668

Хороший «товарищ»

Катя Рассказова

Для тех, кто открывает окно браузера чаще, чем форточку, телевидение прошлого стало своеобразным культом: наивное, смешное, иногда дикое, но начисто лишённое правил, штампов и политкорректности, которые убивают всё живое в современных эфирах. В этом смысле самарская телестудия «Товарищ» представляет особый интерес: вчера ей исполнилось 45 лет и своего задора она не растеряла. Вместе с коллективом и выпускниками ТСТ «Большая Деревня» вспоминает лучшие моменты старейшего детского телевидения страны.

45 лет – не слишком большой возраст для человека, но для редакции – это очень много. Посудите сами, на отечественном телевидении подобных проектов раз и обчёлся: «КВН», «Человек и закон», – вот и всё, пожалуй. Накануне юбилея «Большая деревня» встретилась с коллективом телестудии: Лилией Ивановной Тарасовой, бессменным руководителем телестудии и со Светланой Белебеевой и Валерием Владимировичем Анненковым – главными режиссёрами передач.

БД: Стандартный вопрос юбиляру: сорок пять лет в деле – это много или мало?

Светлана Белебеева: Было время, мы даже активно занимались тем, чтобы зарегистрироваться в книге рекордов Гиннеса, как единственная детская передача-долгожитель. Тот же «КВН», отмечая своё пятидесятилетие, немножко лукавит, засчитывая выпавшие года, а у нас не было ни одного года пропуска. Нет ни одной действительно детской передачи, кроме нас, которая существовала бы сорок пять лет.

БД: На момент основания вы были очень смелым, можно сказать, революционным проектом.
Лилия Тарасова: Когда мы открывались, это был единственный канал на куйбышевском телевидении, где ещё не было релейной линии, поэтому мы выходили в прямой, живой эфир. С одной стороны, это очень ответственно, а с другой – все невольно смотрели, все обращали внимание. Сейчас просмотры нужно как-то заслужить, добиться этого, вывернуться, чтобы в череде многих передач тебя заметили, особенно юные зрители.
С. Б.: Когда ездишь на съёмки сейчас, всё нужно обговаривать. Чтобы снять детей в детском саду, нужно написать сто пятьдесят бумажек и обзвонить сто пятьдесят непонятных людей, чиновников, согласовать всё. Раньше, наоборот, давали чуть ли не сопроводительное письмо о содействии телеканалу.
Л. Т.: И со школами то же: раньше нам везде была открыта дверь, а сейчас обязательно нужна бумага из департамента образования, а пока ты всё это согласовываешь и утверждаешь, тема уже уплыла далеко-далеко, остаётся догонять.

БД: Было ли у вас тогда, 45 лет назад, представление о настоящем телевидении несоветского образца?
Л. Т.: Что касается меня, то до этого я пять лет проработала в пермском крае, в аналоге телестудии «Товарищ». Тогда я была совсем ещё молодой, и для меня эта работа была просто жизнью. Мы вместе с коллегами и детьми пили и ели из одного котелка, летом ходили в походы на приполярный Урал, сплавлялись на плотах, гоняли телят на олимпийские луга, помогали геологам искать алмазы, и еще, вдобавок ко всему, старались заниматься каким-то общественно-полезным делом. Тогда были популярны плоты «Кон-тики», и мы тоже соорудили такой и поплыли по уральской реке.
Это было единственное телевидение на весь западный Урал, и встречали наших детей, как космонавтов: мы ставили спектакль, и когда дети шли, их осыпали цветами. Нужна самоходка по реке? – Пожалуйста! И не считали, сколько топлива для лодки на это уйдет, не важно было, что сотрудники нас куда-то повезут, вместо того, чтобы работать. Были человечнее, что ли. Потом телетеатр закрылся, в связи с приходом радиорелейной линии из Москвы, а мы с мужем переехали в Самару и по аналогу решили создать телестудию «Товарищ». Я лично до сих пор убеждена, что ровесник с ровесником всегда быстрее найдет общий язык. Совсем другое дело, когда мальчик рассказывает девочке, или девушка – парню о том, что их взаимно интересует.

 БД: Как проходят занятия у вас в студии? Как удаётся сохранять популярность и удерживать внимание детей, когда количество каналов информации стало неисчислимым, а детский досуг таким разнообразным?
Валерий Анненков: Об актуальности детского телевидения и наших передач лучше спросить у самих детей: маленьких, средних, взрослых – если им это не интересно, мы можем говорить, что угодно. У нас нет учеников и учителей, мы все друзья, сотоварищи, с которыми делаем общий телевизионный продукт, потому что ни одной передачи нельзя сделать одному, над ней работает команда. Наша состоит из взрослых и из детей разного возраста – смотря для кого передача.

