2635

Опыт: каково жить в глиняном доме на городском отшибе

Текст: Алексей Юртаев Фото: Артем Тулин

На Сухой Самарке второй год живет семья, которая самостоятельно отстроила дом из сена с глиной и воспитывает двоих детей. Речь о молодых родителях — историках Ярославне Петровой и Павле Копылове. Они отважились на переезд в дачный массив без развитой инфраструктуры и не жалеют об этом. «Большая Деревня» отправилась в гости, чтобы расспросить семью об опыте эко-миграции: узнали, каково зимовать в глиняных стенах, ездить по два километра до ближайшего магазина, бороться с наводнениями и стереотипами.

Вместо хрущевки

Ярославна Петрова и Павел Копылов

Ярославна: Мне принадлежала доля квартиры в центре Самары, которую я продала. На эти деньги можно было купить однокомнатную хрущевку где-нибудь на Антонова-Овсеенко, но поскольку мы планируем размножаться, это был не наш вариант. Тем более, муж у меня с руками — он делает печки. Так мы решили строить дом. Сначала хотели уехать куда-нибудь далеко — объездили кучу деревень, но поняли, что с пьющими местными жителями не получится жить спокойно. Так мы перебрались сюда в ноябре 2015 года. Пришли к выводу, что Сухая Самарка подойдет нам лучше всего: этот район сравнительно недалеко от города — от Вальдорфской школы на Буянова, от детского сада. Но в планах все равно построить дом где-нибудь подальше. Да, мы отличаемся от окружающих своими жизненными устремлениями — нам неинтересно то, что делают все.

Павел: Единственное, без машины тут сложно. До Белорусской (центральная улица микрорайона — прим.ред.) больше километра, а до магазина — целых два. Пешком ходить можно, но неприятно — дорога не очень хорошая. Но мы знали, на что шли, когда искали себе участок.

Ярославна: Каждое утро мы тратим по часу на поездки. У нас много друзей в городе, они нас выручают — могут забрать ребенка из садика, если мы не успеваем.

С приездом служб здесь проблемы. Если такси добираются нормально, то скорую из ближайшей больницы ждать придется долго. Хотя и в городе я как-то в пятницу вечером ждала скорую три часа: ребёнок был с подозрением на аппендицит. Когда врачи приехали, он уже спал, только руками и развели, — так что здесь в этом плане ничего нового.

Сказочный дом

Ярославна: Дом у нас хитрый — из самана. Это смесь глины и соломы. В Узбекистане такая технология хорошо известна. Мы залили фундамент, а стены сделали из арболита — сверху их надо было обмазать пятисантиметровым слоем самана. Сначала планировали просто позвать на помощь друзей, но работа оказалась очень тяжелой: чтобы приготовить раствор, нужно размесить глину с соломой, а потом тяжелую смесь кидать на стену, чтобы она прилипала. Мы с мужем сделали одну стену за день, но на следующее утро проснулись с болью в спине. При этом был риск не успеть за сезон, а в дождь класть раствор нельзя. Так мы пришли к решению нанять знающих людей. В результате два строителя из Узбекистана закончили всё за день — еще и хвалились, что на их родине все дома так строят.

Верхняя часть дома — каркасная. Второй этаж больше первого и это всех удивляет. Люди даже смеялись, когда мы начали строительство. Сначала поставили одни столбы и дом стоял каркасом, а соседи шутили: «Ребят, здесь, конечно, бывает большая вода, но не настолько же, чтобы сваи строить!». Никто не мог понять, что мы делаем. Потом наш дом стали называть сказочным, а моего мужа — Пашей-сказочником.

Павел: Проект дома у нас был. Я работал в Google Sketchup — программе для рисования — сделал проект точно и по размерам. Большой второй этаж вышел случайно — бревна привезли больше, и строители предложили сделать вынос. Так и решили — правда, углы на втором этаже холоднее, зато получившийся навес над стенами первого этажа защищает саман от осадков.

Без батарей и диванов из «ИКЕИ»

Павел: Я сразу решил, что в доме не будет газового отопления. Решили строить печь. Тем более, я же печник, как может быть, что у меня самого нет печки?! Русская печь — стандарт готовки и здоровья, на ней лежат и греются. Горнило совершенствовалось веками — там и сейчас ничего не добавишь. Наша печь — отопительная, хотя есть мысль, чтобы сделать камеру для готовки. Я слежу за ней вручную — пока у нас нет тепловизоров или газоанализаторов. Топим один раз в день, на втором этаже — раз в два дня.

Печь восполняет затраты, но дров уходит много — топим брикетами по 12 кило в сутки. Думаем и над альтернативными источниками энергии: я хочу ставить солнечные батареи и гелиоколлектор, который будет подогревать воду.

