1420

Кому, зачем: все, что нужно знать о новой галерее «Дневник»

Текст: Любовь Саранина Фото: Олеся Ши

8 апреля в Самаре открылась новая галерея современного искусства «Дневник», выставляться в которой, по идее, могут не художники, а просто горожане, которым есть, что сказать — в форме акций, фотографий, мемов или даже фигурок из пластилина. Единственное табу — живопись, которой в «Дневнике» объявили бойкот. Организаторами площадки выступили художница Татьяна Почтенная и культуртрегер Илья Саморуков, который представил здесь премьерную однодневную выставку с элементами перфоманса «Архив». На встрече он предложил зрителям забрать одну из накопленных им за несколько лет личных вещей; оставшуюся часть коллекции Саморуков уничтожил на шредере.

Зачем Самаре еще одно пристанище совриска, какова его связь с незабытой галерей «11 комнат», как арт-пространство уживается с магазином «Семья» и куда податься художникам, которые до сих пор пишут картины, — обо всем этом мы расспросили Илью после открытия «Дневника».

— Зачем вам и Самаре понадобилась эта галерея?

— Можно смело сказать, что в Самаре есть то, что называют арт-сценой. Здесь регулярно проходят выставки, есть художники, кураторы, государственные и частные институции. Есть сайт, который регулярно анонсирует события художественной жизни. В декабре прошлого года в галерее «Виктория» проходила выставка из центра «Гараж», которая называлась «Открытые системы». Она была о низовой активности маленьких, но живых галерей современного искусства, которые в девяностые и нулевые годы стали появляться в регионах. Сейчас все это уже становится историей искусства. Тот же «Гараж» активно весь этот архив популяризирует. Я ходил по той выставке и думал, что в Самаре таких галерей больше нет. Нет галерей современного искусства, где можно быстро сделать выставку. Такой была «11 комнат», но она давно закрылась, а молодые художники, которые когда-то туда приходили и делали там, что хотели, выросли и стали вполне успешными «производителями визуального».

И вот я подумал, а не создать ли независимую галерею, где можно учесть прошлый опыт, выстроить сознательную стратегию и «прокачать» новые тенденции? Мне захотелось делать там такое искусство или выставлять такие объекты, которые показались бы интересными и тем, кто в курсе контекста современного искусства, и тем, кто просто готов к чему-то странному и новому. В этом году в Самаре все стали активными, все хотят «что-то делать». Мне хочется делать что-то конкретное, чего не хватает лично мне. К тому же ко мне часто обращаются художники с предложением сделать выставку. В официальных институциях выставку быстро не организуешь — там все рассчитывается на год или даже больше, а в маленькой галерее это можно делать оперативно.

— Значит, новая галерея — это попытка создать нечто похожее на «11 комнат»?

—Я не могу выкорчевать из себя этот опыт. Мне нравилась эта галерея, она была первой в Самаре. Но тогда было другое время, другие даты, стояли другие задачи. Скажем так, в «Дневнике» живы традиции «11 комнат», но здесь также отражены и традиции «Галереи одной работы», которую курировал Андрей Сяйлев.

— В начале субботней встречи вы сказали, что переговоры об открытии галереи шли три месяца. Почему так долго?

— Это все-таки галерея. Идея созревает, трансформируется, происходят какие-то озарения, постепенно придумывается название. И три месяца не такой уж долгий срок.

— Не мешает ли галерее соседство с магазином «Семья» и необходимость звонить в домофон при входе?

— Место мне сразу понравилось. Оно находится в пространстве развития «Практика», где проходят занятия, связанные с искусством. Соседство с магазином никак не профанирует место творчества — даже добавляет ему уже привычный фон консьюмеристской иронии. Мы все ходим в магазины.

— Чем галерея будет полезна публике и художникам?

— У зрителей появится ещё одно место, где показывают искусство и происходит что-то интересное и современное. А художники и все те, кто готов что-то публично представить, смогут найти площадку для этого.

— Заявки на такое представление уже есть?

— Да. Их подают и известные художники — Глеб Песков, например, — и «не художники»: автором одной из следующих выставок станет Сергей Баландин.

— Вы заявляете «Дневник» как площадку, где можно выставить все, кроме картин. Где же выставляться художникам, которые работают в живописи?

— Где угодно, но, увы, не у нас. В Самаре есть любители живописи и даже современные искусствоведческие работы о ней. Мне это интересно, но давайте освободим хотя бы одну галерею от этого великого, но устаревшего медиума.

— Какую мысль транслирует ваш перфоманс «Архив»? Все ли получилось показать?

— Каждая выставка у нас соответствует части: как в романах — «Часть 1», «Часть 2» и так далее. Деление на части — один из любимых методов художественной работы у Татьяны Почтенной. Часть соответствует теме, а темы как-то сами приходят. Как только ты эту тему в себя впускаешь, ты начинаешь видеть её проявления.

Архив — это и про историю, и про музеи, и про искусство, и про цифровую реальность. Слово «архив» в наше поле зрения попадает ежедневно. Я показал, что можно делать с архивом: его можно показывать, хранить, восстанавливать, оцифровывать, передавать, выкидывать. Мне показалось, что зрители, по крайней мере, в момент перформанса к теме архива подключились.

— Публика во время перфоманса просила называть части уничтожаемого архива. Почему вы игнорировали эти просьбы и возникшую потом активность со стороны зрителей?

— Я рассказывал об этих документах и картинках, если меня просили об этом. Людей было много и, возможно, не удалось обратиться к каждому. В перформансе всегда возникают непредвиденные обстоятельства.

— Все ли выставки в новой галерее будут однодневными?

— Нет, такого ограничения нет. От моей экспозиции просто ничего кроме мусора не осталось, она как бы самоуничтожилась. До открытия ее видели слушатели занятий «Практики». И их реакция была заинтересованной, хотя они и не знали о галерее. «А что это?» — спрашивали они. Если такой вопрос возникает, значит, мы все делаем правильно.