487

А цыган идёт, куда воля ведёт

Матвей Горячев
Все фотографии предоставлены юристами АДЦ «Мемориал»

8 апреля весь мир отмечает, а по большей части игнорирует, Международный день цыган. Мы встретились с юристами (табор-менеджерами) антидискриминационного центра «Мемориал» и узнали всё, что могли про цыган, их проблемы и конокрадство.

Инесса и Пётр, юристы «Мемориала»:

– Пётр, как я понял, ты в Самаре прямиком из Питера? Какова цель твоего визита?

–  8 апреля отмечается международный день цыган, который утвердил международный съезд цыган в 1971 году. Мы приехали в школу №52, где организовывался праздник − в нём принимали участие как русские школьники, так и цыгане. Была культурная программа и рассказ про историю цыган. Кроме того, что это был радостный праздник, хотелось бы, чтобы в результате таких мероприятий в школе повысился бы уровень толерантности. А что касается юридических вопросов, хотелось бы разобраться с ситуацией по сносу домов и просто пообщаться с народом.

– Чем занимается ваша организация «Мемориал»? Юридической помощью, поддержкой цыган?

– По сути, да: юридической и социальной поддержкой. АДЦ «Мемориал» – это организация по борьбе с дискриминацией в любых сферах: расовой, гендерной. Цыганское меньшинство в нашей стране очень уязвимо. Они живут на отшибе, власти их не замечают, общественных организаций, которые занимались бы этим достаточно сложным контингентом, практически нет. Сначала мы стали развивать мониторинг положения цыган, а потом это переросло в юридическую поддержку. Сейчас развиваются школьные и студенческие проекты.

– «Мемориал» явяляется некоммерческой оргнизацией, да? Хотелось бы утончить текущее положение дел, в свете проверок, которые проходят сейчас?

– Да, мы благотворительная некоммерческая организация. И очень жаль, что проверки отнимают много времени и сил. Законопроект, а теперь уже закон, существует в каком-то непонятном юридическом поле. Согласно закону об «иностранных агентах», чтобы нас считать «агентом», мы должны выполнять два условия: первое – вести политическую деятельность, второе – получать зарубежное финансирование. Политической деятельностью мы не занимаемся: все наши проекты – благотворительные. Есть ещё закон, запрещающий американское финансирование, но у нас его и так нет.

Инесса – самый красивый табор-юрист

– И что, в таком случае, от вас нужно?

– Трудно сказать, есть разные объяснения. Кто-то говорит, что это акция устрашения, имеющая целью парализовать работу гражданского общества. Ведь некоммерческим организациям будет трудно оплатить штрафы, которые им может выписать пожарная или санитарная инспекция. Если хотят остановить какие-то политические процессы – то это опять же не к некоммерческому сектору, который решает экологические проблемы, помогает бедным, бездомным, больным.

– А какие основные направления вы развиваете в данном формате работы с цыганами?

– Это, грубо говоря, принцип неких юридических клиник. Лично я безвозмездно оказываю им юридическую помощь в получении паспортов, свидетельств о рождении, веду судебные процессы, связанные с этим. Также мы выявляем и воздействуем на случаи полицейского произвола, необоснованное насилие и насилие на почве дискриминации. Когда ты идешь по улице и у тебя в кармане нет паспорта, вероятность быть остановленным полицейским в 28 раз меньше, чем у любого из цыган. В УФМС нам прямо говорят: «Цыгане? Пошли вон!». Не потому, что бумажек каких-то нет, а по дискриминационным признакам. В этом и заключается работа: ты приезжаешь в табор, узнаёшь проблемы цыган и пытаешься найти пути решения этих проблем. В конце концов, это ведет к социализации, к ознакомлению с правами, которыми они обладают. На самом деле, большая часть из них – граждане, не умеющие, не знающие как отстоять свои права и не имеющие возможностей к тому.

– А критерии гражданства зафиксированы?

– Да, всё регламентировано федеральными законами.

– Вы отслеживаете дальнейшую судьбу своих заявителей?

– Конечно. Когда они получают паспорт, то начинают чувствовать себя правообладателями и потихоньку они начинают соображать, как они могут применить свои права. В основном, устраивают детей в школу, устраиваются на работу. Как правило, это сбор металлолома или строительные работы, идут работать водителями – это уже ступенька повыше.

– Сколько человек огражданили?

– Успех моей работы не в количестве полученных ими паспортов. Сейчас я хорошо представляю себе механизм работы, который помогает решать им насущные проблемы: и юридический, и не юридический. За последний год было получено порядка 10-15 паспортов и примерно столько же свидетельств о рождении.

Петя со своими подопечными

– Расскажи подробнее о школьном проекте. Насколько я знаю, с вашей помощью был сформирован цыганский класс.

