3066

Самарская семинария: как учатся будущие священники

Текст: Любовь Саранина Фото: Денис Сарбаев

Каждый год в Самаре появляется двадцать новых священнослужителей — именно столько выпускников ежегодно выходит из дверей Самарской духовной семинарии. На волне популярности сериала «Молодой папа» редакция «Большой Деревни» решила узнать, как на самом деле живут и чему учатся юные священники. Правда ли, что сразу после выпуска нужно жениться или идти в монахи и вечно оставаться одиноким? Как стать рукоположенным, если твой отец — мусульманин? Действительно ли в семинарии строго, как в казарме? Рассказывают сами семинаристы.

К богу
через трудности

Сегодня в России работает тридцать шесть семинарий — каждый год этот список увеличивается на один-два пункта. Самарская считается одной из самых продвинутых в стране, — во многом, за счет хорошего финансирования. Здание из красного кирпича расположилось в сердце делового центра — на Радонежской, 2, и выпускает пастырей с 1994 года.

Сегодня на очном отделении обучается около семидесяти юношей, и еще порядка ста пятидесяти — на заочке. Ежегодный набор небольшой — на первый курс зачисляют 15-20 человек, решивших связать свою жизнь со служением. По словам заведующего магистратурой протоиерея Максима Кокарева, наследники духовных династий составляют только четверть от общего числа студентов. Остальные — дети из светских семей. Кстати, сам Максим — внук священника, закончивший семинарию в 2001 году. Его отец смирился с решением сына отучиться на пастора только после того, как тот параллельно поступил на историка в гос.

Илья Василевский 

20 лет, третий курс

Поступление сюда — это не неспособность к чему-то другому, а благая предрасположенность. Так получилось, что мое рождение привело в церковь всю нашу семью. У матери были тяжелые роды, угрожавшие ее и моей жизни, а сам я появился на свет семимесячным — после такого мама пришла в храм и покрестилась. Мы жили духовно: каждое воскресенье меня маленьким носили в храм, затем я сам заинтересовался церковной жизнью. Мама воспитывала нас со старшим братом одна, отец ушел из семьи, когда мне было полтора года.

Когда я не в храме, всегда чувствую разлад с собой. После школы мой духовный отец предложил мне пойти в семинарию, и я согласился, — подумал, что могу найти здесь себя.

Игорь Кариман

18 лет, первый курс

Я сирота: отец с детства не принимал участия в моем воспитании, а мама умерла, когда мне было одиннадцать лет. Меня воспитывала двоюродная сестра. В шесть лет, по настоянию матери, меня крестили в женском монастыре. В девять лет, когда мама узнала, что в Зубчаниновке при храме есть воскресная школа, отдала меня и туда. Когда она умерла, приход заботился обо мне, оказывал мне поддержку, в том числе и материальную. Через год настоятель храма принял меня алтарничать.

В 16 лет я как-то охладел к вере: не было благоговения, да и лень было в храм ходить, в общем, думал о другом, хотел даже после школы поступать в педагогический на иностранные языки. Но через год у меня появился друг-семинарист, который позвал учиться на пастыря, и я истолковал его приглашение как путь, к которому призывает Господь. Так я вернулся в храм.

В семинарию попадают и дети из благополучных полных семей. Протоирей отмечает, что зачастую студенты, пришедшие в семинарию из неверующих семей, гораздо сильнее ощущают ценность своего поступления.

Владимир Рафиков

23 года, первый курс

Моя мама — светский, невоцерковленный человек, и когда я пошел в храм, она отнеслась к моему выбору со скепсисом. Зато сейчас, случись какая ошибочка во время моего приезда домой, уже дает мне наставления вроде «Ты же будущий священник, веди себя подобающе». Отец и бабушка — мусульмане по вере — тоже сначала противились моему выбору, но скоро утихомирились.

К религии я пришел в 17 лет, в храм начал ходить, учась на втором курсе горно-технического колледжа в Кумертау. Посещал как прихожанин, потом батюшка разрешил мне звонить в колокола. Затем я стал учиться читать на церковнославянском, петь на клиросе, стал вроде дьякона при владыке.

У меня была возможность пойти и в высшую школу милиции, и в военно-медицинскую академию, и в кулинарку. Первые полгода в храме я думал, что все-таки стану поваром: у меня с детства была мечта открыть свой небольшой французский ресторанчик. Но потом я углубился в служение и эту идею забросил. Стал читать духовные книги, потом отучился в Москве на звонаря онлайн: практические задания записывал на камеру и пересылал по сети. Семинария — моя следующая ступень на пути к Богу.

