1690

Макароны по-плотски: краткая история самарского пастафарианства

1 апреля — большой праздник для самарского пастафарианства: в этот день церковь избирает нового епископа. Самарская епархия Летающего макаронного монстра существует уже три с половиной года, а в ее составе — 15 человек самых разных профессий — актер, пиар-менеджер, журналист, художник, букинист, робототехник, преподаватели, ученые-математики и «еще несколько нищих неудачников», как шутит местная паства. На условиях полной анонимности один из служителей церкви рассказал о появлении епархии, ее внутреннем устройстве, медиаскандалах и бунте против пастриарха-школьника. Публикуем историю от первого лица.

Немного предыстории

Пастафарианство было создано в 2005 году канзасским преподавателем физики Бобби Хендерсоном — как протест против введения в школьную программу по биологии уроков «Разумного творения» (креационизма). В своем письме в Совет штата Бобби сказал, что такими же наукообразными способами можно доказать, что все сущее создано Летающим Макаронным Монстром. Затем Хендерсон написал паста-Евангелие, в котором рассказал о пастафарианах и их рае — в нем находятся пивной вулкан и фабрика стриптиза. Божественными созданиями в случае пастафариан выступают пираты: они пьют грог и без всякого подтекста раздают конфеты детям.

Единственная догма, которая есть в пастафарианстве — отказ от догм. Эта религия лояльно относится к гомосексуальности, однополые браки разрешены.

У пастафариан 8 заповедей — их можно прочитать по ссылке, а первая звучит так:

«Лучше бы ты не вел себя как самовлюбленный осел и святоша, когда проповедуешь Мою макаронную благодать. Если другие люди не верят в Меня, в этом нет ничего страшного. Я не настолько самовлюблен, честно. Кроме того, речь идет не об этих людях, так что не будем отвлекаться».

За всей этой лапшой скрывается серьёзная суть: защита взглядов атеистов и сохранение чужих голов от псевдонаучных концепций.

В 2011-м власти Австрии разрешили пастафарианину Нико Альму сфотографироваться на водительское удостоверение с дуршлагом на голове. Так как фотографии с головными уборами разрешены только из религиозных побуждений, Нико обосновал свой поступок принадлежностью к пастафарианству. 12 июля 2013 года Русская Пастафарианская Церковь уведомила администрацию московского района Хорошево-Мневники о создании религиозной группы РПЦ. Первый пастриарх Русской Пастафарианской Церкви, Кама Паста I, в честь этого события объявил 12 июля нерабочим днем для всех единоверцев. 3 августа 2013 года пастафарианство стало одной из основных религий соцсети вконтакте.

Самарская епархия

Самару ЛММ осенил 20 сентября 2013 года. «На дне» собралось с десяток человек, созванных по интернету, которые решили, — епархии быть. Тех людей в самарской макаронной тусовке называют первозванными: в их числе — актер и детский писатель, которые стали вторым и третьим епископами, журналист, банковский служащий и два интернет-активиста, которые больше не посещали собрания. Отец-основатель самарской паствы — программист: он же стал нулевым епископом, продержался на посту три месяца, а потом уехал в далекую деревню и отошел от службы и контактов с внешним миром.

После пары месяцев беззакония и апатии необходимо было выбрать главного, но не руководителя, а козла отпущения, который бы думал об акциях, чистоте веры и общался с другими епархиями. 30 марта 2014-го епископом избрали Романа Е. Мы решили, что руководить нами станет человек, которому ни за что не стыдно.

Он сразу сделал хитрый финт макарониной и установил двуначалие. С тех пор епископ отвечает за акции пастафарианцев, а за чистотой учения, в том числе юридической, стал следить кардинал по имени Дон Каналья. Именно благодаря нему у епархии есть официальный статус — 17 марта 2014-го администрация Самары получила уведомление о создании религиозной группы (№ 9586). С тех пор 17 марта считается праздником — в этот день принято особенно торжественно ничего не делать. Кстати, трехлетие епархии, подчиняясь традиции, мы не отмечали никак, и лишь развели вялый срач в секретном чатике.

Паста-акционизм

При Романе кучка бюджетно наряженных в пиратов людей начала заниматься групповым акционизмом.

Весной 2014 года пятнадцать человек вышли запускать кораблики с маленькими пиратами. Это было на мыске напротив первой очереди набережной. В этом же году был зарыт первый клад — в жестянку сложили пиратские диски с музыкой и программами, а потом закопали где-то на пляже. Отпугивать мародеров должен верхний диск — сборник «Самарский рок-6».

Потом на воздушных шарах в никуда отправили записки с пожеланиями, а 12 апреля 2015-го — пакетики с семенами всяких полезных растений и трав. Это символизировало добро и его принудительное причинение незнакомым экосистемам.

Ярче всего реакцию общественности на акции описывает незатейливый диалог двух бездомных, которые злоупотребляли около стартовой площадки с воздушными шарами: «Че за [странная вещь]?» — «Забей, [сумасшедшие]». Но если говорить о наших родственниках, работодателях и партнерах — им глубоко параллельно это наше увлечение. Окружение пастафариан расценивает собрания как безобидное хобби и просто чаще готовит нам спагетти.

При правлении Романа самарская художница Дарья Волкова создала логотип для Пастафарианской церкви и разработала ее фирменный стиль. Все было круто, но в середине лета 2015-го епископ сложил с себя полномочия из-за блицкрига на личном фронте. Епархия понимающе объявила импичмент и захотела себе нового руководителя без шансов на личную жизнь. Наступила эра Егория Лучезарного.

Логотип для Пастафарианской церкви

Эра матриархата

3 надоевших вопроса и ответы на них

Вопрос 1. Как вы можете есть своего бога?