Поскольку внутри есть печь, важно, чтобы дом дышал: нельзя использовать материалы, которые не пропускают влагу. Глина дышит и дерево дышит. На втором этаже — деревянный каркас и утеплитель — эковата. Это перетертая бумага и бумажная пыль.

Ярославна: Мебель в детской комнате муж сделал своими руками. Подоконники, кухню, перила, шкафы и полки — всё сами. Есть история, связанная с нашим интересом к мебели. Когда жили на съемной квартире, у нас было пустое помещение — мы сделали кровать-подиум и шкаф из того, что было. Соседка как-то к нам пришла и говорит: «Бедненькие, давайте я вам принесу какую-нибудь тумбочку». А мы жили бедно и делали ремонт как могли — купили самые дешевые обои под кирпич и все швы прошли раствором для реалистичности. Когда соседка и это увидела — была в полном шоке и всё предлагала подарить нам обои. В нашем доме и сейчас нет мебели как таковой — только то, что мы сделали своими руками.

Нет заборам и собакам

Ярославна: Когда зимой наступают сильные морозы, нам звонят родственники: «Вы, наверное, замерзли?». Особенность нашего дома в том, что здесь не бывает температуры, как в квартире: у нас не выше 19-20 градусов. Меня это не напрягает. Ну ходишь в свитере и ничего такого — нос не мерзнет. Детям всё равно, они вообще бегают босиком.

С интернетом проблем нет — у нас 4G модем. Иногда спускает до двух, но на кино хватает. Телевизора у нас нет — его заменяет ноутбук: мы очень давно не смотрим федеральные каналы, они нам как-то и не нужны. Это даже не связано с вальдорфской работой. В какой-то момент, когда мы жили с моими родителями, телевизор всегда был включен на кухне, и вся жизнь проходила с ним. Потом, когда мы переехали и не взяли его с собой, было так хорошо, и оказалось, что детям это вообще не нужно, хоть мы иногда и смотрим мультики.

Мой папа считает, что нам нужна большая собака и забор повыше, потому что опасно оставаться здесь — мало ли что. Я считаю наоборот: заборы и собаки увеличивают вероятность того, что кто-то вломится. Родители мужа переживают: для них строительство из непонятно чего — это странно. Мы пытаемся объяснить, но нас не понимают — советуют обшить всё сайдингом.

Много людей вдохновилось нашим домом. Некоторые приходят, интересуются. С соседями тоже повезло — они у нас замечательные. Я вообще к людям всегда отношусь по-доброму. Соседи по сторонам приезжают только летом. Они все с детьми и наши дети с ними дружат — каждое лето играют и лазают друг к другу через забор.

Лайфстайл и воспитание

Ярославна: Для детей жизнь здесь — благодать, кайф. В городской квартире с утра просыпаешься — надо одеть и накормить детей, а собака хочет гулять. Двоих детей и собаку надо вывести на улицу — дети дерутся, а собаке не нравится. Собака гулять долго не любит, а дети не хотят быстро уходить с улицы. Тут проснулся, открыл дверь — собака пошла гулять. Детей одел — и они пошли гулять.

Я сама в детстве жила в центре, но там было много частных домов, и мы всё время лазали по садам или заборам. Где лучше жить, зависит от человека. Я как-то гостила у одноклассницы, мы пошли гулять с детьми, и она постоянно им говорит: «Ой, осторожнее, не испачкайся! Не прислоняйся сюда! На улице кричать нельзя!». Что тогда вообще можно? У меня другое представление: я разрешаю падать и пачкаться. Я не боюсь, что дети упадут с дерева: переживаю, но понимаю, что должен быть опыт. Тут у детей есть домик на дереве — муж сделал из того, что было, просто, чтобы можно было лазать. Они всегда играют. Недавно строили огромную крепость и бились с несуществующими персонажами.

Все люди разные — просто у каждого свое представление о воспитании.

Риск наводнения и мечта о кузнечном горне

Ярославна: Единственная существенная проблема сегодня — вода с большим содержанием железа. Она поступает из скважины — в низинах дача, везде железо. Приборы по обезжелезиванию стоят очень дорого — цены начинаются от пятидесяти тысяч. Поэтому пока живем с тем, что есть.

Павел: Из вопросов, которые нужно решить как можно скорее, — защита дома от разлива, он в этом году будет большой. В прошлом году на участке была лужа. В этом году снега больше и прогнозов еще не делают, но есть шанс, что повторится наводнение 1979 года, когда здесь было всё залито. Главное — пережить паводок.

Ярославна: В планах у нас построить кузнечный горн, чтобы часть работы по печам делать дома. Хотим завести кур и построить баню. Мы пытались сажать помидоры, но они не растут — не из-за почвы, а из-за нашей лени. Хотим придумать систему полива для огорода. А потом займемся чердаком — в общем, впереди куча дел.