38

Удав через себя

Вы неоднократно видели в центре города человека со змеёй на шее? Вы понаслышке знаете, что его жизнь полна тёмных секретов? Вам кажется, что он работает в почтовом отделении? Специально для вас мы познакомились с ним поближе и узнали о том, что привело его к такой жизни. 

— Миша, расскажите, пожалуйста, немного о себе и о своих питомцах, о своём прошлом и настоящем?

— Я понял. Вчера у моей дочери был день рождения, поэтому я немножко не в форме. Не из-за того, что я пью, я не пью алкоголь. Я просто не спал. Достаточно много впечатлений, так как все подруги её на моих глазах выросли, встреча надолго затянулась. Ну что рассказывать-то? Жил, родился, где-то пригодился. Я коренной самарец/куйбышевец. Есть две дочери.

— А трудовая деятельность?

— Лет десять проработал в журналистике. Потом пришлось заниматься бизнесом. Тогда я понял, что бизнесмен из меня никакой. Ну, модно было, и я стал, правда с перерывами, то дети маленькие, то жить негде, то одно, то другое. Раньше не было столько стабильности и времени. Сейчас работаю на почте.

— Какого рода был бизнес?

— Купи-продай, какой же ещё? Знаешь, тупая такая деятельность.

— Что привело к тому, что вы стали одним из самых популярных владельцев рептилий в Самаре?

В Самаре владельцев рептилий от силы человека два-три, я имею в виду тех, кто держит по 10-20 штук. Есть те, кто зарабатывает на них, в основном, кто близок к шоу-бизнесу. Мною движет другое – это получать удовольствие.

— Какова реакция близких и друзей на ваше увлечение?

— Во-первых, кто плохо реагирует – это его проблемы. Близкие нормально, дети нормально.

— Имена питомцев помните всех?

— Конечно, всех. Имена змеям даю для прикола, условные, так как змеям глубоко плевать, как ты их назовёшь, они же глухие.

Все фотографии из личного архива героя

— Тяжело ли ухаживать за животными?

— Это самое сложное. Иногда очень сильно бывает неохота, но нужно себя заставить. То, что много времени занимает – это тоже тяжело. Ну и потом, это тяжело было когда-то, особенно потому, что привлекало много внимания и вопросов, которые раздражали. Самый распространённый: «А сколько стоит?». Особенно меня поражает, что чаще всего этот вопрос задают маленькие дети, а в ответ хочется спросить: «Мальчик, ты хочешь купить?». Зачем? Часто от женщин слышу шкурные вопросы: «А вы с ним зарабатываете?» (говорит с интонацией кисейной барышни).

— Как я понимаю, выгул питомцев на свежем воздухе является обязательной частью вашего распорядка дня?

— Прогулки в летнее время – обязательно, и только в солнечную погоду, потом купание в полный рост. В домашней ванной для четырёхметровой змеи таких условий не создать, ей негде расплескаться.

— Каково ваше отношение к такому явлению как декоративные животные?

— Это беда людей, прежде всего. Они хотят себя выразить, так скажем, обезьянку купить. Стоит она нехило, финансы позволяют. А они не знают ничего: ни как ухаживать, ни-че-го вообще. Но взять надо. Несоответствие – вот это плохо.

«Имена змеям даю для прикола, условные, так как змеям глубоко плевать, как ты их назовёшь, они же глухие»


— То есть животное должно подходить хозяину или хозяин животному?

— Да, обязательно. Потому что я точно знаю: кошки, собаки — это не моё. Приходилось держать в разные годы своей жизни, но не моё это. К чему действительно питаю большую симпатию – птицы, рептилии и насекомые.

— Владение такого рода животными это своеобразные китч, форма презентации, намеренное шокирование?

— Поначалу такой момент был, но не сейчас. Бывает, что люди боятся – это нормально, но я никогда не подойду к человеку сам, не буду предлагать потрогать и прочее. Боишься, да ради Бога, проходи мимо, и я пройду. Конечно, когда змея плавает в фонтане на улице Осипенко, это привлекает много внимания, я бы и сам с удовольствием посмотрел. Такое же не каждый день видишь, можно вообще прожить и не увидеть. Если человек обращает внимание – это нормально, он заинтересован, пускай смотрит — расширяет кругозор. Но чтобы специально кого-то удивить или напугать – исключено.

 

— А как сильнее всего удивляли вас?

Сильным впечатлением для меня был конец 80-х, тогда для меня была самая кайфовая жизнь. Все называют этот период лихим, лихим он, конечно, не был. Было нормально, и у всех у нас была какая-то надежда на лучшую жизнь, на перемены. Я даже пошёл в политику, состоял в партии Егора Гайдара – «Демократические Выборы», но потом у меня, естественно, прошло всякое желание быть там, потому что люди, которые идут в политику, ищут в ней кормушку, я убедился в этом. Конечно, бывают исключения, но в основном им наплевать, как ты живешь. Политики не любят людей. Они больше по абстрактным явлениям. Например, Родина. Сказать «я Родину люблю», это всё равно, что я скажу «люблю Северный Полюс» или «люблю Новую Землю», но я же ни там и ни там не был. Я не могу любить всех своих близких, потому что некоторых родственников просто не знаю. Мне трудно об этом судить, хотя у меня есть три вещи, которые я никогда не меняю.

