2395

«Казалось, я веду себя как ангел, жертвуя собой ради другого человека»

Анастасия Левкович

Когда человек впадает в алко- или наркозависимость, страдает не только он, но и его близкие. Друзья и члены семьи жертвуют всем в попытках помочь, пытаются самостоятельно «отучить» от вредной привычки, бесконечно катают зависимого на эмоциональных американских горках и в конечном итоге могут полностью потерять себя. «Большая Деревня» поговорила с тремя девушками, столкнувшимися с созависимостью, а потом попросила психолога рассказать о причинах ее появления и способах лечения.

Кристина (имя изменено)

Для меня созависимость — это такое состояние человека, когда его тело выросло, а поведение и мышление остались на уровне маленького ребенка.
Так было и со мной. Около четырех лет назад я обнаружила, что мой муж употребляет наркотики. Долгое время не замечала этого: верила, что его красные глаза и вялое состояние — причина низкого давления. Водила его по клиникам, пока один врач не сказал, что он наркоман. В моей семье не было зависимых, поэтому сначала я растерялась. Не могла думать ни о чем, кроме проблемы мужа: постоянно его контролировала, звонила несколько раз в день, могла залезть в телефон, чтобы проверить, что он скрывает. Мне казалось, что я должна это делать. Сейчас такое поведение кажется просто смешным.

Лечить мужа я повела в центр реабилитации, тогда же мне посоветовали пойти на группу созависимых. Никогда не забуду день, когда пришла на первую встречу: села, положив ногу на ногу, и надменно начала слушать. Когда мне стали говорить правду — что во многом я сама виновата в сложившейся ситуации, — я обиделась и разозлилась. Целый год воевала, не хотела соглашаться. Но когда у мужа случился очередной срыв, чувства были невыносимые: стала жалеть себя из-за того, что рядом нет родителей, что с мужем проблемы. Часто думала, как могу покончить с собой, спрыгнув с восьмого этажа или порезав вены. Тогда я признала, что проблема есть, но еще какое-то время ходила на группу, надеясь, что вот сейчас мне скажут рецепт, как правильно манипулировать мужем, чтобы он делал, как я хочу.

Манипуляция в отношениях была для меня привычной. Например, надеясь мотивировать мужа к действиям, я могла обвинять его в том, что он плохой отец, мало зарабатывает и вообще меня не любит. Жаловалась родственникам, какая я бедная и несчастная, вместо того, чтобы попросить помощи. Сегодня я стараюсь поступать взрослее и честнее: больше просить и благодарить, даже за самые мелочи.

Мужу страшно от произошедших перемен. Он, не стесняясь, признается в желании видеть меня такой, как раньше, когда я смотрела на него с открытым ртом и плакала. Сейчас я могу отказать, выгнать его, если мне что-то не нравится — но спокойно, без истерик.

Я долго мечтала, чтобы и муж растворился во мне полностью — скандалами добивалась именно этого. Сейчас у меня явно нет такой потребности.

Все из-за того, что я не любила себя — даже не могла остаться с самой собой наедине: трудно было находиться в квартире, если не работал телевизор.

В конце концов я поняла, что нет какого-то чудодейственного рецепта, как вылечиться от созависимости. Но можно научиться контролировать себя и свою жизнь. Так, если раньше я постоянно сидела дома, наматывала сопли на кулак и жалела себя, то теперь, когда на меня накатывает депрессивное состояние, я стараюсь действовать: пойти погулять, порисовать, почитать книгу, пообщаться с детьми, — все это помогает не впадать в уныние. На группах мне дали понять, что ни один человек в мире не способен сделать меня счастливой, кроме меня самой, и искать спасение в муже попросту бессмысленно.

Валерия (имя изменено)

Когда мы с мужем сошлись, я толком его не знала: он предложил переехать к нему на второй день знакомства, а я взяла и согласилась. На тот момент он уже страдал игроманией и алкоголизмом, но я не сразу это поняла.

