1163

Эксперимент: открыть пиво в магазине в часы запрета

Григорий Фрес

С 1 августа 2015 года в городе не продают «синьку» после 17-00 в связи с региональным законом «О мерах по ограничению потребления алкогольной продукции на территории Самарской области». Редактор по дерзости «Большой Деревни» Григорий Алкогольный отправился в крупные сети супермаркетов, чтобы узнать, что будет, если открыть бутылку горячительного после часа Х. Согласно букве закона, за порчу товара вы должны выплатить его полную стоимость, и покупку вам обязаны отдать. Редакция настоятельно рекомендует не повторять эксперимент, чтобы не пойти по статье КоАП 20.20 «Потребление (распитие) алкогольной продукции в общественных местах».

«Магнит»

Гипермаркет на Ипподроме

Прилавки с крепким, вином и пивом обмотаны красно-белой лентой так, что к ним не подобраться. Но я замечаю холодильник с пивом, который забыли оградить от покупателей. Открываем первую попавшеюся бутылку и с опаской идем на кассу. Кассир, видимо, уставшая каждый раз рассказывать покупателям о новом законе, говорит: «Да сколько раз можно повторять: в воскресение после пяти не пробиваем!» На моё: «А я уже открыл», она тяжело вздыхает и звонит администратору. Тот приветствует нас фразой: «Ну, вы что, совсем дураки? Знаете же закон». Вру, что не местный, с Воронежа, и законов самарских не знаю. Администратор ведет нас к стойке консультации клиентов.

 — Галь, свободна? Иди, помоги.

 — Что, украли что-то?

 — Да, нет, бутылку пива окрыли, засранцы, — говорит с улыбкой администратор и дублирует Гале мою историю про Воронеж.

 — Сейчас мы штрих-код отсканируем, ты оплатишь, а мы с утра пробьем, окей? — зачем-то спрашивает он, как будто у меня есть выбор.

 Киваю головой и отдаю 45 рублей. «Пиво можешь забрать, только в магазине не пей, а то загребут за распитие, у нас с этим в Самаре строго».

«Ашан»

ТРК «Космопорт»

Здесь так же, как в «Магните», после 17:00 работники закрывают все прилавки и холодильники с алкоголем красной-белой лентой. После длительных поисков я нахожу холодильник, где всё-таки можно взять пиво. На кассе меня снова встречает раздражительность и недоумение работников:

 — Ты зачем открыл? И что делать теперь?

Вызывает бригадира. Тот рассказывает о новом законе, выражая свое недовольство сначала нашим поступком, потом самим нормативным актом, а после и губернатором. Кроме поучительных слов, женщина ничего толком не сказала и позвонила старшему охраннику. Снова: «Вы что, закон не знаете?!», и снова мое вранье про Воронеж. Меня ведут в комнату охраны, и грозят полицией за распитие в общественном месте — жду неприятных приключений. В комнате ко мне отнеслись понимающе и в итоге отказались от вызова сотрудников правоохранительных органов. Пока старший охранник ходил узнавать к начальству, что со мной делать, другой сотрудник службы безопасности следил, чтобы я никуда не убежал из комнаты. Попутно он рассказал, в каких ларьках поблизости можно затариться «синькой» круглосуточно. Старший вошел со словами: «Так, сейчас оплачиваете 28 рублей и уходите». Даю 50 рублей, но сдачи не получаю: мол, мы не касса, размена нет. Собираюсь уходить, беру банку, но охранник не разрешает. Я делаю последний жадный глоток и под крики: «Ты че?! Нельзя!», оставляю пиво и убегаю.

«Карусель»

Молл «Парк Хаус»

 Здесь никаких лент и даже письменных уведомлений о новом законе не было. Обилие камер наблюдения немного смущало, но не настолько, чтобы отказываться от эксперимента. Пиво я открыл, и из-за огромной очереди почти выпил его. На кассе история повторяется: вызов администратора, мое уже до мелочей продуманное вранье про Воронеж, рассказ про закон, опять перетекший в выражение недовольства губернатором, которое подхватила скопившаяся за нами очередь. Меня снова ведут в комнату охраны, банку убирают в пакет и просят оплатить 42 рубля. Отдаю деньги и спрашиваю:

— А забрать-то пиво можно?

 — Нет! Вон на Фадеева разливайка есть, там продают.

 — Ну, можно я хотя бы глоток сделаю?

 — Нельзя,— говорит администратор и завязывает пакет. — Завтра приходи после десяти и забирай банку.

«Перекресток»

ТЦ «Айсберг»

В «Перике» прилавки были открыты, объявлений тоже не было, люди подходили и складывали пиво в корзины, не зная, что на кассе им придется отказаться от вечера в компании бутылочки пенного. Им — но не мне. Открываю пиво и иду оплачивать. Кассир, видимо, по привычке сначала смотрит в мой паспорт и только потом вспоминает, что сегодня она после пяти не пробивает. Тут все получилось быстро, обошлось без нравоучений. Она позвонила какому-то мужчине (ни бейджа, ни формы на нем не было), тот пришел и крайне строго спросил: «Ты специально!?» Отвечаю заученным враньем про Воронеж, на что мужчина просит паспорт и по прописке понимает, что я обманываю. Пришлось импровизировать: стал рассказывать, что учусь в Воронеже, но родом из Самары и раз в полгода приезжаю к родителям. Он то ли поверил, то ли «забил»: «Так, оплатите 53 рубля на кассе и больше так никогда не делайте, поняли?» Отдаю сумму, с разрешения кассира забираю банку и удаляюсь в мир пенно-алкогольных грез.