1739

Джаред Лето: «В первых рядах на концерте совсем юные девочки или латентные гомосексуалы»

Витя Фомин, Саша Шитов

15 марта в Тольятти состоялся концерт группы 30 Seconds to Mars. «Большая Деревня» не могла пропустить событие такого масштаба и отправила своих журналистов в самое пекло. К сожалению, участники группы отказались от интервью из-за плотного графика, и 22 марта нам пришлось отправиться в Уфу. Пообщаться со всеми участниками группы не удалось, и только лидер группы Джаред Лето, видимо, вспомнив наши умоляющие лица у дверей тольяттинской гримерки, пошел навстречу и ответил на ряд вопросов сразу после выступления. Наконец, эксклюзивное интервью согласовано руководством группы и выходит в свет. Только на «Большой Деревне»!

— После концерта в Тольятти мы очень торопились на самолет в Санкт-Петербург, потому что у нашего звукорежиссера какая-то там фобия. Это и есть главная причина, по которой мы с вами не смогли пообщаться. Извините. Понимаете, человеку, который боится замкнутых пространств, очень тяжело в бесконечных джунглях одинаковых блочных домов. Он хорошо выполняет свою работу, и ради него мы всем коллективом в ту ночь почти не спали из-за перелета.

— Я никогда раньше не давал интервью российским газетам или журналам, только на ти-ви — Ивану Урганту. Но там было страх, как скучно. Хочу отметить, что у Ивана очень плоские и несмешные шутки, но давайте не будем о плохом.

— Мне понравилась русская природа, красивые леса и реки. Мы были проездом в Самаре, и нам даже удалось погулять по местной набережной. Очень красивое место, только памятники странные. Возможно, это только нам показалось, потому что мы не из этой страны. Я бы с удовольствием покатался там летом на скейтборде. Я это очень люблю.

— Мы много путешествовали по России на автобусе, и я часто проводил время с нашим водителем, просто сидел рядом, пил «Вятский квас» и смотрел в лобовое стекло. У вас очень большая и красивая страна, необъятная. Так вот когда мы ехали, дядя Ваня, наш водитель, очень часто ругался матом, потому что колеса попадали в ямы на дорогах. Это были очень яркие выражения, такие твердые и эмоциональные. Я их запомнил, и они даже однажды пригодились мне.

— Русская музыка — странное явление. Иван Ургант подарил нам несколько пластинок на съемках в Москве. Три из них мы уже выбросили, а Криса Кельми боимся включать. Прости, Иван, но это, правда, очень плохо.

 

— Мне показалось, что я не пользуюсь популярностью у русских женщин. В первых рядах на концерте совсем юные девочки или латентные гомосексуалы. Только они безостановочно выкрикивают «Джаред, Джаред» и какие-то факты из моей биографии, а тех, что постарше, просто не видно. У вас вообще есть в России девушки старше 15? (Смеется). Это меня очень расстраивает. Будем надеяться, что в следующий наш приезд девочки повзрослеют и придут снова.

 


— У нас в группе есть мультиинструменталист Томо Милишевич, и он хорват. Взять его в группу было моей идеей, потому что хорваты довольно сексуальны и выглядят очень мужественно. Это на руку имиджу нашей группы. К тому же множество девушек западает на него, а это очень важно. Я просто очень устаю от фанатов. Вы бы меня поняли, если б были на моем месте. Пусть Томо и женат, это не имеет значения. Неженатого и такого же талантливого хорвата мы просто не нашли.

— У моего старшего брата Шэннона (барабанщик 30stm — прим. ред.) во время тура был день рождения. Отмечать его нам пришлось в Сочи. Мы представляли, как будем рассматривать горы и пустующие олимпийские объекты, но организаторы концерта повели нас в баню. До сих пор не понимаю, как в такой жаре вы, русские, можете пить водку и сидеть совершенно без одежды в мужской компании, а потом еще и хлыстать себя березовыми прутьями. Честно говоря, баня — очень экстремальное изобретение. Обязательно опробую еще, только без прутьев. Это чертовски больно.

 

 

— После съемок «Далласского клуба покупателей» я часто стал получать сообщения гомосексуального характера от фанатов, но в России такого совершенно нет. Разве что только в Москве.

 

— Мне очень нравится Красная площадь в Москве. Была б моя воля — замостил бы красной плиткой все скверы и пешеходные улицы в России. Такая своеобразная дань коммунистическому прошлому.

 

 

— На концерте в Воронеже мне подарили «Оскар». Это статуэтка из белого пористого шоколада, завернутая в золотистую обертку. На вкус «это» напомнило вымоченный в воде крекер, но пользы было явно больше, чем от «Оскара» голливудского.

 

— Ни для кого не секрет, что я вегетарианец. Не могу не похвалиться, но однажды организацией по борьбе за права животных «РЕТА» я был признан одним из самых сексуальных вегетарианцев мира.

 

— Мне очень понравился ваш деревенский творог и кефир, которыми меня угостили после концерта в Тольятти. Жду не дождусь выступления в Киеве, чтобы вновь попробовать вареники. Сочетание этого блюда со сметаной — просто бомба. Вам, русским, с кухней очень повезло.

 

— О русской еде знаю мало. Мечтаю попробовать настоящий тульский пряник. Пожалуйста, не спрашивайте, откуда я о них знаю. Надеюсь, получится в следующий раз.

 

Джаред матерится

 

— Если говорить про Россию в целом, то все звезды, которые хотят умереть, как настоящие рок-звезды, должны приезжать жить к вам, потому то у вас дешевые сигареты и водка.

 

— Знаете, я часто захожу на профиль «Вконтакте» Алены Макеевой, которая добралась до меня в Киеве лет пять назад и оставила во внутреннем кармане моего пиджака ссылку на салфетке, и читаю комментарии. Хотите вам зачитаю? Только переводчик открою. «Красивые глаза, как океан… опасные, словно бездна, которая поглощает…». И это все про меня! Круто, да?

Профиль Джареда «В Контакте»

Запись с прошедшего концерта. Тольятти 15 марта 2015 год