— Какие?

— Родина, вера и ориентация. Что касается веры, я не являюсь человеком набожным, мне многое не нравится в церкви, меня воспитали атеистом в школе, я не верю в Бога, но по вере я христианин.

— Вы чувствуете себя популярным?

Моя популярность была в начале девяностых. А сейчас не то чтобы, просто отношусь к этому ко всему спокойнее. Умнеешь, стареешь… Не знаю, как лучше сказать. Просто начинаешь понимать, что всё это абсурд. Когда уже довольно прожито, понимаешь, что главное в жизни, оно совсем в другом, ты начинаешь понимать, в чём весь кайф!

— У меня есть такой вопрос, возможно, он основной в нашей беседе. Можно, я задам его чуть позже?

Я с удовольствием отвечу.

— А чего вы боитесь больше всего?

Стоматолога, венеролога и толстых баб. Не боятся ничего только дураки. Каждый чего-то боится.

— Если увлечение не рептилиями, то чем?

— Я ж говорю, мне птицы очень интересны, насекомые. Я кстати, хочу сказать, с детства не любил машины, все любили, а я нет. Всегда был равнодушен к автомобилям. У меня была возможность идти бесплатно учиться на права от военкомата, я отказался.

— Миша, сейчас я буду максимально аккуратно подбирать слова к следующему вопросу. Но, прежде чем я задам его, краткое вступление. Про вас ходит большое количество легенд и мифов. В 2006 году, когда я впервые увидел вас, мне рассказали сразу несколько историй, все они связаны с девяностыми. Первая история – история про вас, бизнес, криминал, приключения и выстрелы. Этакий среднерусский вестерн. В следующем сюжете вы были представлены как аудиопират. Также мне рассказывали, что вы занимались фотожурналистикой.  А теперь внимание, вопрос. Что из этого правда?

— В общих чертах, всё правда. Конечно, в девяностые на меня были наезды, это понятно. Потому что я был первым частным издателем, у меня была своя газета. «Михаил» она называлась, чего там было думать. Потом, когда другие стали издаваться, я её продал, вместе со всеми правами, надоело мне. Знаешь, когда мне скучно, меня ничто не заставит работать, даже деньги. Аудиопиратство было относительным явлением. Были базы, там покупали кассеты за одну цену, а потом продавали в другом месте за другую.

 — Как герой девяностых, как оцениваете современную власть и с кем бы из животных вы бы сравнили наших общественных деятелей?

— Каждого по-разному. От власти я не в восторге. Скажем так, не доверяю. Всё, что происходит, заканчивается пустыми разговорами, и потом есть клан, который неприкосновенен. Например, показушная борьба с коррупцией, поймают раз в год милиционера или преподавателя за 5 тысяч рублей, а настоящих коррупционеров не видно.

— А ассоциации?

— Есть ассоциации с литературными персонажами. Вот, например, Путина с Медведевым я зову по-другому: Чук и Гек – продолжение гайдаровской детской книжки.

— Есть ли у вас любимые музыканты/писатели, говоря в общем, деятели культуры, искусства, науки?

Конечно есть, их много. Так уж случилось, что я слушаю рок, по музыке номер один — это, конечно, Led Zeppelin, по драйву — AC/DC. Музыка там (у AC/DC) не особо, она слегка однообразна, но там драйв – это высшее.

«Я боюсь стоматолога, венеролога и толстых баб. Не боятся ничего только дураки»

— Как вы думаете, откуда берется «драйв», это ощущение «победы»?

— А я никогда на этот счёт не думал. Профессионал дело делает, а мне нравится. Этого вполне достаточно. А зачем мне думать? Я же не собираюсь петь или выступать. Мне нравится, мне близко это, вот и все. Например, терпеть не могу её слушать, ненавижу Мадонну. Но когда я её вижу, мне нравится, как она работает. От настроения также зависит. Беда новых групп в том, что они быстро сдыхают, раз — и нет их. Мне нравились Limp Bizkit, Killers, Nightwhish.  Мне нравится группа «Ленинград» — это те люди, которые поднимают мне настроение.

Думаю, что этот вопрос будет интересен не только мне, но и нашим читателям. Как сделать так, чтобы почта России работала быстрее и лучше?

Быстрее? Чтобы почта России занималась почтой и всё, а не коммерцией; тут какой-то продмаг скоро будет. Зайди в будний день и посмотри, что там продают: и конфетки, и шоколадки, и лампочки. Но всё же почта есть почта, надо заниматься своим делом.