4869

Заломанные руки и порванный паспорт: как прошел митинг против коррупции

26 марта на акцию протеста против коррупции власти под лозунгом «Димон ответит» вышли больше 1000 самарцев. 20 из них в итоге оказались в полиции, — в их число вошли почти все организаторы из штаба Алексея Навального и четверо несовершеннолетних. Сейчас все задержанные на свободе, но в городе по-прежнему неспокойно: участники возмущены действиями правоохранительных органов, а на Рабочей, 21 проходит суд над организаторами мероприятия. «Большая Деревня» попросила организаторов и участников митинга рассказать, как все было на самом деле: публикуем живую историю событий.

Екатерина Герасимова

Координатор самарского штаба Алексея Навального

Задержания начались еще до начала митинга. В 13-50, как только мы сказали «Ребят, скоро начинаем», забрали организатора Егора Алашева, который говорил это в мегафон.

Когда Егор говорил, я раздавала людям плакаты, которые достаточно быстро разобрали. Повернулась направо — а его уже уводят. Я спросила, куда и почему, и в этот момент меня саму достаточно грубо скрутили под руки. Когда я спросила, на каком основании, мне ответили «Для удостоверения личности». Я сказала, что у меня в сумке есть паспорт, и хотела его показать, — но мне не дали этого сделать. Все время, пока меня вели до драмтеатра, я пыталась достать документ из сумки. В этот момент какие-то женщины бросились наперерез и закричали «Как вам не стыдно, вы девушке руки заломили, куда-то уводите» — и тогда мне удалось его вытащить. Я показала его, чтобы сотрудники полиции удостоверились и отпустили меня, но в итоге мне просто порвали паспорт. Вокруг меня образовалась куча-мала, потому что в это время подбежали люди, стали пытаться отбить меня, в итоге их задержали.

В РОВД меня и еще пять человек привезли в 14-08. В итоге нас было двадцать, в том числе несовершеннолетний задержанный Саша — чуть позже к нему зашли друзья передать воду, и их уже не выпустили. Папу одного из этих товарищей тоже задержали.

Первые два часа в РОВД происходило непонятно что. Как только мы пришли в участок, нас должны были внести в книгу задержанных, но ничего этого не было. Только после того, как пришел адвокат Андрей Соколов, и мы написали жалобы, что нас удерживают незаконно без обвинений и протокола, нас отправили на седьмой этаж брать объяснительные. Андрей ненадолго вышел, чтобы поговорить по телефону, и после этого его уже не пустили обратно.

Что в это время происходило на улице, я не знаю, потому что мы только слышали возмущение людей. Причем даже когда мы были на седьмом этаже, и окна выходили на другую сторону, мы все равно слышали, как люди на улице нас поддерживали. И когда я вышла на улицу — это было примерно в половине восьмого — там было много людей. Они по 6-7 часов стояли на улице, поддерживали нас — это безмерно круто.

Сегодня у меня должен быть суд, но это смешная история. Меня направили на улицу Спортивную к мировому судье, который в принципе не может рассматривать такую категорию дел, это ему неподведомственно. Поэтому когда я сегодня туда пришла в 9 утра, они очень удивились. Я показала повестку, но меня отправили в Ленинский районный суд и собственно сейчас мы все здесь, ждем, когда привезут административные материалы. Пока мы просто ждем.

Алина (Имя изменено по просьбе спикера)

Участница митинга

Я узнала, что на митинге будут мои друзья и решила посмотреть, что из себя вообще представляет это событие, и как протестует самарский народ. Если честно, я не особо впечатлилась происходящим. Я рассчитывала увидеть там зрелых взрослых людей, которые осознанно подходят к протесту против того, что их не устраивает в государстве. А увидела, в основном, школьников и совсем молодых студентов младших курсов. Большинство из них, мне кажется, пришли туда просто потусоваться и повейпить. Все они смотрели на происходящее как будто со стороны, воспринимали все в шутку. Все ограничивалось разговорами в духе «ха-ха Путин» и «ха-ха Навальный». Такая тусовка ребят, которые решили, что они оппозиционеры. На мой взгляд, люди, которые должны двигать протестом, должны быть постарше и иметь  внутренний стержень.

Петр (Имя изменено по просьбе спикера)

Участник митинга

В самый пиковый момент митинга в сквере было около 1000 человек, — и пенсионеры, и молодые, и среднее поколение. Все это время я вел трансляцию в перископе.

Когда я пришел в сквер, полицейские начали задерживать какую-то девушку: рядом с ней были пять или семь сотрудников правоохранительных органов. Как будто эта девушка какой-то бандит. Выглядело грубо.

Все кричали, что протестуют против коррупции, а тех, кто пытался встать на возвышенность и оттуда что-то громко сказать, задерживали. Потом часть людей переместилась к РОВД, а я остался на Пушке. В сквере к тому моменту все стихло. Все равно никому не давали слова сказать, и народ начал потихоньку расходиться.

Этот митинг очень важен. Люди показали, что им небезразлична политическая ситуация в стране. Если будут еще такие же мероприятия, я снова выйду на улицу. Я ведь не против власти — я против коррупции во власти.

Даниил Брежнев

Сотрудник штаба Алексея Навального, студент

Почему я вышел на митинг? Потому что я гражданин Российской Федерации, который хочет жить в справедливой стране с адекватной властью, которою можно сменить путем выборов. Мне в этом году исполнится 21. Я прожил большую часть своей жизни в якобы демократическом государстве при одной власти, и я не вижу обещаний от «ЕР», которые они давали на протяжении всех этих лет. Я работаю в штабе Алексея Навального, но вчера, как и многие мои друзья, вышел не за Навального, а за справедливость и за борьбу с коррупцией.