Летающий макаронный монстр явился нам в виде клубка макарон с тефтелями. Но у него как у создателя всего сущего может быть множество форм. И если он принял образ спагетти, это не значит, что нам нельзя их есть.

Вопрос 2. Вы всё это серьёзно?

Вполне, почему нет? В конце концов, денег мы ни с кого не требуем, на собрания приглашаем только совершеннолетних. Так что это всё серьёзно. И весело.

Вопрос 3. Вы оскорбляете веру!!!111

А ложки делают людей толстыми. Вот по этой логике вы, конечно, правы.

О Егории стоит сказать отдельно, поскольку он лично передал пачку макарон Нико Альму, тому самому, который первым сфоткался в дуршлаге на права.

Это событие было увековечено на магнитиках.

Разумеется, человек, осененный прикосновением к самому Нико, стал отличным Епископом. При нем в церкви женский контингент впервые перевесил мужской. И при нем же самарская епархия создала прецедент — избрала первого в мире пастафарианского Инквизитора: девушку, которая устраивает собеседования с желающими присоединиться к церкви и выносит окончательное решение о приеме в макаронные ряды.

Преемницей Лучезарного тоже стала девушка — Дарья Афиноподобная. Выборы первой самарской (вот тут епархия впала в священное недоумение, извратив все приличные феминитивы Пастаполита и Епископа, но так и не придя к общему знаменателю) правительницы намечены на 1 апреля. От звания Матери Самарской Дарья почему-то отказалась.

Бунт против школьника

Михаил Самин, пастриарх РПЦ МП Сама Паста IV

Российскую пастафарианскую церковь сегодня возглавляет шестнадцатилетний школьник Михаил Самин. Михаил вступил на царствие задорно — спетросянив про отмену бесплатных абортов, хотя его сильно отговаривали.

«В каком-то смысле мы против запрета абортов, потому что у эмбрионов не должно быть прав больше, чем у миллиардов погибающих сперматозоидов», — заявил он СМИ. Пастафариане, по словам Самина, считают, что сперматозоиды могут заслуживать такой же защиты, как и эмбрионы, потому что каждый из них может превратиться в человека. Сами пастафариане с этим утверждением не согласны.

Кроме того, Михаил решил подзаработать на продаже бесполезных справок о рукоположении в сан священника. Их продавали за несколько сотен по интернету, а собранные средства пошли на чудовищно плохое издание макаронного Евангелия, которому трудно простить плохую верстку и шрифты разных размеров.

Самарская епархия отказалась подчиняться школоте и даже выпустила похабную энциклику, начинающуюся со слов «Начнём с того, что пастриарх — лоноокий тестикул».

1 сентября 2016 года Самарская епархия прекратила свое существование и стала Самарской Автокефальной Церковью Летающего Макаронного Монстра, объявив, что считает пастриарха нелегитимным, отказывается следовать его указаниям и насмехается над его достижениями. Вернее, будет насмехаться над его достижениями, когда они появятся.

Раскол был принят спокойно, а потом нашему примеру последовал и Нижний Новгород.

Макароны vs медиа

О самарских пастафарианах почти не встретишь упоминаний в СМИ — потому что наши акции камерные и носят только увеселительный характер. Тем не менее, зимой 2017 года церковь оказалась в центре медиаскандала.

17 января девятнадцатилетний студент аэрогоса Стас Носов взял подаренные на день рождения 20 000 рублей и исчез. Почти через месяц его задержали, он жив и здоров, никаких правонарушений не совершал. Это могла быть еще одна история о пропавшем и найденном мальчике, если бы одним воскресным вечером кардиналу церкви Дону Каналье не написал самарский редактор Виталий Папилкин.

Виталий обратился к нам по одной причине — Стас во вконтакте указал своё мировоззрение как «Пастафарианство» (помните, самая популярная религия в соцсетях?). Журналист поступил логично и нашёл группу самарских пастафарианцев. Ему честно ответили, что Стаса никто не знает, в группе не состоял, на встречах не появлялся. Однако редактор настаивал на причастности церкви к исчезновению парня: по его версии, пастафарианство — секта, процветающая в экс-СГАУ, а причастны к ней не только студенты, но и преподаватели. В итоге он опубликовал статью «Бесы среди нас или кое-что о пастафарианцах», где назвал епархию беспринципными ублюдками и призвал всех неравнодушных самарцев, в том числе православных активистов, прийти на паста-собрание, чтобы заглянуть в наши бесстыжие глаза. Мы же написали собственную версию развития событий, и на этом пропали из городского медиаполя.

Что дальше?

«Пастафарианство — не гарантия того, что тебе встретится нормальный человек. У нас достаточно тех, кто пришёл в церковь на модной волне или из протестных настроений. Собственно, никто так не портит музыку, как фанаты. Но самарские пастафариане оказались людьми, с которыми мне приятно проводить время, хоть они и разные» — рассказывает экс-епископ Роман Е. Несмотря на разновозрастность и многополярность, паства существует уже три с половиной года.

На наших сходках, которые проходят в последнюю пятницу месяца, мы просто расслабляемся, болтаем и выпиваем. Здесь никто не играет в настолки и не обсуждает фьючерсы на ослиную мочу, рост которых может быть обусловлен луной в Козероге. О чем мы говорим? На последней встрече мы обсуждали печальное будущее российской робототехники, провели телемост с Испанией на тему латинской ненормативной лексики и устроили пятиминутку пошлых откровений о своем прошлом.

И если мы не знаем ответа на вопрос, что будет с пастафарианством через год, то точно знаем, где проведем последнюю пятницу месяца. Со своими.

Раминь.