1348

«Приходится постоянно креативить с форматом, чтобы пропаганда татарского работала»

Текст: Любовь Саранина

Для иллюстрирования материала использованы фрагменты татарской народной сказки «Гульчечек»

По данным последней переписи, в Самарской области проживает 126 тысяч татар — это около 4% от общего населения региона. Помимо численности, наследники великого ханства активнее всех борются за сохранение своей идентичности — как на территории родной республики, так и за ее пределами. Дело не только в мемах про эчпочмаки: местное национальное коммьюнити выпускает свои СМИ и организует курсы по изучению татарского, устраивает вечеринки в «Яре» и караоке-тусовки. Разобрались, зачем русские и евреи отдают детей в татарскую школу, почему безалкогольные татар-пати сегодня никому не интересны и что думают одиннадцатиклассники о клипе Татарки.

Битва за язык

В том, что татары наиболее активно отстаивают свои национальные интересы на территории области, сомневаться не приходится. По мнению этносоциолога Михаила Федорова, причины тому — высокий уровень самосознания, причем и у старшего поколения, и у молодых татар.

Михаил Федоров: «Татары — самый организованный внутри себя этнос, серьезно относящийся к сохранению своей идентичности. И у них есть понимание того, как это можно сделать. Проблеме языка и культуры уделяют большое внимание не только в самом Татарстане, но и на других территориях, где живут татары: они создают культурно-просветительские объединения, стараются открывать татарские школы. Конечно, общественных организаций и принятых мер все еще очень мало для живущих в области ста с лишним тысяч человек. Татары очень ясно осознают это и предпринимают различные шаги, выступая на всех уровнях, где они представлены, обращаясь ко всем органам власти, доводя актуальность этой проблемы до людей. Конечно, подобное стремление есть и у других этносов; загвоздка в том, что все они менее организованны и солидарны в этих вопросах».

Главным маркером этнической идентичности, как полагается, у самарских татар является язык. Татарский является вторым обязательным для детей всех национальностей во всех школах Татарстана, а также активно лоббируется за его пределами. Во имя сохранения и культивирования татарчи в Самаре работает общественная организация «Туган Тел» (в переводе с татарского — «Родной язык»), выпускаются СМИ на татарском — например, ежеквартальный глянец «Самар татарлары».

Школьные грехи и клипы Татарки

Уберечь язык от вымирания, а совсем юных татар — от потери национальной идентичности также призвана школа «Яктылык» — одна из двух в Самаре с национальным компонентом.

Под нужды татар здание детсада на Матросова, 11а отдали двадцать лет назад. Сегодня в школе обучается 478 детей, из которых татар, в том числе и из смешанных браков, — только 80%. В остальные 20% входят русские, узбеки, таджики, евреи и украинцы. Все они изучают здесь татарский — по три часа татарчи в неделю в 2-9 классах и по одному часу в старшем звене.

С первого дня работы школы на ее базе запустили курсы для всех, кто хочет выучить татарский. По выходным здесь бесплатно преподают основы языка и арабской графики.

В самой школьной программе наряду с языком есть уроки татарской литературы, культуры, истории и фольклора татарского народа, а также основы мировых религиозных культур, где, помимо ислама, нашлось место христианству, буддизму и иудаизму — в общем, мультикультурализм в действии. Из внеурочного — занятия по вокалу, театру и КВН — все на татарском.

По словам заместителя директора по воспитательной работе Инзили Гизатуллиной, в «Яктылыке» вместе с празднованием Навруза проводят классные часы, направленные на толерантное общение, — потому что сохранения своей культуры не может быть без внимания к другим.

Сами учащиеся искренне и патриотично заявляют, что «лишняя» нагрузка в виде всех татарских дисциплин для них — исключительно в радость.

Сабир Галимуллин, одиннадцатый класс: «У меня татарская семья, и дома мы стараемся говорить исключительно на татарском — даже младший двухлетний брат. Но изучать язык и свою историю нужно не только дома, но и в школе. Это нужно, чтобы в течение всей жизни не забывать, что каждый народ имеет свои особенности и живет, сохраняя свою национальность. Честно, для нас это важно. Живя в России, нам нужно сохранять традиции поколений — они наполняют нашу жизнь. Татары, которые считают, что им это не нужно, просто еще не пришли к пониманию этого».

Аделя Рахимова, одиннадцатый класс: «Мои родители тоже не хотели, чтобы мы забыли свои корни, язык, обычаи. В нашей школе много мероприятий, позволяющих сохранить все это. К тому же, большое внимание здесь уделяется нравственному воспитанию: нет такого, чтобы кто-то курил или матерился в коридоре. Также принято уважительное отношение к учителю: никто не просит относиться к нему, как к маме, но это человек, дающий тебе знания. Может быть, поэтому русские родители и хотят отдать сюда своих детей».

При этом зефирных фраз по этому поводу руководство школы не пускает.

Радик Газизов, директор школы «Яктылык»: «Татарское общество в Самаре — это не какая-то резервация — это те же подъезды, дома, телевизоры , планшеты и интернет. Поэтому наши дети слышат те же слова, что и дети в других школах; а когда встает вопрос, употреблять их или нет, — начинается наша работа».

По уставу вся школьная форма темно-синего цвета: девочки должны надевать юбку ниже колена и жилет с белой блузкой, волосы убирают. Для мальчиков — брюки и жилет или пиджак. Те же правила действуют для учителей.

Сабир Гилимуллин: «Наша школьная форма тоже выдержана в рамках морали — никаких коротких юбочек и кофточек. Нужно, чтобы все было прилично, не бросалось в глаза. Многие татары — мусульмане, и форма важна, чтобы не брать грех на душу».

