1420

Группа «Хлеб»: «Ютуб — это культ личности»

Текст: Любовь Саранина Фото: Олеся Ши

16 марта в Самаре выступила группа «Хлеб», известная провокационными текстами и стебом над рэпом и свэгом. Трио комиков — Александр Шулико, Денис Кукояка и Кирилл Трифонов — впервые засветилось в 2010 году: тогда на ютубе стартанул их первый успешный проект, блог «ЧтоЗаШоу». Позже парни стали продюсерами сериалов на ТНТ и запустили собственный музыкальный проект. «Хлеб» тоже начинался с ютуба: первая рэп-пародия «Чай. Сахар» появилась в сети в 2013 году и разошлась на цитаты, — сейчас у ролика почти 7 миллионов просмотров на ютубе. В Самаре команда презентовала уже второй альбом: послушать «Белый», по данным организаторов, пришло более 400 человек. Перед концертом мы поговорили с ребятами о том, как сегодня можно стать успешным ютуб-блогером, в какой момент музыка стала настолько меметичной и почему «Хлеб» — это неубиваемый проект.

Говорят, у вас перед концертом произошел некий инцидент.

Денис Кукояка: Мы не успели выйти из поезда на вокзале, и нас увезли в депо. Но сейчас все нормально, понеслась. Вообще, Самара нам нравится, поэтому мы здесь уже второй раз.

Кирилл: Мне больше всего нравится бункер Сталина, — так все туристы должны отвечать, мне кажется.

Александр Шулико: Еще по пути сюда я видел ракету. Завтра хочу сходить в этот музей.

Давайте про ваше творчество. У вас много проектов, кто-то знает вас как продюсеров, кто-то — помнит со времен «ЧтоЗаШоу», куча народу купила билеты на «Хлеб». А какой проект наиболее важен для вас самих?

Денис: Для нас сегодня главное «сегодня», а значит — наша группа. Нам кажется, что это наиболее успешный наш проект, даже если брать то, что мы делали для ТНТ.

Тогда если говорить о музыке: такое ощущение, что она становится одним огромным мемом: главную роль в песнях играют цитаты, которые метят в то, чтобы разойтись по пабликам. Так работают и Шнур, и «Грибы». Вы сами насколько признаете меметичность своей музыки?

Денис: Сложно сказать, разошлось ли хоть одно наше произведение на мемы — по-моему, нет. Наша музыка носит, скорее, событийный характер. На момент выхода песни актуальны и интересны, но в века это не уходит. У «Грибов» все выглядит так же.

Саша: Тем не менее, прошло четыре года, и «Чай, Сахар» не канул в Лету. И так же будет через сто лет, я абсолютно в этом уверен.

Кирилл: В наши треки, как и в мемах, заложен юмор. Основной упор мы делаем на то, чтобы было смешно. Текст и музыка здесь — на второй, третьей и пятой позициях.

Саша: Я бы так не сказал. Над последним нашим треком «Секс с Oxxxymiron» мы работали очень долго, там столько музыкальности.

Долго — это сколько?

Денис: Мы мучились месяц: переделывали музыку, слова. Так сказать, затрахались с «Оксимироном». При этом над каждой песней мы работаем в режиме «приехали-записали»: максимум две-три студийные сессии, когда мы записываем вокал, неделя сведения и все.

Какое место в музыкальном стебе занимает наш самарский самопровозглашенный король Big Russian Boss?

Кирилл: Я бы сказал, мы с ним делим трон.

Денис: Но нужно зайти с другой стороны: сколько вообще юмористических рэп-коллективов и просто музыкальных юмористических коллективов в России? Босс, «Хлеб», может быть, еще «Клик Клак Бэнд», но они уже давно ничего не выпускают. Эльдар Джарахов, кажется, поменял вектор и делает больше музыки, чем юмора. Трон, действительно, у Босса и у нас.

А что сегодня происходит с сериалами? В своем интервью на The Flow вы говорили, что эта индустрия развивается и становится более качественной, но в то же время весь мир угарает по «Молодому папе», а мы до сих пор сидим на ситкомах и сериалах на «Домашнем».

Саша: В Штатах сумасшедшие сериалы без рамок и цензуры выходят на кабельных телеканалах. У нас таких каналов нет, а федеральные имеют много ограничений. Поэтому мы смотрим все на центральном телевидении, и у нас нет выбора.

Кирилл: В самом вопросе была критичная оценка российских сериалов, но есть же хорошие продукты: допустим, телесериал «Ольга» или «Бедные люди». Надо же много всего отсмотреть и найти свое. В общем, в России есть качественные продукты, за которые ни секунды не стыдно.