– Год назад я начал проводить мониторинг областных поселений и стал выяснять основные местные проблемы. Всё было как обычно: свет, вода. Но на Красном Пахаре выяснилось, что ни одно поколение цыганских детей ещё никогда не ходило в школу. Именно с этого начинаются все проблемы цыган, когда из-за неграмотности ты не можешь получить паспорт или устроиться на работу и попадаешь в криминальную среду. Именно поэтому мы решили поставить первостепенной задачей реализацию права на образование, которое им гарантированно конституцией, международными соглашениями и декларациями. Так мы сформировали первый класс из ребят по возрастному критерию и договорились с администрацией школы №33. Здесь присутствует элемент некоторой сегрегации, но сейчас он необходим, так как цыганские дети по уровню своей подготовки не могут пока что учиться с русскими детьми. И тот результат, который мы видим сегодня, буквально через год, это небо и земля. В этом огромная заслуга преподавателей и директора школы. Они настолько профессионально и добродушно отнеслись к этой проблеме, ощутили весь ужас ситуации.

«На Красном Пахаре выяснилось, что ни одно поколение цыганских детей ещё никогда не ходило в школу»

Ведут ли органы государственной власти работу по этому направлению?

– Если говорить о Питере, то там уровень сознания чиновников дошёл до того, что реализуются некоторые меры, например, обучение русскому языку. В городе висят таблоиды с номерами телефонов, приходите, мол, на уроки русского языка. В Самаре этого нет, и когда появится – непонятно. Зато репрессивная машина заточена в отношении мигрантов так, что они шага лишнего не могут сделать. И им приходится идти в диаспоры, куда ещё?

– А зачем вообще существуют диаспоры?

– Диаспоры, в силу своих возможностей, занимаются адвокатированием каких-то вопросов и лоббированием собственных интересов. В Питере это делается людьми, которые приехали сюда в 90-х, социализировались и сейчас могут заниматься вопросами школьного образования детей мигрантов. Но на фоне тех возможностей, которые они имеют, сил и ресурсов помочь каждому не хватает.

– Пётр, ты как-то рассказывал о том, что люди, занимающиеся попрошайничеством на улице, это не цыгане. Расскажи подробнее.

– Да, это не совсем так. Честно говоря, даже у нас до сих пор возникают споры на эту тему. Ситуация с цыганами достаточно интересна в плане этнографии. Во-первых, люди, толпы которых мы видим на улице, могут и не быть цыганами. Во-вторых, генеалогия их настолько разнообразна по своему образу жизни и языку, что нельзя говорить о них в общем. Так, негативный образ цыган в Самаре создают мамаши с детьми. Эти люди сами себя называют «мугад», мы их называем «люли», они себя позиционируют как цыгане из Таджикистана, но при этом они не являются особым видом цыган. И при всём при этом у них крайне катастрофическая ситуация, мало того, что они мигранты, они ещё и цыгане. И здесь у них уже нет никаких условий к существованию.

– Каким образом табор выбирает свое место стоянки? Как там живут люди? И что с ними происходит после получения гражданства?

– Почему городские цыгане оказались под Кировским мостом – я не знаю. Наверное, потому что это далеко от центра, рядом есть рынок – место большой проходимости, больше шансов погадать или просто заработать и, наверное, под мостом жить удобнее, потому что на тебя вода не потечёт. А если мы берём условия отдельных поселений, то можно рассмотреть цыган-котляр (отдельная группа молдавских цыган), живущих в Смышляевке, Стромилово, Красном Пахаре, которые считают себя самыми цыганами-цыганами, которые ещё не орусели. Изначально, в 90-х годах, бароны, которые были живы, обращались в местную администрацию с просьбой выделить им участки земли под жильё, тогда им было дано разрешение на строительство 4-5 домов для цыганских семей. Потом начали подъезжать родственники, стали рождаться дети и поселения разрослись. И с ними нам как раз и приходится работать.

– Почему цыгане-котляры считаются самыми цыганистыми?

– Потому что у них больше всего сохранены традиции. Так, у цыган-котляр женщина не может подниматься на второй этаж, это связанно с длиной юбок и гигиеной. Считается, что грязь с одежды будет проникать на первый этаж, туда, где готовится пища. И по внешнему виду их легко отличить: котлярки обязаны носить одновременно две юбки до пят в силу традиций.

– А что насчёт такой традиции, как торговля героином?

– Что касается цыган-котляр, то это абсолютнейший миф. Во-первых, они набожные люди, христиане, и наркотики для них табу. Они будут строить туалеты, вести прочие дела, но никогда не займутся наркоторговлей. И, если бы цыгане-котляры на самом деле торговали наркотиками, то они бы не жили в тех домах, в которых сейчас живут. Их уровень дохода был бы повыше.

«Сколько раз просил меня загипнотизировать, у них ничего не получается»

– А конокрадство?

– Конокрадство – тоже легенда из древних времен. По одной версии цыгане вышли из Индии, где существовала кастовая система, поэтому их сообщество было поделено на касты: кузнецы, жонглёры, медведеводы, коневоды. И, возможно, были случаи воровства среди тех, кто занимался коневодством. А что касается котляр, то они вообще близко к коням не подходили, потому что им это запрещено.