Шесть лет назад игровые автоматы были на каждом углу, муж любил после работы зайти туда — и оставить все деньги. Дома он это скрывал: говорил, что остановили гаишники, потерял кошелек — и еще тысячу выдуманных причин. Сначала я верила, но появились сомнения, поэтому я стала контролировать каждый его шаг. И очень скоро обнаружила, что у него проблемы.

Муж мог пару недель жить без алкоголя и автоматов, а потом срывался и на неделю уходил в свои зависимости с головой. Я сходила с ума: бегала по игровым клубам, искала его, чтобы остановить и привести домой; продолжала это делать даже на последних месяцах беременности. С алкоголизмом тоже пыталась бороться странными способами: выливала спиртное или разбавляла водой — так раньше моя мама всегда поступала с папой. Но это никак не помогает, человек просто тратит еще больше денег на алкоголь.

На группы для созависимых я пошла ради мужа. Надеялась, что так помогу ему вылечиться. Теперь хожу на собрания для себя: хочу стать более уверенной, не бояться выражать свое мнение. Мне до сих пор немного страшно говорить на группах, я постоянно боюсь сказать что-то неправильное. Но мне помогают истории других людей: я смотрю на них, и мне хочется вылечиться и правильно вырастить сына. Муж же избавится от зависимости, только если сам этого захочет. Мы с ним продолжаем общаться, но сегодня мы с ребенком живем отдельно от него.

Сейчас я стараюсь отслеживать у себя созависимые модели поведения. Например, часто мне хочется контролировать своего ребенка, но я понимаю, что ему уже девять лет: разрешаю самому ходить в школу, стараюсь не навязывать своих желаний. Главное, что я поняла, — нужно больше любить себя. В детстве меня этому никто не учил, наоборот, казалось, что все нужно делать для других. Сейчас мне ясно, что не нужно было отнимать спиртное, ездить по игровым клубам, лишний раз экономить на себе. Несмотря на все это, я благодарна мужу: пережитый опыт помог мне лучше понять себя и избавиться от иллюзий, из которых складывалась моя жизнь.

Екатерина (имя изменено)

Мы с моим бывшим мужем познакомились еще в университете; как и все студенты, любили выпить пива в компании. Все было непринужденно и весело, пока в какой-то момент я не начала замечать, что муж не знает меры в употреблении спиртного и не может вовремя остановиться. У меня началось какое-то помешательство на нем: я старалась все время его контролировать, а когда мы были не рядом, постоянно думала, где он и что делает.

Я очень злилась на мужа — считала, что все мои проблемы из-за того, что он пьет. Стыдно вспоминать, какие истерики я закатывала дома — могла кричать, материться, даже начать колотить его. Иногда пыталась уйти: собирала вещи, уезжала — но уже через несколько часов начинала волноваться, как у него там дела, и возвращалась. Следовало страстное примирение, и какое-то время у нас все было в порядке. А потом все снова повторялось.

Сейчас я понимаю, почему ходила по кругу. Это такой способ получить эмоции: я долго копила негатив, мотивируя это тем, что я девушка и не должна ругаться, — а потом происходил взрыв. Он случался не без причины, вот только выходка мужа или разрушенные планы были лишь внешней, фальшивой мотивацией. На самом деле, пытаясь быть хорошей, я накапливала столько неприятных эмоций, что они в один момент переполняли меня и уже не могли быть невыраженными.

Однажды муж понял, что сам не справляется с зависимостью, и пошел в реабилитационный центр. Я пошла с ним, чтобы поддержать. Там я впервые узнала, что существует созависимость, и что она у меня есть. Сначала я не могла это принять: казалось, я веду себя как ангел, жертвуя собой ради родного человека, — как же может оказаться, что проблема во мне?

Я стала ходить на группы созависимых, слушать истории других людей. На первых встречах у меня постоянно болела голова — такое было напряжение и сопротивление. Но потом я начала вслушиваться и понимать, что правда действую по шаблонам и часто поступаю так же, как другие люди. Иллюзия, что со мной все в порядке, начала проходить.