Фото: Настя Кулагина Слева направо: В. Анненков, С. Белебеева, Л. Тарасова

БД: Какие у вас вступительные экзамены? Как понимаете, кому из детей нужно дать шанс?
С. Б.: Сейчас мы проводим кастинг раз в пять лет, и у нас была такая ситуация однажды, когда конкурс составлял пятнадцать человек на место – дворец, где мы занимаемся, трещал по швам от огромного количества претендентов. Сначала мы запускали по одному, потом по пять, потом по десять, потом по пятнадцать человек – анкеты лежали высокими стопками. После трёх этапов кастинга, когда всех детей уже набрали, мы поехали снимать сюжет про мальчиков, которые играют на барабанах. И один из этих мальчиков так нам понравился, что мы с Лилией Ивановной подумали, какой же классный, нужен нам в студию. Мы к нему подходим, говорим, Никита, так и так, а он нам: «Знаете, а я же ведь был на кастинге, а вы меня не взяли!» Мы долго перед ним извинялись тогда, в этом году он – выпускник. Очень часто бывает, что ребят мы находим случайно. Моя любимая история произошла, когда мы еще были на «Скате». Там проводили экскурсии для школьников, как раз когда у нас был монтаж, зашли человек тридцать шесть детей, мы задали какой-то вопрос детям, и один мальчик очень активно отвечал, мы переглянулись и позвали его в воскресенье на занятие.
В. А.: Представьте себе, что приходит сто человек. Каждому из них нужно уделить хотя бы пять минут, за которые невозможно понять человека. А теперь поставьте себя на место того ребёнка, которого будут допрашивать через три, четыре или в конце пятого часа ожидания – он уже не сможет ничего показать, это суровая реальность. Многие выпускники, вспоминают, что прошли отбор не с первого раза – приходили ещё.
Л. Т.: Раньше мы никогда не спрашивали, о родителях, о воспитании, а теперь спрашиваем. Не так важно, чтобы приняли мы ребёнка на экзамене – важно, чтобы его приняли своим коллективом дети. Бывает так, что дети противятся, хотя нам человек страшно нравится. Бывало, и уходили из-за этого ребята. Народная артистка, Ольга Шебуева пришла к нам поступать под псевдонимом Орлова, потому что не хотела, чтобы ее приняли только потому, что её бабушка и дедушка были народными артистами Советского Союза. Она нам призналась только через несколько занятий.

БД: Через студию прошло уже несколько поколений. Что отличает этих людей от остальных? Чувствуете какую-то ответственность, участие в их судьбе?
С. Б.: Ответственность больше сами выпускники чувствуют, потому что носить на себе звание выпускника телестудии «Товарищ» – очень большая гордость. Когда они чего-то добиваются, становятся известными в своей сфере, то с обязательно говорят о том, что они наши выпускники. Сейчас, не как раньше, когда была целая детская редакция и многие потом оставались работать на ГТРК, но мы стараемся восстановить эту систему внештатных сотрудников, и я не совру, если скажу, что около пятнадцати выпускников, имея основные профессии журналиста, актёра, хореографа, приходят и занимаются с детьми внештатно.

БД: Кто и что вдохновляет вас?
Л. Т.: Зарплата маленькая, особо не погуляешь, поэтому всегда – дети. Знаете, какая-то любовь к ним, наверное, мы – это модное слово сейчас – волонтёры.

Мы пролистали все пожухлые страницы фотоальбомов телестудии «Товарищ», чтобы вспомнить её самых заметных выпускников.

Все архивные фото- и видеоматериалы предоставлены телестудией

Самый первый спектакль ТСТ – «Девочка-апрель». На фото мальчик, который стал врачом-патологоанатомом. Один он курс отучился на актёра, а потом поступил в медицинский. Наталья Чуркина, актриса театра, в Магнитогорске, рядом с ним.

 

«Три шпаги на троих» – Александр Дубина, актёр, закончил ГИТИС вместе с Ольгой Шебуевой. Сашу просто увидели в школе и спросили: «Слушай, не хочешь провести передачу?»

 

Иван Демидов – замминистра культуры РФ. После его назначения в телестудию звонили из многих газет и журналов – Москва стояла на ушах и телефоны разрывались. Он сыграл во многих спектаклях, пришёл в пятом классе.