Контроль над ценностями проявляется у школьников и на уровне восприятия творчества. Например, музыка певицы Татарки скорее отталкивает, чем привлекает татарскую молодежь.

Сабир Гилимуллин: «Это никак не относится к нашей национальности. Все мы знаем моральные нормы, и единственная ассоциация с ее клипом — это позор. Сегодня каждый хочет выделиться. Видимо, певица решила, что под лозунгом татарского клипа и народа она станет звездой и на нее посмотрит весь мир».

Новый татарский промоушен

У современных самарских татар — другие кумиры. Уже около двенадцати лет в Самаре организуют татарские вечеринки с привозами артистов, поющих на татарском и о татарском — любви к девушке и родному краю. Треков о последнем, отмечает организатор татар-пати Румиль Шарипов, сейчас становится все больше.

Сам Румиль — выходец из молодежного крыла «Туган Тела». Начинал как волонтер, после чего ушел в предпринимательство, что дало больше возможностей для организации и поддержки мероприятий для молодой татарской тусовки. Промоутер подтверждает слова Михаила Федорова: на сохранение традиций в татарской общине работают все — общественники, политики, бизнесмены.

Татарские вечеринки — актуальный способ сплочения самарских татар. Они же — новый формат национального дейтинга.

Румиль Шарипов: «Я считаю вечеринки инструментом, который позволяет молодежи общаться и знакомиться. В Самаре было два клуба татарских знакомств, оба закрылись лет 12-15 назад. Сейчас их заменили соцсети, отдельные сайты татарских знакомств, но живого общения у молодежи по факту нет. Полтора года назад мы пытались возродить вечера знакомств на базе татарского ресторана, но туда приходили одни и те же люди, друзья друзей. На вечеринках же больше смелости и желания познакомиться, и главное, что сейчас я наблюдаю на них новые лица. Многие винят нас в том, что на тусовках употребляют алкоголь, а девушки одеваются не слишком скромно — хотя сказать, татарки это или нет, никто не может. Многие говорят „Давай проведем мероприятие, на которое татары соберутся средь бела дня и будут разговаривать“. Но интереса у молодежи к этому нет, скучное мероприятие не даст никакого эффекта. На площадке МТЛ „Арена“ я лично провел две „нон-алкоголь“ вечеринки: никакого бара, только чай и десерты. Отзывы были не лучшие. Людям же нужно шоу, веселье и селфи. К тому же, более 60% аудитории приходят на тусовки трезвыми: ребята идут знакомиться, танцевать и смотреть на своего кумира».

На вечеринку в «Яр-баре» 18 февраля пришло 530 человек. Все это — ради выпускника татарской «Фабрики звезд» 2007 года и исполнителя татароязычного кавера на «Прасковью» группы «Ума2рман» Румиля Рахмаева.

Коцерты для старшего поколения проходят в ДК «Кирова»: туда возят более возрастных идолов вроде народного героя Салавата.

Румиль Шарипов: «Татары, конечно, в моде при любой погоде, но старая когорта уже отпела свое, а вот артисты 25-35 лет уже выступают на нормальном уровне. К тому же, помимо артиста зрителю нужна „начинка“ и нормальная площадка. Приходится постоянно креативить с форматом, чтобы татарская пропаганда работала».

Танцы с прицелом на брак

По мнению Румиля, парни на его вечеринках часто пытаются разглядеть на танцполе будущую супругу и просто найти серьезные отношения. Браки внутри своего этноса остаются для татар приоритетными.

Румиль Шарипов: «Смешанные браки для татар и вообще для всех наций — это важный вопрос. Все мы знаем статистику разводов, и доля таких браков там достаточно велика. Элементарно: русская вышла замуж за татарина, ее мама, согласно традициям, понесет внука в церковь на крещение, его — в мечеть. Но при этом моя двоюродная сестра, к примеру, замужем за русским и говорит, что иногда хороший русский лучше, чем татарин с заворотами в голове. Тем не менее, тенденция остается, и татары женятся друг на друге. Ко мне самому обращаются и просят познакомиться. Я взял на себя уже четыре „греха“ — познакомил и женил своих друзей. Крепкая татарская семья — еще один инструмент сохранения нашей культуры и ее передачи нашим детям».

Традиционные ценности особенно сильно проявляются на дискотеках: несмотря на то, что потенциальные невесты одеваются «красиво, ярко, погламурнее», принципы отношений остаются патриархальными.

Румиль Шарипов: «Наши парни мужественные: многие не танцуют, а стоят и смотрят по сторонам. Я думал, что они танцевать не умеют, но это тоже способ подачи себя. Девушки хотят найти сильного мужчину. „Сильных и независимых“ среди татарок очень мало. Многие знакомые девушки признаются, что хотят, чтобы мужчина ударил по столу. Говорят: „Я готова убирать, стирать, готовить, растить детей, но ты сделай так, чтобы мы были счастливы“. Феминисток тут нет».

Песни про природу родного края можно не только слушать в компании таких же патриотично настроенных ребят, но и петь. Еще один проект Румиля — татарское караоке. В чайной «Хоттабыч» прошло уже три подобных ивента, соединивших в себе все — здесь отдыхают с кальянами, конкурсами и ведущим, знакомятся и агитируют за родную речь своих и чужих. Тексты на татарче с экрана, по заверениям Румиля, поют все гости независимо от национальности, а многие русские после этого начинают учить татарский.

Редакция цитирует кадры из диафильма 1980 года, иллюстратор — С. Насыров