– Зато гипноз почему-то не запрещён?

– Гипноз? Сколько раз просил меня загипнотизировать, у них ничего не получается. Я слышал какие-то истории от знакомых, когда кто-то отдавал деньги и называл это гипнозом. Мне кажется, что взять машину в кредит и выплачивать по нему 300 лет – точно такой же гипноз. Тут виноват сам человек, который обращает на это внимание. Есть банковский гипноз – это то же самое. Богатым будешь, любовь найдешь, жену себе найдешь, только дай денег.

– Случаются ли служебные романы на работе?

– Нет, служебных романов не случается, потому что здесь с традициями опять же очень строго. Нет табу на то, чтобы цыган женился на русской, но это не приветствуется. Табу здесь, если цыганка выйдет замуж за «гаджи» (не цыгана), так как тогда её дети уже не будут цыганами, и это позор на весь род. Плюс после замужества женщина обязана переехать в дом мужа, и если это не цыганский дом или табор, то род обрывается.

– Совпадают ли образы цыган из фильмов Кустурицы с реальными цыганами?

– Нет, не всегда. Если мы говорим о кинематографе, то лучше посмотреть фильм Тони Гатлифа «Korkoro» или его же фильм «Gadjo dilo», который обожают все цыгане и требуют с меня диски, считают их очень большим подарком. Образ, созданный Эмиром Кустурицой – романтизированный. Он создал цыгана, у которого нет проблем. Всё совсем не так.

– Обычай показывать простыню новобрачных ещё существует?

– Не могу сказать точно. 100% есть традиция после первой совместной ночи жениха и невесты на второй день свадьбы варить свиную голову – в знак того, что всё прошло успешно. Нас уверяли, что плохо не бывает.

– Петь, скажи что-нибудь по-цыгански?
– Тэ авен бахтале зурале! (Желаю всем здоровья и счастья). Тэкарэл одел ми што (Пусть Бог тебе сделает хорошо).

 

 Света

Света

волонтёр «Мемориала», рассказала нам о своих впечатлениях о работе с цыганами:

– Расскажи о своей должности в этом проекте.

– В данном проекте я занимала должность представителя. Моей задачей была подготовка документов и отчётов юридического характера. Не уверена, что у всех есть свидетельства о рождении. Работали, в основном, дистанционно.

– Табор-менеджмент – это сложно?

– Сложно в плане общения и культурного понимания. Сложно добраться до нужного места. В остальном – это интереснейшее занятие. Благодаря такому контрасту очень многое узнаёшь о себе. А в плане общения, когда меня представляли жителями табора, многие поставили на мне ярлык жены Петра.

– Расскажи о своей первой поездке к цыганам.

– Была осень, неприятная погода, бездорожье. И впечатления мои были сравнимы с шоком. Так как в моей голове среднестатистической волжанки было представление о цыганах как о мошенниках, драгдиллерах и прочее. Ну и я, одетая самара-стайл, заходила в дома, которые как из сказки «Три поросёнка». Картонные стены, деревянных перекрытий нет – ужасно. Вместо обоев – какая-то клеенка. Есть только то, что необходимо для жизни. И при этом очень тепло. Дети босиком бегают. По какому-то волшебству появился чай, плюшки. Я видела как живут бедные, и в других странах в том числе, но при этом у цыган абсолютно позитивное ощущение к жизни, нет ни крика, ни ора, ни мата. Кажется, что они расслабились до такой степени, что им удобно так жить. Именно поэтому некоторые считают, что помогать им не надо.

«Часто цыгане придумывают себе русские имена. В Смышляевке был Михаил, а после выяснилось, что его зовут Ноно Михайло»

– Цыгане всегда у меня остаются со знаком плюс, по адекватности в общении, работе. Иногда они, правда, абсолютно непонятно изъясняются, примерно как в фильме «Большой куш». Часто цыгане придумывают себе русские имена. В Смышляевке был Михаил, а после того, как он отдал мне документы выяснилось, что его зовут Ноно Михайло и какое-то среднее имя. Было ещё одно классное имя – Ромашка. Когда достала фотоаппарат, чтобы отснять документы, чувствовала себя, как Бонифаций перед детьми. А когда мне не предложили погадать – было как-то даже обидно.– А тяжело найти с ними общий язык?

– Чего нельзя делать в цыганском клубе?

– Представляешь, у «Мемориала» есть специальная книжка, некий кодекс поведения во время работы с цыганами, там всё написано. Нужно соблюдать дресс-код: длинная юбка, ниже колен. Юлить не надо, идти на ухищрения тоже, цыгане очень хорошо понимают, чего от них хотят.

В чем секрет отсутствия загадочного российского волонтёрства?

– В том, что людям не объясняют, для чего нужно просто так проявить свою волю. От чего ты должен получить удовлетворение в итоге. Даже если это помощь кому-то конкретно.

 

Официальная группа самарских цыган ВКонтакте