Экзамен по Божьему закону

Поступить в семинарию может практически любой православный — для этого достаточно разбираться в религии на уровне воскресной школы. По словам заведующего магистратурой, берут почти всех, а в этом учебном году семинария даже объявляла дополнительный набор. Единственный мощный фильтр при поступлении — рекомендация духовника, который несет ответственность за своего воспитанника.

Максим Кокарев

Протоиерей, заведующий магистратутой

В девяностых наше образование было в диковинку. Приходили люди без опыта церковной жизни, брали почти всех. Сейчас мало что изменилось — из-за демографической ямы девяностых страдают все вузы: студентов мало, уровень слабый. Год назад мы решили отправлять нулевых ребят на подготовительный год, чтобы подготовить их до уровня первокурсника.

На вступительных абитуриенты сдают экзамен по Закону Божьему, включающему историю Ветхого и Нового Завета, основы православия, а также знание «базовых» молитв и умение читать на церковнославянском. ЕГЭ не решает: в случае успешного прохождения испытаний на тройку по математике готовы закрыть глаза.

Система обучения аналогична светской — семинария также готовит бакалавров богословия и магистров. Определяющее различие — бюджетные места: абсолютно все семинаристы обучаются бесплатно. Четыре года будущие священники живут на условиях между полным пансионом и казарменным положением: вуз обеспечивает их жильем, четырехразовым питанием и формой.

Кельи расположены по соседству с учебными классами, в каждой — от двух до четырех мест. Комнаты на четвертом этаже — после ремонта, которому позавидовали бы жители обычных общежитий. В распоряжении парней — музей, библиотеки с современной периодикой и фолиантами 1639 года, компьютерный класс и храм.

Исключение за пьянки

Жизнь в семинарии идет по распорядку. К 8-15 утра каждый студент должен явиться на молитву. После — завтрак и пары. В сетке расписания — информатика, русский, английский, латынь, древнегреческий, философия, психология и педагогика. Из церковных уроков — догматическое богословие, церковная история, сектоведение, литургика, пастырское богословие, экономика прихода. В перерыве полдник, обед в 15-00.

Два часа после обеда обозначены как «время послушания», в которое студенты занимаются хозработами. В пять вечера — служба. Свободное время затесалось между ужином и вечерней молитвой: с семи до десяти студенты могут выйти в магазин, кино или просто прогуляться. Выход из стен семинарии в любое другое время возможен только через прошение на имя проректора.

Илья Василевский

20 лет, третий курс

В свободное время ты сам выбираешь, чем тебе заняться. Многие собираются в аудиториях, устраивают богословские споры, разыгрывают сценки: например, я выступаю в них как православный христианин, а мой оппонент — сектант или протестант. Так легче запоминается материал. Часто собираемся в актовом зале, смотрим фильмы церковного характера о старцах. Еще выезжаем в театр оперы и балета на концерты, посвященные государственным и церковным праздникам.

Родители могут увидеться с сыновьями только в свободное послеобеденное время, самарским студентам разрешают самим уходить домой. Иногородним дают ежемесячный отпуск на три выходных дня, которого, впрочем, могут лишить за хвосты. За них же можно вылететь из универа. Еще один повод для отчисления — нарушения дисциплины.

Максим Кокарев

Протоиерей, заведующий магистратутой

Даже самый опытный священник — не рентген и не всегда может опознать в подопечном нарушителя порядка. Не буду врать: были случаи, когда у ребят были проблемы с алкоголем, выпивали прямо в общежитии. После сильных ссор случались и драки. Но за такое отчисляют не сразу: в отличие от светских вузов, у нас сохранилось понятие воспитания и, помимо преподавателей, в семинарии есть инспекция, которая следит за порядком, пытается привести в чувства, вести беседы. Оступиться может каждый, но в случае хамства и рецидива студента не выручит даже отец-священник с громкой фамилией.

МИРСКОЙ БУЛЛИНГ

По словам семинаристов, учащиеся существуют в режиме постоянной взаимопомощи. Но за плечами каждого студента — обычная светская школа, где люди, живущие согласно Божьему закону, нередко подвергались травле. Смирение понималось как слабость, желание стать священником — как глупость.