 

Алексей Крылов – главный продюсер ГТРК Самара. В «Товарищ» пришёл во втором классе и до десятого занимался в ТСТ, работал режиссёром, а потом ушёл на повышение. Алексей Крылов, Иван Демидов и Владимир Сухов (актёр самарского драмтеатра) маленькими были лучшими друзьями. Даже этюды они готовили сначала дома, а потом показывали в студии.

 

     Константин Суев, режиссёр документальных фильмов на Первом канале.

 

А. Альтшуллер, хирург, работал в СОКБ им. Калинина, а сейчас живёт и работает в Израиле.

 

Ольга Король, знаменитая телеведущая, работала на ГТРК около 40 лет, а попала на телевидение в 13 лет, поступив в ТСТ.

Эдуард Успенский приезжал в ТСТ несколько раз, рассказывал про своих героев, показывал мультики, которых ждали дети у каждого телевизора.

Алексей Крылов

Алексей Крылов

главный продюсер ГТРК Самара

«Я начал заниматься в ТСТ только со второй попытки. Первый раз меня, первоклассника, привели вместе со старшим братом на занятие, потому что не с кем было оставить дома. Выдержал полтора часа, очень устал и заявил, что ноги моей здесь больше не будет. Но уже через год я увлекся творчеством, выучил стихотворение с голубой грампластинки «Кругозор», передачи «Радионяня» и сам пришёл на отбор.

Меня взяли, это был октябрь 1972, и с этого момента начались девять лет занятий в телестудии. Они определили не только мою профессию, но всю жизнь и судьбу. Для нас, студийцев, каждое воскресенье было как глоток воздуха.

Забавных историй с занятий, съёмок было очень много, сходу вспоминаю эту: когда ещё не было передач в записи и всё выходило в прямой эфир, на студии всегда шёл наш «Детский человек», а потом сразу блок новостей, которые читал диктор. Нам нельзя было сразу выйти из студии после окончания нашего эфира, чтобы не шуметь, ведь всё было слышно. И мы, маленькие дети, сидели, не дыша во время новостей. Новости завершались прогнозом погоды и помню, как диктор говорит: «Завтра нас ожидает -25*С, поэтому начальная школа, с 1 по 4 классы – не учится». И мы закричали, обо всём забыв от радости.

Закончив телестудию, я пытался поступить поступить в ГИТИС на актёрский факультет, и даже прошёл два отборочных тура, чем очень гордился, но, на третьем неожиданно меня срезали, сказав, чтобы попытался ещё через год. Это был страшный удар после стольких передач с моим участием и ролей в спектаклях «Товарища». После этого прошёл год, я поступил на истфак в Самаре и снова пришёл на телевидение, на работу в «Товарищ». Об актёрстве забыл и могу сказать спасибо приёмной комиссии ГИТИСа за то, что тогда не разглядели во мне артиста. На телевидении у меня всё получается гораздо лучше».

Александр Шаляпин

Александр Шаляпин

резидент Сomedy Сlub Рroduction

«Друг нашей семьи, Ванда Павловна Оттович, ведущая актриса самарского драмтеатра, привела меня в ТСТ. На экзамене я читал стихотворение, басню и прозу, что именно – не помню. Вообще, я с детства был окружен самарской актёрской богемой.

«Товарищ» очень помог мне в профессиональном плане, телестудия – это бесконечные актёрские этюды, сейчас я делаю то же самое и получаю за это деньги.

Я выступаю в жанре stand up comedy, стал победителем фестиваля «Большая разница» в Одессе, в 2011 году, в номинации альтернативная пародия, а также снимаюсь в кино и телесериалах.

Мой главный педагог – Ольга Валентиновна Суздальцева, но я вспоминаю всех: Игоря Гольдина, которого, к сожалению, больше нет, Андрея Волкова, а Лилия Ивановна – наша мама.

Самые яркие воспоминания связаны со спектаклем «100% надежды». В нём я снимался в майке Depeche Mode, чтобы когда спектакль вышел, другие фанаты это увидели. И правда, когда я потом познакомился с самарскими фэнами, они вспоминали это. Ещё там есть сцена, где я слушаю Депешей: их поклонником я остаюсь до сих пор, и через спектакль я выразился как депешист.

Горжусь тем, что я выпускник ТСТ, без неё вряд ли я был тем, кто я есть сейчас, студия научила идти вперёд, верить в свой талант и никогда не сдаваться. Это очень помогает в Москве».

   Ссылки по теме:

     • Сообщество выпускников телестудии «Товарищ» Вконтакте

Орбита-4: телевидение нашего детства «До 16 и старше», программа «Взгляд» и бэст оф Леонид Якубович