Общая черта всех созависимых — полное слияние с другим человеком, неспособность отделить его проблемы и интересы от своих. Часто за этим скрывается нежелание брать ответственность за свою жизнь: всегда проще считать, что во всех проблемах виноват тот, кто рядом. В действительности же каждый взрослый человек сам выстраивает свои границы, и если кто-то делает вам плохо, значит, вы позволяете ему это делать.

Чтобы справиться с созависимостью, надо, в первую очередь, признать ее и понять, что ты не одинок, — в этом очень помогают бесплатные анонимные группы, которые есть по всему городу. Дальше важно постараться изменить отношение к себе, своим поступкам и эмоциям. Есть простое упражнение: в конце каждого дня тратить хотя бы полчаса на анализ своих чувств. Так можно проследить, какие события заставляют тебя переживать, и скорректировать свое поведение и отношение к ним. Но самое главное — наконец понять, что ты не в силах изменить другого человека. Все, что ты можешь сделать, — взять в руки свою жизнь.

Илья Ворожейкин

Преподаватель кафедры психологии развития Самарского университета, психолог Самарской психиатрической больницы

Если говорить совсем просто, созависимость — это такое состояние, когда один человек как бы прилипает к другому и растворяется в нем. Постепенно собственной жизни не остается ни у одного, ни у другого. Такое «растворение» нормально в отношениях маленького ребенка и матери — небольшой и ограниченный период жизни, когда мама ухаживает за малышом, кормит его и даже угадывает, где и что у него болит, потому что сам он этого сказать еще не может. Потом этот период сменяется другими. Созависимый же человек обращается со взрослым, как с вечным младенцем.

Чаще всего созависимость возникает, когда кажется, что партнер сам ничего не может из-за болезни или зависимости. Хочется помочь попавшему в беду, что вполне нормально и человечно. Ненормальным и бесчеловечным это начинает становиться, когда возникает отказ от себя и собственных потребностей. Появляется очень болезненная схема: как можно жить полноценно, когда рядом кто-то болеет? Это же безнравственно!

Созависимый живет иллюзиями, — например, что если он займется своей жизнью, то объект созависимости не справится, заболеет или умрет. Проверять это, естественно, страшно. В качестве лечения помогает общение в анонимных группах взаимоподдержки, где человек видит, как другие люди используют те же шаблоны манипуляции, осознает свою проблему и понимает, что он в ней не одинок. Очень помогает, когда с зависимым и созависимым работает психолог, индивидуально или в терапевтической группе.

Это распространенная проблема, потому что в нашей культуре мы зачастую не умеем правильно болеть и общаться с больным. Болезнь сразу приравнивается к слабости, воспринимается как нечто неприемлемое и вредное. Это складывалось веками: на войне, когда кругом враги, необходимо быть сильным. Из-за этого больной человек считается беспомощным, хотя часто это совсем не так.

При этом существует еще и любовная зависимость — термин, который в советскую психологию ввел Цезарь Петрович Короленко. Люди в таких отношениях часто ведут себя как герои мультфильма «Ну, погоди!» или «Том и Джерри»: один партнер постоянно убегает и говорит, что ему такая близость не нужна, а второй бегает за ним. И это превращается в бесконечный сценарий, потому что тот, кто убегает, к разрыву не готов. Ему необходимо, чтобы его догоняли. Второй, наоборот, не так уж хочет близости. Жизнь в таком сценарии — скорее имитация отношений, где люди убегают от важного внутри себя и в другом человеке.

Контакты и расписание групп анонимных созависимых. Прийти можно в любой день работы, предварительная запись не нужна.

ул. Авроры, 57
в понедельник и среду с 19-00 до 21-00 в воскресенье с 15-00 до 17-00

ул. Революционная, 128
в четверг с 19-00 до 21-00

ул. Пугачевская, 27
во вторник с 19-00 до 21-00
в пятницу с 19-30 до 21-00