Митинг был законным. Мы писали об этом неоднократно. С учётом позиции Конституционного суда РФ мы считаем место проведения публичного мероприятия согласованным, так как в ответах правительства нам не предоставили альтернативные площадки проведения (а мы, кроме сквера Пушкина, предлагали провести митинг на площади Славы и площади героев 21 армии). Сквер Пушкина же по закону является гайд-парком и для проведения там мероприятия необходимо только уведомление (которое мы подали в установленный срок), а не согласование.

После начала митинга скрутили наших организаторов — Егора Алашеева, координатора штаба Екатерину Герасимову, двух активистов штаба — Михаила Борисова и Евгения Трубченко. На площади остались только я и Максим Дементьев. Людей продолжали крутить. При мне около полицейских бобиков скрутили Владимира Авдовина, когда тот пытался добиться освобождения Екатерины на абсолютно незаконных основаниях со стороны полиции. Его дважды ударили электрошокером в пах.

Около 14-40 пришла информация, что задержанных отвезли на Никитинскую, 73, в Ленинский РОВД, и я начал звать людей туда. Поскольку микрофоном я пользоваться не мог (меня бы самого повязали), то я ходил по толпе и призывал всех следовать за мной. К 15-30 мы собрались около РОВД — по разным оценкам, нас было от 300 до 500 человек.

Законных причин задержания нет. Организаторов держали силой и не предъявляли никаких обвинений. На вопросы «Почему нас задержали?», отвечали: «А вы не задержаны». Мы даже мемас придумали: «Нам не надо объяснять, почему вы в РОВД, если вас не задержали».

Много людей вышло без протоколов. Задержали также четверых подростков.

Наша акция была показательной для всей остальной страны, которая все еще аполитична или апатична к политике; для тех людей, которые не вышли. Для меня это был далеко не первый митинг, но это первый, где полиция работала так жестко и незаконно.

Михаил Борисов

Политический активист, соорганизатор митинга

Перед тем, как меня задержали, стало известно, что уже взяли организаторов митинга Егора Алашеева, Екатерину Герасимову и еще нескольких участников. Тогда я схватил мегафон и стал призывать людей пройти на сквер Пушкина. В этот момент ко мне подошел сотрудник полиции и сказал, что раз со мной по-хорошему нельзя, то придется меня задержать. Я ему ответил, что мероприятие уведомительное, и что все у нас, в принципе, законно. Но меня все равно задержали, и сопротивления я не оказывал.

После этого меня отвезли в Ленинский РОВД, где продержали три часа, составили протокол опроса, причем копию протокола мне не выдали. Перед тем, как меня опрашивали, я составил заявления о том, что меня незаконно задержали и не разъяснили мой статус и мои права. Я еще хотел включить в свое заявление, что мне не выдали копию протокола, но сотрудники полиции, облачившись в шлемы и бронежилеты, мне не дали дополнить его и вытолкали из Ленинского РОВД на улицу.

Всего задержанных было 20. При задержании полиция применяла силу, зачастую грубую. Сотрудники полиции не реагировали на то, что людям было больно, многим не разъясняли никаких прав и по какой причине их задерживают. Когда их привозили в отделение полиции, они требовали, чтобы их данные были внесены в соответствующий журнал учета задержанных. Но полиция не реагировала на требования. Скорее всего, была установка на то, чтобы всех задержанных три часа, отведенные по закону о полиции, промурыжить и отпустить без протоколов, но получилось так не со всеми.

Пока что мне ничего не грозит, но вот координатору штаба Алексея Навального в Самаре Екатерине Герасимовой — да. Ей инкриминируют административное правонарушение по статьям 19.3 и 20.2 — неповиновение требованиям сотрудников полиции и нарушение порядка проведения массовых мероприятий. Обе эти статьи подразумевают в качестве наказания и штраф, и административный арест до 15 суток. Надеюсь, что на сутки ее не отправят.

Сегодня также будут судебные разбирательства в отношения Евгения Трубченко, одного из соорганизаторов митинга, Владимира Авдонина, политика и гражданского активиста, и нескольких рядовых участников вчерашней акции.

Александр (Имя изменено по просьбе спикера)

Программист, участник митинга

О митинге я узнал через группу вконтакте, но идти туда не спешил, — меня останавливало, что при возможном задержании могут срубить штраф в 10 тысяч. Попасть в полицию не страшно, но платить деньги я не готов. В итоге меня все же уговорил пойти мой друг.

Мы опоздали к началу минут на десять. К этому моменту большая часть организаторов уже была задержана, и как только микрофон попадал к кому-то, его сразу скручивали. Кто-то пытался говорить в рупор, но его тоже взяли. Других людей скручивали вообще непонятно за что, просто подходили и куда-то тащили. За час, который я там был, при мне приняли пять человек. Я так и не понял, за что.

Тем не менее, люди были в веселом настроении. Я очень удивился, что пришла не только молодежь, но и много пожилых людей. Не думаю, что кому-то из их платили за участие — мне же не заплатили. Некоторые кричали «Чемодан. Вокзал. Мордовия!», но большинство лозунгов были просто против коррупции, а не о конкретных людях. Те, кто начинал произносить имена отдельных личностей, быстро оказывались в руках полиции.

Через час, когда всех организаторов крутанули, действие стало затухать. Все просто стояли и не понимали, что делать. Часть толпы пошла освобождать заключенных, другая осталась стоять. Мы же с другом решили, что идти в РОВД не очень разумная идея.

Опубликуйте мой комментарий анонимно. Пока в нашем обществе со свободой слова не очень, если людей могут скрутить просто за возглас в микрофон.