Денис: Наше телевидение примерно на 30 лет отстает от американского. Количество производимого контента у них в десять раз больше, чем у нас. Поэтому, конечно, в России меньше конкуренции и соответственно, меньше производимых хитов. Для нас хиты — это все сериалы Good Story Media и продукты Ильи Куликова. По сути, — все.

А за свои сериалы вам бывает стыдно?

Денис: Стыдно — нет, бывает обидно. Когда мы сделали первый сезон «ЧОП», мы думали, что произведем культурную революцию. Он не зашел, но многим ли людям при этом выпадает шанс сделать свой сериал на ТНТ?

Кирилл: У меня чаще возникало чувство собственной неудовлетворенности. Когда ты уже написал второй сезон и смотришь первый, то понимаешь, что мог бы сделать по-другому. Но в процессе ты этого не замечаешь и думаешь, что создаешь что-то идеальное.

Саша: В любом случае, есть чувство гордости, потому что такого чувства юмора, как в ЧОПе, нет ни в одном сериале.

Что насчет «Гражданского брака»? Его много критикуют. В частности, Рома Бордунов достаточно жестко прошелся по нему в своем твиттере.

Денис: А кто это?

Достаточно известный микроблогер.

Денис: Да пожалуйста. Если Рома Бордунов решил быть критиком в твиттере и его сейчас читают много людей, — я рад за него. Но уверен, если я сяду читать его твиттер, то смогу докопаться до него и разбомбить. Мы все это можем сделать. Я расцениваю «Гражданский брак» с другой позиции. У меня была мечта: я хотел попробовать себя как актера, хотел видеть себя в главной роли на ТНТ. Вот она осуществилась: я кайфовал по полной от того, что происходило на съемочной площадке, за ее пределами и потом, когда смотрел этот сериал. Да, местами история могла приобрести нежизненный характер, но в целом, она очень добрая, безобидная, что в наше время очень важно. Зритель смотрит, и произведение его не обижает. Ты просто отдыхаешь и не более того.

Кирилл: Денис же десять лет жил в гражданском браке, поэтому это его история, и ему как никому близка эта тема.

Вы сами начинали с твиттера и хорошо отзывались о нем как о площадке, на которой можно раскрутиться. Сейчас это так или более оправданы вопросы «Да кто там еще сидит»?

Кирилл: Сейчас, как мне кажется, это место занял инстаграм.

Денис: Сейчас это место занял интернет. Но у нас получилось именно так: две ссылки, два человека, два аккаунта в твиттере — это все, что построило нашу карьеру.

Кирилл: Все началось еще с «Мне нравится», когда мы снимали выпуск про Собчак, отправляли ей, и она в твиттере отвечала: «Смешно».

Саша: Она одна и ответила.

Денис: Сейчас люди стали уходить из твиттера, но кто-то еще остался. Я сам, например, сижу.

А насколько с тех пор развился ютуб?

Денис: Вы видели новую машину Амирана Сардарова? Посмотрите на нее, чтобы понять, как развился российский ютуб. У него BMW i8.

Ютуб окончательно пришел в нашу жизнь. Раньше наши родители мечтали стать космонавтами, я в детстве хотел стать юристом. Недавно мы приезжали к нашему другу Сэму Никелю: его маленькая дочка Агата — ей сейчас четыре года — смотрит ютуб, сама включает его на телевизоре через приставку, смотрит любимые шоу, а потом ходит по квартире со словами «Я Агата, подписывайтесь на мой канал».

С каким контентом сегодня можно бомбануть на ютубе?

Денис: Судя по последнему году, нужны скандалы — это работает на 100%. Или их декодинг: кто с кем поссорился, по какой причине и так далее.

Саша: Я бы посоветовал снимать свою жизнь, если она очень интересная, яркая и ты знаешь, как ее подать.

Денис: Надо либо иметь яркую жизнь и знать, как ее снимать, либо — просто включить камеру и всех обосрать. Среди наших знакомых есть куча людей, которые решили снимать свой личный блог, и ничего не получилось. Это очень тяжело. А обсирать других — очень легко.

Кирилл: Люди со времен австралопитеков подсаживаются на личность. Ютуб — это культ личности: если ты можешь чем-то зацепить остальных, то с каждым следующим видео расширяешь аудиторию.

Куда нужно двигаться «Хлебу»? Это уже не проект-однодневка, но как сделать так, чтоб он и дальше развивался?

Саша: «Хлеб» всегда будет развиваться, потому что мы пародируем современные тренды, события и явления.

Денис: Наше кредо — делать смешно и весело. Как только остановится музыка, остановится и «Хлеб».