Илья Василевский

20 лет, третий курс

Христианские поступки часто не понимают в миру. Я ходил в садик при православной гимназии. Там нас учили по основам христианского учения: говорили, что даже если твой ближний делает что-то неприятное, ты должен подойти к нему и сказать: «Прости меня грешного». С таким воспитанием я пришел в обычную школу, одноклассник мне что-то наговорил, а я стал просить у него прощения. Меня на смех подняли. Ребята зачастую пародировали меня. С одной стороны мне было смешно вместе с ними, а с другой — больно: не за отношение ко мне, а к богу. Все расставил на свои места случай: полтора года назад наша одноклассница погибла в аварии, и на поминках ребята извинились за свои насмешки. Они поняли, что никто никогда не знает, что нас ждет.

Владимир Рафиков

23 года, первый курс

Некоторые сокурсники в колледже относились ко мне с насмешкой, спрашивали, осознаю ли я, что теряю. Все же считают, что священники должны сидеть в затворе и только молиться, молиться, молиться. Непонимание угнетало, но постепенно многие изменили свое мнение.

В армии над Вовой тоже подшучивали — по большей мере, по-доброму: называли батюшкой, батяней, батьком. Первокурсник отслужил еще до поступления в вуз, но получить повестку можно и по ходу обучения: семинария находится в ведении религиозной общины, а не государства, а потому учеба здесь не сойдет за отсрочку.

Добровольное монашество

Логическое продолжение духовной жизни после выпуска — посвящение в пасторы. До этого времени семинаристы должны расставить точки над i в личной жизни. Жениться после посвящения нельзя, поэтому путей у будущих батюшек два — вступить в брак до рукоположения или на всю жизнь уйти в аскеты.

Максим Кокарев 

Протоиерей, заведующий магистратутой

Все зависит от желания. На моем потоке монашество принял всего один студент — остальные женились. Если человек решает принять сан в безбрачном состоянии — это поступок, ведь 90% с лишним в православном храме — семейные люди.

Рукоположение совершенно не обязательно. Внутри церкви сейчас нет такого кадрового голода, как в девяностые. Ей больше нужны грамотные миряне, которые могли бы работать в сфере церковного образования и педагогики. Сам я женился еще во время учебы, ушел на заочку, а после окончания был рукоположен. Оглядываясь назад, могу сказать, что предпочел бы жениться позже. У моей жены, правда, другое мнение.

Вова уже сейчас знает — митрополит Уфимский и Стерлитамакский рукоположит его сразу после выпускного. На вопрос о том, готов ли он стать монахом или ускориться с поиском жены, парень смущенно замолкает и уповает на божью волю.

Владимир Рафиков

23 года, первый курс

Детства-то как такового у меня не было (долгая пауза), начать работать пришлось очень рано… Потому я очень серьезно отношусь к институту семьи, хочу создать православную семью, чтобы матушка была, дети, достойная смена. Матушка обязательно должна быть воцерковленной: все-таки она считается не просто женой, а помощницей. Должно быть взаимопонимание. Если человек не воцерковленный, то как он сможет оценить тот или иной поступок?

Невест семинаристы находят в отпусках, соцсетях и в соседнем корпусе — в отдельном здании живут будущие руководительницы хоров, обучающиеся на регентском отделении. Мужской и женский хор регулярно пересекаются на совместных спевках.

При этом в сети существует много способов познакомится онлайн — паблики вконтакте и дэйтинг-сайты для православных. Мода на мужей в церковной рясе в конце нулевых и вовсе стала новым поветрием: сайты знакомств для верующих были забиты фото девушек с подписью «Хочу быть матушкой». По словам Ильи, будущие священнослужители на такие уловки не клюют.

Илья Василевский

20 лет, третий курс

Может, девочки такое и выкладывают, но вопрос в том, какой мальчик, обучающийся в семинарии, зайдет туда. Когда Господь посылает человека, то это божье водительство, испытание нам или помощь. А всякие сайты… Смотреть, выбирать. Мы же не на рынке.

Игорь Кариман

18 лет, первый курс

В вопросе женитьбы важно жить настоящим. Я не тороплюсь и пока никого не присмотрел. Об этом я говорил со своим духовником: он посоветовал мне сначала закончить учебу, а уж там видно будет. Нужно больше думать не о личной жизни, а о своем призвании.