ты создаешь работы по принципу «что вижу, то пою».

— Это не так. Когда я рисую на улице, у меня есть своя тема исследования, как у научного сотрудника. Я собираю свою «внутреннюю библиотеку». Ведь впоследствии, когда приходится работать с нуля, например, в офисе, где требуется визуализировать концепции, придуманные командой, тебе нужно подобрать такие формы и типажи, чтобы они максимально естественно передавали заданные смыслы. Тут и пригождается приобретенное на практике знание, из чего состоит реальность: движение, взгляд, знание психологии, актерского мастерства. И без такой «библиотеки» не обойтись.

 

Фото взяты из блога художницы